logo
buhara
 

ал-Бухори

История - Бухара
ИМАМ ИСМОИЛ АЛЬ-БУХОРИ

 


   

И

 

сламу почти полторы тысячи лет С тех пор как пророк Мухаммед возвестил миру о своей вере в Аллаха, было много толкователей священного писания — Корана и Жития пророка. Но главным и наиболее почитаемым толкователем (мухаддисом) остается имам Исмаил аль-Бухари, ученый-энциклопедист, величайший и непревзойденный знаток и передатчик преданий о жизни пророка Мухаммеда. Исмаил аль-Бухари прошел весь путь познания Аллаха от начала и до конца и за свои божественные откровения почитался святым. Его восьмитомное собрание хадисов — рассказов, сообщений о жизни и делах пророка Мухаммеда, увидевшее свет еще в десятом веке под общим названием «Аль-Джами ас-Сахих», считается второй, после Корана, книгой мусульманского вероучения. Каноническим трудом Исмаила аль-Бухари стало толкование им Корана—«Тафсир аль-Коран». Эти труды сделали притягательным имя аль-Бухари для мусульман всего мира, прославили город Бухару, который явил миру столь высокого духом и знаниями имама, пламенного проповедника ислама, равного которому по проникновению в душу человека не было.
         Мухаммад ибн Исмаил ибн Ибрагим ибн аль-Мугира ибн Бардизбах Абу Абдаллах аль-Джуфи аль-Бухари родился в 810 году в городе Бухаре. Его родители были истинными мусульманами, их вера в Аллаха не знала сомнений. Ибо совсем немного времени прошло с тех пор как двоюродный брат пророка Кусам ибн Аббас принес в Мавераннахр веру в единого Бога, а вместе с ней и законы шариата. Ислам в Бухаре и Самарканде не сразу стал верой всех жителей этих славных городов. Древняя вера огнепоклонников — зороастризм — еще долго стояла на пути ислама. И были еще семьи, в которых читали молитвы и из священного писания мусульман Корана, и из доисторической Авесты. Но семья аль-Джуфи, отца маленького Исмаила, была истово мусульманской, пятикратный намаз совершали все ее члены. За исполнением всех положений ислама в семье следил ходжа Бардизбах Абу Абдаллах, дед Исмаила, настоятель одной из бухарских мечетей. Такая обстановка в семье самым благоприятным образом отразилась на мировоззрении Исмаила, который в шесть лет наизусть читал суры Корана, в десять — хадисы и другие откровения пророка Мухаммеда. Вся округа ставила в пример религиозность маленького Исмаила. И ведь было чему удивляться!
        В дом аль-Джуфи люди приходили издалека, чтобы послушать, как десятилетний мальчик читает наизусть сунны пророка Мухаммеда. А читал он серьезно, с удивительной духовной наполненностью, так не характерной для детей его возраста. Надо сказать, что сунны пророка—это образец и руководство и для всей мусульманской общины, и для каждого ее члена в отдельности. И никто из родных и близких Исмаила, никто из его духовников не догадывался, что столь ревностное отношение к священным писаниям мальчика есть следствие того, что ему еще в восьмилетнем возрасте явился святой Хизыр, слывший у мусульман одним из первых людей, которым Аллах даровал вечную жизнь. Хизыр постоянно путешествует по миру, совершает ежегодные паломничества в Мекку, молится по пятницам в мечетях Мекки и Медины, а иногда является отдельным людям как предвестник их судьбы.
        Святой Хизыр передал мальчику «Ан-Насс»—божественное повеление идти дорогой познания истинной веры в Аллаха; тогда ему откроется «батин»—скрытый смысл появления предвестника истины.
        Когда Исмаилу исполнилось четырнадцать лет, он стал упрашивать родителей разрешить ему совершить хадж— паломничество в Мекку и Медину, к святым местам пророка Мухаммеда. Родители, пораженные настойчивостью, с которой сын все повторял и повторял свою просьбу, дали слово исполнить его желание по достижении совершеннолетия. И вот этот благословенный момент в жизни молодого человека наступил. В 826 году Исмаил аль-Бухари вместе с другими паломниками начал далекий и трудный путь в Аравию. Семья все-таки не отправила юношу в хадж одного: вместе с ним в священные города Мекку и Медину шли его мать и старший брат. Ни в литературе, ни в преданиях не осталось сведений, как долго длился хадж для Исмаила и его родных. И год, и два, и три могло длиться паломничество в те времена, и далеко не все, кто отправлялся в нелегкий путь, возвращались домой. Но зафиксировано, что Исмаил начал паломничество в пятницу, тогда как все другие паломники вышли из Бухары в четверг. Исмаил аль-Бухари объяснил этот свой поступок тем, что сам Аллах сделал пятницу для мусульман особым днем. Пророк Мухаммед так объяснил значение этого дня для мусульман:
        «Пятница—владыка над днями. Перед Богом это самый большой из дней. Перед Аллахом этот день больше байрама, больше праздника жертв. Пятница имеет пять особых качеств. Первое—в пятницу Аллах сотворил Адама. Второе—в пятницу Аллах изгнал Адама на землю. Третье—в пятницу Аллах призвал Адама к себе. Четвертое—в пятницу наступает такой момент, когда Аллах непременно даст человеку то, что он у него попросит. Пятое—в пятницу будет Страшный суд».
         Совершив паломничество и получив звание хаджи, Исмаил аль-Бухари не вернулся вместе с матерью и братом в Бухару, а остался в Аравии. Причиной этого стало видение, которое пришло юноше ночью, во сне. Еще в Бухаре имам-хатиб квартальной мечети говорил ему, что мусульманину, который совершает паломничество к святым местам Мекки, желательно хотя бы одну ночь провести возле священного камня Каабы. Исмаил так и поступил. Вместе с паломниками-земляками, которых он уговорил, после вечернего намаза отправился к стенам священной Каабы. Пароду на площади мечети аль-Масджид аль-Харам было столько, что и косточке от хурмы негде было упасть. Толпа почти не двигалась. Только поздно ночью Исмаил и его товарищи с традиционным «бисмилляхи рахманиррахим» поцеловали священные стены аль-Каабы. Отошли на несколько шагов и уснули. И было здесь Исмаилу чудодейственное видение. Он увидел себя сидящим на молельном коврике. Он читал молитву ракат за ракатом, и тут кто-то подошел к нему, коснулся рукой плеча. Юноша повернулся, поднял голову. Увидел лицо пророка Мухаммеда, освещенное божественным сиянием. На пророке был зеленый тонкий халат, голову венчала белая чалма. Пророк улыбнулся и сказал: «Исмаил, Аллах видит твое рвение. Никто в столь раннем возрасте не стремился попасть в священную Мекку. Поэтому к тебе снизошел Рух аль-Илах—божественный дух. Рух аль-Илах наложил на тебя джабар—безусловное предопределение. Оно позволит тебе получать ат-танзил—божественные откровения. Истина этих откровений сокрыта в ад-даре — вечном вместилище в потустороннем мире. Ты станешь не только непревзойденным мухаддисом—знатоком и передатчиком моих хадисов, но и муджтахидом—авторитетом, который имеет право самостоятельно толковать основные вопросы веры в Аллаха. Для этого тебе надлежит обойти все страны аравийские, страны Магриба и Азии, найти держателей сунн и записать их».
         Когда Исмаил проснулся, сладостный трепет охватил его. Об увиденном во сне он промолчал. Он помнил завет Мудрецов: «Если ты хочешь кому-нибудь поведать свой сон, поведай его воде, она все унесет, и твое сновидение сбудется. Если же ты перескажешь кому-нибудь увиденное, Иблис подслушает твой рассказ и все испортит».
         Хадж закончился, караван с паломниками отправился в обратный путь, а Исмаил, благословив мать и брата, остался в Мекке. Он познакомился с одним благородным, добрым сердцем богословом, который изучал жизнь пророка Мухаммеда и его деяния, и поступил к нему переписчиком книг—почерк у юноши был очень красивый, каллиграфический. Звали богослова, мудрого факиха Ахмад ибн Хан-бал Абу Абдаллахем. Родом он был из Багдада, но в течение многих лет ездил из страны в страну, главным образом посещая общепризнанные центры мусульманской культуры, где встречался с наиболее видными мухаддисами, с которыми вел дискуссии на религиозные темы. Когда юный Исмаил поступил на службу к Ахмаду ибн Ханбалу, тому было 46 лет. Находившийся в расцвете сил Ахмад ибн Ханбал благодаря глубоким знаниям основ ислама и благочестивому образу жизни снискал авторитет среди ученых-исламистов разных течений и направлений. У него к тому времени уже хранился самый большой список хадисов — свиток длиной в сто двадцать локтей, заполненный с обеих сторон описаниями деяний пророка Мухаммеда.
         При посредничестве Ахмада ибн Ханбала Исмаил аль-Бухари в первые же месяцы жизни в Мекке окунулся в животворную среду ученых, жизнь которых была посвящена сунне. Почти каждый день в дом Ахмада ибн Ханбала приходили знаменитые ученые, такие, как Абу Йусуф, Ат-Шафи, Ваки ибн аль-Джаррахом, Йазад ибн Харин. А однажды дом Ахмада ибн Ханбала посетил сам глава мутазалитов Дан Абдул-Хузайла аль-Алафа. Между уважаемыми мухаддисами разгорелся жаркий спор. Гость был сторонником идеи о сотворенности Корана, которая умаляла роль пророка Мухаммеда как передатчика верующим божественного священного писания. Абдул-Хузайла, как и его сторонники, утверждал, что Коран не есть писание Аллаха; если это так, то в мире существуют два божества—Коран, которому должен неукоснительно следовать каждый мусульманин, и сам Аллах. По их мнению, Коран есть священное писание, сотворенное пророком Мухаммедом, и поэтому ему должно следовать не во всех случаях. В качестве доказательства сотворенности Корана пророком Мухаммедом Абдул-Хузайла приводил следующее: «Коран написан по-арабски, читается и слушается. Он разделен на части, и некоторые аяты отменены другими. Описанные в нем события относятся к прошедшему времени. Если бы Коран был вечной книгой, то для событий было бы употреблено будущее время. Коран содержит приказания и запрещения. Если бы он был вечной книгой, то к кому могли относиться эти приказания и запрещения? Если Коран существует вечно, то он должен был существовать и до вечности, и его предписания надлежало бы исполнять также в будущей жизни, вместе со всеми религиозными обрядами. Если Коран не сотворен Мухаммедом, а существует вечно, то в этом случае вечны и Бог, и Коран».
         Ахмад ибн Ханбал выслушал Абдул-Хузайла не перебивая, выказывая традиционное уважение к гостю, и ответил ему в мягких выражениях:
         — Люди не могут произвести ничего, подобного Корану. Аллах сотворил и Коран, и Мухаммеда. Для истинного мусульманина не существует ничего, кроме закона Бога и Его Пророка. Коран не может толковаться Кораном. Единственным основанием для толкования положений Корана могут быть предания о жизни и деяниях пророка Мухаммеда. Коран вечен, и его положения, переданные правоверным пророком Мухаммедом, должны неукоснительно соблюдаться всеми правоверными, включая халифов. А халифы не желают мириться с тем, что авторитет пророка Мухаммеда, который давно ушел из жизни, выше их авторитета.
         Беседа не сблизила позиции ученых мужей, каждый остался при своем мнении. Ловя каждое слово дискуссии духовных противников, юный Исмаил определил свой путь исканий. Истина, понял он, в доскональном изучении Корана, в высказываниях Пророка, в Его жизни. И он посвятил жизнь сбору высказываний пророка Мухаммеда и преданий о его жизни. За сорок пять лет подвижнической жизни он собрал шестьсот тысяч хадисов, но достоверными, то есть подтвержденными высшими духовными авторитетами, признал семь тысяч триста девяносто семь.
        Свой свод хадисов Исмаил аль-Бухари пополнил тридцатью тысячами преданий, которые хранил Ахмад ибн Ханбал. Переписывая эти предания по просьбе почтенного мухаддиса, Исмаил сделал копию и для себя. Он пополнял их всю жизнь. И делал это с радостью, с необыкновенным усердием.
         Ахмад ибн Ханбал вскоре покинул Мекку и возвратился в Багдад, где открыл школу для своих сторонников. Ему не нравились нововведения, наметившиеся в исламе, они искажали учение об истинной вере. Занятия в школе были посвящены изучению Корана и хадисов. Ахмад ибн Ханбал проводил их бесплатно. Он считал недостойным взимать плату за обучение Корану.
        Исмаил аль-Бухари последовал за своим наставником. Другие багдадские школы, более престижные, его не прельстили: все они были платные. Переписка книг давала ему скромный заработок. Сохранилось высказывание одного безвестного переписчика книг, который отдал этому занятию пятьдесят лет: «Изготовление копий книг—занятие жалкое и проклятое. Оно не дает ни хлеба для жизни, ни савана для смерти». Вскоре, однако, Исмаил аль-Бухари лишился и этого заработка. Официальные власти начали преследовать последователей Ахмада ибн Ханбала за их взгляды о несотворенности Корана.
        Правитель Багдадского халифата Аль-Мамун своим эдиктом обязал всех и каждого признать сотворение Корана и объявил учение мутазалитов официальной религией своего государства. Начались гонения на инакомыслящих. В Багдаде был учрежден верховный суд «дан», по сути дела, инквизиционный трибунал, беспощадный в отношении всех противников идеи сотворенности Корана. Школу Ахмада ибн Ханбала закрыли, а самого ученого приговорили к смерти. По первым умер халиф Аль-Мамун, и это спасло жизнь Ахмаду ибн Ханбалу. Халиф Мутаваккил, вступив на престол, первым своим указом объявил, что Коран вечен. И уничтожил ересь. Все это, однако, было политикой и имело мало общего с наукой. Основы религии были и оставались незыблемыми, ибо находились во власти Бога. Метания багдадских халифов не отразились на занятиях Исмаила аль-Бухари. Он был необыкновенно настойчив в поисках преданий о жизни Пророка и его изречений.
         Вскоре Исмаил аль-Бухари познакомился с удивительно чистым душой человеком—аль-Мухасиби (то есть «контролирующий себя»). Его полное имя было Абу Али аль-Харис ибн Асад аль-Анази, и жил он с 781 по 857 годы. Юноша сблизился» сдружился с этим богобоязненным, ведущим аскетический образ жизни человеком, судьба которого во многом была схожа с его собственной. Аль-Мухасиби, как и Исмаил аль-Бухари, в юном возрасте оставил родительский дом, отказался от наследства (его отец был баснословно богат) и стал ярым приверженцем мутазалитских идей о сотворенности Корана. Сам аль-Мухасиби признавал вечность Корана как божественного атрибута, но считал естественным, что Бог обращался к людям с откровениями через пророка Мухаммеда. Постижение истинного смысла Корана, полагал он, дается верующим через полное очищение от мирской скверны; праведность же всегда вознаграждается.
         Взгляды аль-Мухасиби на божественность Корана совпадали с мировоззрением Исмаила аль-Бухари, которому— на этот раз в Багдаде—вторично явился в видении Хазрат Хизыр. Посланник Бога явился к нему ночью во время молитвы и произнес лишь несколько сокровенных слов: «Запомни, Исмаил, в горнем и реальном мире существуют два Корана. Один вечный—слово Бога, другой сотворенный—книга Мухаммеда, копия первого Корана. Я открываю это тебе как человеку, который ведет истинный поиск божественного откровения. Аллаху так угодно. Следуй его указаниям, и ты никогда не собьешься с праведного пути». Святой Хизыр исчез так же внезапно, как и появился. А Исмаил аль-Бухари вновь обратился мыслью к доводам аль-Мухасиби. Теперь он видел в них предзнаменование Всевышнего.
         Исмаил аль-Бухари прожил в Багдаде несколько лет. Возмужал, душа же его осталась детски чистой. Он встретился со всеми мухаддисами, записал великое множество новых редакций хадисов. Затем отправился в Египет. В Александрии и Каире существовали известные, уважаемые в исламском мире школы мухаддисов. Особенно славилась школа ученого-суфи Зу-н-Нун аль-Мисри (796—860 годы). Исмаил аль-Бухари познакомился с ним в Багдаде. К тому времени он и сам был известен достаточно широко. За пять лет неустанной работы его каталог пополнился ста двадцатью тысячами преданий о жизни и высказываниях пророка Мухаммеда. Примечательно, что все эти хадисы он помнил наизусть. У молодого ученого-мухаддиса была феноменальная память. Его способности, его аскетический образ жизни и строгое следование шариату привлекли внимание многих ученых факихов и суфи.
         Будучи в Багдаде, Зу-н-Нун аль-Мисри пригласил к себе в Египет удивительного молодого человека. Исмаил аль-Бухари приглашение принял с благодарностью и отправился в путь, как только позволили обстоятельства. Его багаж не был обременен пожитками. Его большую часть занимала рукопись хадисов длиной в сто сорок локтей. В рукописи были записаны только начальные слова хадисов, зато давалась подробная характеристика передатчика самого предания со всей цепочкой, которая восходила к имени непосредственного свидетеля поступка или высказывания Пророка. Если бы не изумительная память Исмаила аль-Бухари, для размещения собранных им хадисов потребовалось бы по меньшей мере два верблюда. При его ограниченных финансовых возможностях купить или нанять двух верблюдов ему было бы крайне затруднительно. Недюжинный природный ум Исмаила аль-Бухари оказался тем безотказным инструментом, с помощью которого он держал в памяти огромное количество священных преданий.
         В Египте Исмаил аль-Бухари первое время жил в доме Зу-н-Нун аль-Мисри. Он еще ближе сошелся с ученым суфи—оба они были противниками мутазалитского догмата о сотворенности Корана. Пожив и напряженно поработав около года в Гизе под Каиром, Исмаил аль-Бухари переезжает в Александрию, затем посещает Дамаск, возвращается в Гизу к Зу-н-Нуну аль-Мисри, а еще через полгода отбывает в Мекку и Медину, совершая повторный хадж к святыням ислама.
        Исмаил аль-Бухари был не только неистовым собирателем хадисов, их обработчиком и систематизатором, но и их безукоризненным исполнителем. Моральные нормы, заложенные в хадисах, легли в основу его образа жизни. В Египте у него появились последователи и ученики. Начинающие богословы, изучающие путь Пророка, тянулись к скромному, немногословному, но много знающему факиху. Открылось, что, помимо перечисленных достоинств, Исмаил аль-Бухари обладает большим даром врачевателя. Давно замечено, что талант, даваемый человеку от Бога, «в одиночку не ходит». Собирая хадисы, Исмаил аль-Бухари по-особому воспринимал предания, в которых говорилось о болезнях и их лечении, о лекарствах, о священном слове, которое зачастую вылечивало быстрее, чем лекарства. По свидетельству очевидцев, он обладал, при малом росте и сухощавом теле, чрезвычайно сильной энергетикой. Энергия так и пульсировала в нем. Хадисы с медицинской тематикой он начал применять на практике. И вскоре о нем пошла новая слава—как о способном враче. Этот свой дар Исмаил аль-Бухари применял совершенно бескорыстно. Ему пытались платить—он отвергал плату. Натолкнувшись на его несговорчивость, исцеленный пациент обычно говорил: «Да вознаградит тебя Аллах!» На это Исмаил аль-Бухари неизменно отвечал: «Да сделает Аллах тебе это на пользу!»
        Но большая часть времени уходила на работу над хадисами. Когда число собранных преданий превысило 300 тысяч, он занялся их критической оценкой и обработкой. Работа над хадисами с самого начала была связана с отдельными авторитетами, которые стояли у основания цепочки непосредственного восприятия, поступка или высказывания Пророка. Он устанавливал, насколько надежен (сихат) этот источник или слаб (дуафа), насколько верно и полноценно переданы хадисы. Передатчик преданий, пользовавшийся недостаточно солидной или сомнительной репутацией, не мог нести людям божественное слово. Исмаил аль-Бухари стал составлять биографии свидетелей жизни и поступков Пророка, давать оценки хадисам, передатчиками которых они были. Работа над частными биографиями привела его к мысли о создании общей истории собирателей хадисов. Огромный, кропотливый труд ученого увенчался успехом мирового значения: возникли его многотомные хроники — биографии передатчиков хадисов и преданий под общим названием «Ат-тарах альКабир».
         В это время Исмаил аль-Бухари пришел к выводу, что хадисы следует группировать не только по их передатчикам (так поступали его предшественники), но и по тематике — исторические вместе с историческими, этические вместе с этическими, медицинские вместе с медицинскими и так далее. На составление свода хадисов, известного в мире как «Ас-Сахих», у Исмаила аль-Бухари ушло двадцать лет. 600 тысяч хадисов оставили его предшественники—он их выверил, затем систематизировал. 200 тысяч хадисов он записал сам. Свое собрание хадисов он разместил в 97 книгах, разделив их на 3450 глав. Оно включило в себя 7397 хадисов, скрупулезно выверенных, снабженных самыми подробными и достоверными сведениями о передатчиках. Любовь к Богу и его пророку Мухаммеду, безбрежная, как море, бездонная, как небо, получила свое законченное выражение в этом титаническом труде.
         Этот гигантский труд был по достоинству оценен мусульманами. Для большинства служителей ислама «Ас-Сахих» стал второй книгой после Корана. Без чтения священного Корана и хадисов «Ас-Сахих» не проходит ни один день у истинно верующих в Аллаха и Его пророка Мухаммеда, ибо в них заключен истинный свет величия жизни как на земле, так и на небесах.

        Свод хадисов «Аль-Джами ас-Сахих» Исмаил аль-Бухари начал так: «Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!
        Шейх и имам, знающий Коран наизусть, Абу Абдаллах Мухаммад б. Исмаил б. Ибрагим б. аль-Мугира аль-Бухари, да помилует его Аллах Всевышний, аминь, сказал:
         Умар б. аль-Хаттаб, да будет доволен им Аллаха, передал: «Я слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, говорил: «Поистине все дела связаны с намерениями и, поистине, каждому мужу дается то, что он внутренне намеревался обрести. Устремившийся к миру этому обретает его, а если он устремляется к какой-нибудь женщине, то женится на ней, и каждый идет к тому, что было предметом его устремлений». Аль-Харис б, Хишам, да будет доволен им Аллах, спросил посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует: «О посланник Аллаха, как приходят к тебе откровения?» Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, ответил: «Иногда я слышу нечто вроде звона, и это действует на меня сильнее всего, когда же я запоминаю произносимое, это уходит от меня, а иногда ангел предстает передо мной в образе человека, и я запоминаю то, что он говорит». Айша, да будет доволен ею Аллах, сказала: «Я видела, как в один очень холодный день ему было ниспослано откровение, которое впоследствии прекратилось, и, поистине, лоб его в это время был покрыт потом».
         Мать правоверных Айша передала: «Началом откровений, ниспославшихся посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, стало благое видение во сне, а впоследствии он никогда не видел иных видений, кроме приходивших подобно утренней заре. Затем ему была внушена любовь к уединению, и он стал часто уходить в пещеру на гору Хира, пока ему не открылась истина. К нему явился ангел и сказал: «Читай!»—на что я ответил: «Я не умею читать». Тогда он взял и сдавил меня так, что напряжение мое достигло предела, а затем он отпустил меня и сказал: «Читай!» Я снова сказал: «Я не умею читать». И он взял и сдавил меня во второй раз так, что я опять напрягся до предела, а затем он отпустил меня и сказал: «Читай!»—и я в третий раз ответил: «Я не умею читать!» И он взял и давил меня в третий раз, а затем отпустил, сказав: «Читай! Во имя Господа твоего, который сотворил—сотворил человека из сгустка. Читай!»
        И посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сердце которого трепетало от страха, вернулся с этим, вошел к Хадидже б. Хувайлид и сказал: «Укройте меня, укройте меня!»—и его укрыли покрывалом, и он оставался в таком положении, пока страх его не прошел, после чего он сообщил Хадидже о случившемся. И Хадиджа вышла с ним и шла, пока не привела его к Бараке б. Науфалю б. Асаду б. Абд аль-Узза, сыну дяди Хадиджи, который давно принял христианство. Он знал письменность иудеев и выписывал из Евангелия по-древнееврейски то, что было угодно Аллаху, будучи уже глубоким слепым старцем. И посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сообщил ему о том, что он видел. Услышав его слова, Барака сказал: «Это тот же ангел, которого Аллах посылал к Мусе! О, если бы я был молод в эти дни, о если бы я был жив, когда народ твой станет изгонять тебя!» Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, спросил: «А разве они изгонят меня?» Барака ответил: «Да, ибо когда являлся человек, который приносил нечто подобное тому, с чем пришел ты, люди всегда с ним враждовали. Но если застанет меня в живых день твоего пророчества, я окажу тебе помощь и поддержку!» Однако Барака вскоре умер, а сила воздействия откровений временно уменьшилась».
         Джабирь б. Абдаллах аль-Ансари, рассказывавший о природе откровении, передал: «Сказал Пророк: «Однажды, когда я был в пути, я вдруг услышал голос с неба. Я посмотрел наверх и увидел ангела, приходившего ко мне на гору Хира, а теперь восседавшего на троне между небом и землей. Я испугался его, вернулся и сказал: «Укройте меня! Укройте меня!»—и тогда Аллах Всевышний ниспослал такие слова: «О, завернувшийся! Встань и увещевай людей о словах Аллаха, и скверны беги!» И жар откровений усилился, и они стали ниспосылаться посланнику Аллаха одно за другим». Ибн Аббас относительно слов Всевышнего: «Не шевели свой язык с этим, чтобы ускорить его» передал следующее: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, всегда испытывал напряжение во время ниспослания откровений, что явилось одной из причин, заставлявших его шевелить губами и сразу же повторять услышанное от Джабраила. И Аллах Всевышний ниспослал такие аяты: «Не шевели свой язык с этим, чтобы ускорить его. Поистине, на Нас лежит собирание его и чтение». Ангел сказал посланнику Аллаха: «Аллах собрал аяты Корана для тебя в сердце твоем, и ты должен читать его, но если Мы читаем его, то следуй за его чтением». Ангел сказал посланнику: «Во время откровения выслушивай то, что передается тебе, и молчи, затем, поистине, на Нас лежит его разъяснение, а затем Мы должны помочь тебе читать его». И после этого посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, читал услышанное подобно тому, как читал это Джабраил».

         Из книги веры
         «Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного! Ибн Умар передал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Ислам основывается на пяти столпах: свидетельстве о том, что нет бога кроме Аллаха, и что Мухаммед—посланник Аллаха, совершении молитвы, выплате заката, совершении паломничества в Мекку и соблюдении поста в течение месяца рамадан». Абу Хурайра передал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Вера состоит из более чем шестидесяти различных частей, а стыд является одной из частей веры».
         Абдаллах б. Амр передал: «Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Истинным мусульманином является тот, кто не причиняет своим языком и руками зла другим мусульманам, а мухаджиром является тот, кто отстраняется от запрещенного Аллахом». Абдаллах б. Амр слышал, что один человек спросил Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует: «Какое из проявлений ислама является наилучшим?»—на что ответил: «Лучшее проявление ислама состоит в том, чтобы ты угощал мусульман и приветствовал тех из них, кого знаешь и кого не знаешь».
         Анас слышал, как Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Не уверует никто из вас по-настоящему, пока не станет желать брату своему того же, чего желает себе самому». Анас слышал, как Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Не уверует никто из вас по-настоящему до тех пор, пока не полюбит меня больше, чем отца своего и всех других людей».
         Передал Анас, что Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Лишь тот ощутил сладость веры, кто отличается тремя качествами: любит Аллаха и Пророка Бго больше, чем все остальное, любит других только ради Аллаха и не желает возвращаться к безбожию так же, как не желает он, чтобы его бросили в огонь».
         Анас передал слова, услышанные им от Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, который сказал: «Признаком веры является любовь к ансарам, а признаком лицемерия—ненависть к ним».
         Убада б. ас-Самит передал, что один раз, когда вокруг посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, собралась группа его сподвижников, он сказал им: «Присягните мне, что не будете веровать ни в кого, кроме Аллаха, не станете воровать, прелюбодействовать, убивать своих детей, распространять измышленную вами ложь и противодействовать велениям Аллаха. Аллах наградит тех из вас, кто будет верен этой клятве, а уличенный в каком-нибудь нарушении, кроме многобожия, будет наказан в этом мире, и ему придется искупить свой грех. Если же человек нарушит свою клятву частично, а Аллах скроет его прегрешение, то Аллах и будет решать его участь, и если захочет, то простит, а если захочет иного, то накажет его». «И мы поклялись ему в этом»,—сказал Убада.
         Абу Сайд аль-Худри передал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Скоро настанет время, когда лучшим имуществом для мусульманина будут овцы, за которыми он станет ходить по горным вершинам и тем местам, где идут дожди, убегая с религией своей от искушений». Айша передала: «Когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, повелевал делать что-либо своим сподвижникам, то повелевал им лишь то, что они в состоянии были вынести, а они один раз сказали: «Поистине, мы отличаемся от тебя, о посланник Аллаха, ведь Аллах простил тебе то, что предшествовало из твоих грехов и что было позже». Услышав это, он разгневался так, что это стало заметно по его лицу, и сказал: «Я лишь больше боюсь Аллаха и больше знаю о Нем, чем вы!»
         Ибн Аббас передал: «Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Мне был показан ад, и оказалось, что большинство из находящихся там—женщины, проявившие неблагодарность». Его спросили: «Они не веровали в Аллаха?» Он ответил: «Они проявили неблагодарность по отношению к своим мужьям и не были благодарны за добро, которое им делали. Если бы ты делал кому-либо из них добро всю твою жизнь, а потом она увидела бы от тебя нечто ей неприятное, то такая женщина сказала бы: «Я никогда не видела от тебя добра».
         Аль-Мамур передал: «Я повстречал в Рабазе Абу Зарра и увидел, что он был одет так же, как и его слуга. Я спросил его о причине этого, и он ответил: «Дело в том, что я как-то раз ругал одного человека, упрекая его из-за его матери. Услышав это, Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал мне: «О, Абу Зарр, неужели ты упрекал его только из-за его матери? Поистине, ты—человек, в котором сохранились остатки джахилийи! Ведь ваши братья по вере служат вам, ибо Аллах сделал некоторых из них подвластными вам, а если человек владеет братом своим, то пусть он кормит его тем же, что ест сам, и одевает его в такую же одежду, которую носит сам. Не следует вам поручать таким людям то, что окажется для них непосильным, а если вы станете поручать им нечто подобное, то оказывайте им помощь!»
        Абу Бакр передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Если два мусульманина скрестят мечи, то и убийца, и убитый попадут в ад». Абу Бакра спросил: «О посланник Аллаха, этот— убийца, но почему же и убитый окажется в аду?» Он ответил: «Поистине, потому что и он хотел убить своего товарища!»
         Абдаллах б. Амр передал, что Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Истинным лицемером является тот, кто объединил в себе четыре качества, а тот, кто обладает хотя бы одним из них, не избавится от лицемерия до тех пор, пока не преодолеет этого качества. Четырьмя, о которых идет речь, отличается тот, кто предает, если ему доверяются; лжет, если рассказывает о чем-либо; поступает вероломно, если заключает договор с кем-либо; и преступает границы закона, если враждует с кем-либо».
         Абу Хурайра передал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Тому, кто станет выстаивать Ночь предопределения, делая это по вере своей ради Аллаха, простятся его прежние грехи».
         Абу Хурайра передал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Тому, кто соблюдает пост во время рамадана, с верой и надеждой на награду Аллаха, будут прощены его прежние грехи».
         Абу Хурайра передал, что Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Поистине, религия ислама легка для людей, но если кто-нибудь начинает бороться с ней, она обязательно побеждает его, поэтому придерживайтесь правильного, стремитесь к наилучшему поклонению Аллаху, радуйтесь и просите Аллаха о помощи рано утром, поздно вечером и в некоторые часы ночи». Абу Хурайра передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Если будет ислам любого из вас истинным, то за каждое благое дело, совершенное им, запишется ему десятикратно и более того, до семисот крат, и в той же мере запишется ему за каждое дурное дело».
         Айша передала, что как-то Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, вошел к ней, когда у нее находилась одна женщина. Он спросил: «Кто эта женщина?» Айша ответила: «Такая-то»,—и стала хвалить ее за то, что она постоянно молится. Пророк же сказал: «Прекрати! Вы должны делать то, что можете, ибо, Аллахом клянусь, Аллаху не наскучат ваши дела до тех пор, пока вы не заскучаете, устав от них; ведь больше всего Аллах любит такую религию, в которой исповедующий ее проявляет наибольшее постоянство».
         Тальха б. Убайдуллах передал, что к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, пришел один человек из Неджда с растрепанными волосами и спросил об обязанностях принявшего ислам. В ответ посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Мусульманин должен совершать пять молитв в течение дня и ночи». Человек спросил: «А обязательно ли молиться сверх этого?» Пророк ответил: «Нет, если только не пожелаешь молиться дополнительно по своей воле»,—а затем посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Кроме того, мусульманину следует поститься в течение всего рамадана». Человек спросил: «А надо ли поститься сверх этого?» Пророк ответил: «Нет, если только не пожелаешь этого по своей воле». Тальха сказал: «Затем посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, упомянул о выплате закята. Тот человек спросил: «А надо ли платить сверх этого?» Пророк ответил: «Нет, если сам того не пожелаешь». Тальха сказал: «Выслушав слова Пророка, этот человек направился к выходу, говоря следующее: «Клянусь Аллахом, я ничего не стану добавлять к этому и ничего не убавлю»,—а посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Он преуспеет, если говорит искренне».
        Абу Хурайра передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Тот, кто провожал погребальные носилки мусульманина, храня веру и надеясь на награду Аллаха, и был с ним до окончания чтения молитвы и погребения умершего, получит воздаяние в два карата, каждый из которых по весу будет подобен горе Ухуд. Воздаяние же того, кто прочитает молитву над носилками с телом, а потом вернется к себе, не дождавшись погребения, составит лишь один карат».
        Передал Абдаллах б. Масуд, что Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Поношение мусульманина мусульманином—грех, а сражение мусульманина с мусульманином—свидетельство безбожия обоих». Ан-Нуман б. Башир передал, что слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Дозволенное очевидно и запретное очевидно, а между ними находится сомнительное, о котором множество людей не имеет ясного суждения. Тот, кто остерегается сомнительного, освобождается от него ради религии своей и чести своей, а тот, кто занимается сомнительным, уподобляется пастуху, который пасет стадо свое около заповедного места и вот-вот окажется на запретной земле. Разве не имеет каждый владыка такого заповедного места и разве не является заповедным местом Аллаха то, что Он запретил людям? Разве нет в теле человека кусочка мяса, который, будучи хорошим, делает хорошим и все тело, а будучи негодным, делает негодным и все тело? И разве этот кусочек не сердце?»
        Абу Масуд передал, что Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Если человек станет расходовать деньги на свою семью, надеясь на награду Аллаха, это зачтется ему наравне с милостыней».
        Саид б. Абу Ваккас передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Поистине, как бы ни потратил ты свои деньги ради лика Аллаха, ты обязательно получишь свою награду за это, в том числе и за то, что ты тратишь на пропитание своей жены».

         Из книги знания
         Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!
         Ибн Умар передал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Есть среди деревьев такое, листья которого не опадают, и поистине, оно подобно мусульманину. Это пальма».
         Абу Вакид аль-Ляйси передал: «Однажды, когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сидел в мечети с людьми, туда пришли три человека, двое из которых подошли к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, чтобы приветствовать его, а один ушел. Эти двое остановились около посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, и один из них увидел свободное место в кругу сидевших людей и сел среди них, другой сел позади них, что же касается третьего, то он повернулся и ушел. Когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, закончил говорить с людьми, он сказал: «Сообщить ли вам нечто об этих трех людях? Один из них искал приюта у Аллаха, и Аллах дал ему приют, другой устыдился, и Аллах устыдился его, а третий отвернулся, и Аллах отвернулся от него». Знание должно предшествовать слову и делу по слову Аллаха Всевышнего: «Знай же, что нет божества, кроме Аллаха...» Сказав это, Аллах Всевышний начал со знания, ибо, поистине, знающие—наследники пророков, которые завещали им знание. Тот, кто приобрел знание, получил большой удел, а тому, кто вступил на путь поиска знания, Аллах облегчит путь к раю. Аллах Всевышний, да увеличится слава Его, сказал: «Ведь боятся Аллаха из его рабов знающие...» Аллах Всевышний также сказал: «Эти притчи Мы приводим людям, но разумеют их только сведущие». В Коране также написано: «Они сказали: «Если бы мы слушали и разумели, то не были бы мы среди обитателей огня». Аллах Всевышний также сказал: «Скажи: «Разве сравняются те, которые знают, и те, которые не знают?» Пророк же, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Того, кому Аллах желает добра, Он наставляет в религии». Поистине, знание приобретается с помощью изучения, а Абу Зарр сказал: «Если даже вы приставите острый меч к этому месту,—и он указал на свою шею,—и я успею подумать, что смогу довести до людей слова, которые я слышал от Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, прежде чем вы ударите меня мечом, то я непременно сделаю это». Ибн Аббас же сказал: «Будьте людьми Божьими, то есть кроткими, понимающими и знающими». Говорят еще, что человек Божий это тот, кто начинает воспитывать людей с помощью малого в знании, а затем переходит к большому.
         Ибн Масуд передал: «Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, проявлял о нас заботу, обращаясь к нам с увещеваниями лишь в отдельные дни, ибо он не желал, чтобы его слова вызывали у нас скуку».
         Анас передал, что Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Будьте для людей легкими и не будьте для них тяжелыми, возвещайте им благое и не отталкивайте их от себя». Муавийя, произносивший проповедь, передал: «Я слышал, как Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Если Аллах пожелает человеку добра, Он станет наставлять его в религии, и, поистине, я только распределяю, а дает Аллах, что же касается этой общины, то она не прекратит своего существования, если будет основываться на велениях Аллаха, и не принесут вреда мусульманам противники их до тех пор, пока Аллах не захочет этого».
        Умар б. аль-Хаттаб сказал: «Вам следует обрести понимание, прежде чем вы достигнете власти над другими людьми». Абу Абдаллах аль-Бухари сказал: «Стремиться к большему пониманию следует и после этого, ибо сподвижники Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, учились и в старости».
        Абдаллах б. Масуд передал: «Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Зависть допустима только в двух случаях: если завидуешь человеку, которому Аллах дал богатство, позволив потратить его подобающим образом, и если завидуешь человеку, получившему от Аллаха мудрость, которой он руководствуется и которую передает другим».
         Абдаллах б. Аббас сказал: «Когда я был близок к совершеннолетию, я приехал в Мину для совершения молитвы, сидя верхом на ослице. В это время посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, молился в Мине, обратившись лицом не в сторону стены, и я прошел перед ним мимо части ряда молившихся людей, отпустил ослицу пастись, а сам занял место в ряду, и мне не высказали порицания за это».
         Абу Муса передал, что Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Указания и знание, с которыми Аллах послал меня к людям, подобны обильному дождю, выпавшему на землю. Часть ее была чистой, и она приняла воду и породила множество разных растений. Другая часть земли была сухой и задержала воду, впитав ее, а Аллах сделал ее полезной людям, которые стали пить воду, поить скот и получили возможность обрабатывать землю. Кроме того, дождь выпал и на другую часть земли, которая была ровной и гладкой и поэтому не задерживала воду и трава не росла на ней. Все это подобно тем, кто обрел понимание в религии Аллаха, и им принесло пользу то, с чем послал меня Аллах, и они получили знание и стали передавать его другим. Это подобно также и другим, которые не обратили на это внимания и не приняли указаний Аллаха, с которыми я был послан».
        Анас передал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Поистине, одним из признаков наступления часа воскресения из мертвых будет исчезновение знания и упрочение невежества, неумеренное употребление вина и распространение распутства».
        Анас сказал: «Клянусь, я передам вам хадис, которого никто не передаст вам, кроме меня. Я слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Одним из признаков наступления часа воскресения из мертвых будет то, что количество обладающих знанием уменьшится, а невежество и распутство распространятся, и возрастет количество женщин, а количество мужчин сократится, так что на пятьдесят женщин будет приходиться один мужчина, опекающий их».
        Ибн Умар передал: «Я слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Однажды я увидел во сне, что мне поднесли кубок молока, и я пил его, пока не увидел, что от насыщения влага выходит из-под моих ногтей, и после этого я дал оставшееся Умару б. аль-Хаттабу. Присутствовавшие спросили: «Как же ты истолковал этот сон, о посланник Аллаха?» Он ответил: «Молоко—это знание».
        Абдаллах б. Амр б. аль-Аси передал, что во время прощального паломничества посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, остановился в Мине из-за людей, задававших ему вопросы. К нему подошел один человек и сказал: «По своему незнанию я побрил себе голову до того, как принес жертву». Пророк сказал: «Приноси жертву, нет на тебе греха». Потом к нему подошел другой человек и сказал: «По своему незнанию я заколол жертвенное животное до того, как начал побивать идолов камнями». Пророк сказал: «Сделай это, и нет на тебе греха». И о чем бы ни спрашивали Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, относительно сделанного раньше или позже чем нужно, он неизменно говорил в ответ: «Делай то-то, нет на тебе греха».
         Малик б. аль-Хувайрас передал: «Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал нам: «Возвращайтесь к своим родственникам и учите их».
        Передал Абдаллах б. Абу Муляйка, что Укба б. аль-Харис женился на дочери Абу Ихаба б. Азиза, после чего к нему пришла одна женщина и сказала: «Поистине, я кормила грудью и Укбу, и ту, на которой он женился». Укба сказал ей: «Я не знал, что ты вскормила меня, ведь ты не говорила мне об этом»,—а затем он отправился верхом к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, который находился в Медине, и попросил его совета в связи с тем, что он узнал от той женщины. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал ему: «Как же ты можешь жениться на ней после того, что было сказано тебе?» И Укба расстался с ней, и она вышла замуж за другого человека.
        Умар б. аль-Хаттаб передал: «Я и мой сосед из числа ансаров из племени бану умаййя б. зайд, жившего в селениях близ Медины, по очереди приходили к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, в гости. Мой сосед проводил у него один день, и я проводил у него один день, и когда я бывал у Пророка, то сообщал своему соседу о том, какие откровения были ниспосланы ему в этот день, а когда он бывал у Пророка, то делал то же самое. В один из дней, когда пришла его очередь, мой товарищ из числа ансаров был у Пророка, а вернувшись, с силой постучал в мою дверь и спросил: «Он там?» Я испугался и вышел к нему, а он сказал: «Произошло важное событие!» Я пришел к Хавсе и увидел, что она плачет. Я спросил ее: «Разве посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, дал вам развод?»—а она ответила: «Не знаю»,— после чего я зашел к Пророку, да благословит его Аллах и да приветствует, и спросил его, не садясь: «Разве ты дал развод своим женам?» Он ответил: «Нет». Я же сказал: «Аллах велик!»
         Абу Масуд аль-Ансари передал: «Один человек сказал, обратившись к Пророку: «О посланник Аллаха, я едва могу завершить молитву из-за того, что такой-то проводит ее с нами очень долго». Абу Масуд сказал: «И я никогда не видел, чтобы Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, увещевая людей, проявлял более сильный гнев, чем в тот день. Он сказал: «О люди, поистине, вы отталкиваете верующих от молитвы, затягивая ее, и пусть тот, кто молился с людьми, будучи предстоятелем, облегчает для них тяжесть ее, ибо, поистине, среди них может оказаться больной, слабый и нуждающийся в чем-либо!»
         Зайд б. Халид аль-Джухани передал, что один человек спросил Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, о том, что следует делать с найденным. Пророк ответил ему: «Сначала узнай, кому принадлежит веревка, которой связано найденное»,—или же он сказал: «...сосуд, в котором находится найденное, и колпачок этого сосуда»,— и далее: «а затем рассказывай о своей находке людям в течение года, после чего ты можешь пользоваться ею, но если к тебе придет хозяин найденного, ты должен отдать эту вещь ему». Человек спросил: «А что делать с заблудшими верблюдами?» Услышав это, Пророк так разгневался, что щеки его покраснели, и сказал: «А что тебе до них, ведь на них будут меха и у них есть копыта? Они сами придут к воде и станут пастись среди деревьев, поэтому тебе следует отпустить их, чтобы этих верблюдов мог найти хозяин». Этот человек снова спросил: «А что делать с заблудшими овцами?» Пророк ответил: «Они будут принадлежать тебе, или брату твоему, или волкам, которые съедят их».
        Анас передал, что когда Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, обращался к людям со своими словами, он повторял сказанное трижды, чтобы его правильно понимали, а если он приходил к людям и приветствовал их, то повторял свое приветствие три раза.
         Передал нам Абу Бурда слова своего отца, сказавшего: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Троим предназначена двойная награда: человеку из числа имеющих Священное Писание, который верит своему пророку, но верит также Мухаммеду,—да благословит его Аллах и да приветствует,—подневольному рабу, если он отдает должное и Аллаху Всевышнему, и своим хозяевам, а также человеку, который, имея рабыню, воспитывал ее и делал это хорошо, а потом освободил ее и женился на ней, ему уготована двойная награда».
        Абу Хурайра передал: «Однажды я спросил Пророка: «О посланник Аллаха, кто из людей достигнет наивысшего счастья в День воскресения благодаря твоему заступничеству?» Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, ответил: «Я так и думал, о Абу Хурайра, что никто не спросит меня об этом раньше тебя, ибо я видел, сколь велико твое стремление слушать мои слова, а наивысшего счастья в День воскресения благодаря моему заступничеству достигнет тот, кто говорил: «Нет Бога, кроме Аллаха»,—будучи искренним в сердце своем».
         Умар б. Абд аль-Азиз написал в одном из посланий своему наместнику в Медине Абу Бакру б. Хамзу следующее: «Проверь, какие из хадисов о посланнике Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, остались еще в памяти людей, и запиши их, ибо, поистине, я убоялся, что знание исчезнет и знающие умрут, и пусть не будет записано ничто, кроме хадисов о Пророке, да благословит его Аллах и да приветствует, и пусть знающие распространяют знание, и пусть они сидят в собраниях, чтобы учить тех, кто не знает, ибо, поистине, знание не умрет до тех пор, пока не станет тайной».
         Абу Саид аль-Худри передал: «Однажды женщины сказали Пророку, да благословит его Аллах и да приветствует: «Мужчины одолели нас в борьбе за возможность поговорить с тобой, выдели же для нас особый день по своему выбору!» И Пророк пообещал им выбрать определенный день и стал встречаться с ними, увещевая их и повелевая им придерживаться тех или иных установлений религии; и среди прочего он однажды сказал им: «Любой женщине из вас, которая представит троих рожденных ею детей, они послужат защитой от пламени ада». Одна женщина спросила: «А если у нее двое детей?» Пророк ответил: «И двое тоже».
         Передал Ибн Абу Муляйка, что Айша, жена Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, услышав нечто неизвестное ей, всегда обращалась за разъяснениями к Пророку, чтобы понять это. Однажды Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Тот, у кого потребуют отчета, будет подвергнут мучениям». Айша сказала: «Я сказала Пророку: «Разве Аллах Всевышний не говорит: «...тот будет рассчитан расчетом легким?..» Айша сказала: «Пророк сказал мне в ответ: «Поистине, так действительно было сказано, но тот, у кого потребуют серьезного отчета в День воскресения, погибнет».
         Абу Шурайх сказал Амру б. Сайду, посылавшему войска в Мекку: «Позволь мне, о начальник, передать тебе слова, произнесенные Пророком, да благословит его Аллах и да приветствует, на следующий день после завоевания Мекки. Я слышал эти слова своими ушами, сердце мое сохранило их, и я был свидетелем того, как он произносил их. Он восславил Аллаха и возблагодарил Его, а потом сказал: «Поистине, Мекку объявил священной Аллах, а не люди, поэтому непозволительно человеку, верующему в Аллаха и последний день, проливать в этом городе кровь и вырубать в нем деревья, и если кто-нибудь посчитает допустимым сражаться с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, в Мекке, то скажите ему: «Поистине, Аллах позволил это своему посланнику, но не позволил вам!» Однако и мне, поистине, Он позволил это делать в Мекке лишь в определенное время дня, а затем сегодня же она стала для меня такой же неприкосновенной, как и вчера, и пусть присутствующий известит об этом отсутствующего!» Абу Шурайха спросили: «Что же сказал тебе на это Амр?» Абу Шурайх ответил: «Амр сказал: «О Абу Шурайх, я знаю лучше тебя, что Мекка не защитит непокорного, пролившего чужую кровь и совершившего кражу».
        Абу Хурайра передал: «Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Называйте меня по имени и не употребляйте при обращении ко мне мою кунью. Если кто-нибудь из вас увидит меня во сне, это будет означать, что он действительно увидел меня, ибо дьявол не может являться человеку в моем образе, а если кто-нибудь из вас возводил на меня ложь намеренно, пусть сядет в аду на свое сиденье, сделанное из пламени!»
         Ибн Аббас передал: «Когда предсмертные страдания Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, усилились, он сказал: «Принесите мне принадлежности для письма, я продиктую послание для вас, благодаря которому вы не сойдете с правильного пути». Видя состояние Пророка, Умар б. аль-Хаттаб сказал присутствовавшим из числа сподвижников Пророка: «Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, испытывает сильные страдания, а у нас есть Коран и этого нам достаточно»,—но мнения собравшихся разделились, и поднялся шум, и тогда Пророк сказал: «Удалитесь от меня, не следует спорить в моем присутствии!»—и Ибн Аббас вышел, говоря: «Истинным бедствием обернется то, что помешало посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, записать его слова!»

         Из книги молитвы
         Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!
         Анас б. Малик сказал: «Абу Зарр, да будет доволен им Аллах, передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Однажды, когда я находился в Мекке, крыша моего дома разошлась и сверху опустился Джабраил. Он рассек мне грудь, потом омыл ее изнутри водой Замзама, а потом принес золотой таз, наполненный мудростью и верой, и влил его содержимое мне в грудь. Затем он закрыл ее, взял меня за руку и вознесся со мной к низшему небу, где сказал хранителю его: «Открывай!» Тот спросил: «Кто это?» Он ответил: «Джабраил». Тот снова спросил: «Есть ли с тобой кто-нибудь?» Джабраил ответил: «Да, со мной Мухаммед, да благословит его Аллах и да приветствует!» Тот снова спросил: «Тебя посылали за ним?» Джабраил ответил: «Да»,—и когда нам открыли, мы вознеслись над низшим небом и вдруг увидели сидящего человека, справа и слева от которого стояли люди, и этот человек смеялся, поворачиваясь направо, и плакал, поворачиваясь налево. Увидев меня, он сказал: «Простор праведному пророку и хорошему сыну!» Я спросил Джабраила: «Кто это?» Он ответил: «Это Адам, а люди, стоящие справа и слева от него, это души его потомков, и стоящие справа попадут в рай, а стоящие слева—в ад, поэтому он смеется, когда смотрит направо, и плачет, когда смотрит налево». А затем он вознесся со мной ко второму небу и сказал его хранителю: «Открывай!»—и тот стал говорить ему то же, что и первый, а потом открыл врата этого неба». Анас сказал: «И Абу Зарр рассказал, что Пророк встретил на разных небесах Адама, Идриса, Мусу, Ису, Ибрахима, да благословит их Аллах, но он не стал уточнять, где они пребывают, если не считать его упоминания о том, что Пророк видел Адама на низшем из небес, а Ибрахима—на шестом небе». Анас сказал: «И когда Джабраил провел Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, мимо Идриса, тот сказал: «Простор праведному пророку и хорошему брату!» Пророк сказал: «И я спросил: «Кто это?»—а Джабраил ответил мне: «Это Идрис». Потом я прошел мимо Мусы, который сказал: «Простор праведному пророку и хорошему брату!»—и я спросил: «Кто это?»—а Джабраил ответил: «Это Муса». Потом я прошел мимо Исы, который сказал: «Простор праведному пророку и хорошему брату!»—и я спросил: «Кто это?»—а Джабраил ответил: «Это Иса». Потом я прошел мимо Ибрахима, который сказал: «Простор праведному пророку и хорошему сыну!»—и спросил: «Кто это?»—а Джабраил ответил: «Это Ибрахим, да благословит его Аллах и да приветствует». Потом он стал подниматься со мной, пока я не достиг такой высоты, на которой услышал скрип перьев. И Аллах вменил в обязанность членам моей общины пятьдесят ежедневных молитв, после чего я стал возвращаться и возвращался, пока не прошел мимо Мусы, который спросил меня: «Какие обязанности возложил Аллах через тебя на твою общину?» Я ответил: «Он сделал обязательными для них пятьдесят ежедневных молитв». Услышав это, Муса сказал: «Возвращайся к своему Господу, ибо община твоя не вынесет этого!»—и я вернулся к Господу, который уменьшил это количество наполовину. После этого я вернулся к Мусе и сказал ему: «Он уменьшил это количество наполовину». Муса сказал: «Возвращайся к Господу своему снова, ибо община твоя не вынесет и этого!» И я снова вернулся к Нему, а Он уменьшил оставшееся наполовину. После этого я опять пришел к Мусе, который сказал: «Возвращайся к Господу своему, ибо, поистине, община твоя не вынесет и этого!»—и я вернулся к Нему, и Он сказал: «Здесь будет пять, а здесь—пятьдесят, ибо слово Мое неизменно». И я снова пришел к Мусе, который сказал: «Возвратись к Господу своему!»—но на этот раз я сказал ему в ответ: «Я устыдился Господа своего!»—после чего он отправился со мной в путь и привел меня к лотосу крайнего предела, цвет которого я не смог сравнить ни с чем из виденного мною ранее, а потом я был введен в рай и увидел там подвешенные жемчуга и землю из мускуса».
         Айша сказала: «Когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, совершал утреннюю молитву, с ним находились и женщины из числа правоверных, заворачивавшиеся в свои плащи и расходившиеся после молитвы по своим домам так, что их никто не мог узнать».
        Урва слышал от Айши о том, что однажды Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, молился в своей украшенной одежде и взгляд его упал на ее узоры. Закончив молиться, он сказал: «Отнесите эту мою одежду Абу Джах-му и принесите мне его одежду, ибо моя отвлекла меня от молитвы».
        Анас сказал: «У Айши было тонкое разукрашенное покрывало, которое она надевала на своей половине дома, и однажды Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал ей: «Убери от нас свое покрывало, ибо его узоры все время отвлекают меня во время молитвы!»
        Анас б. Малик, да будет доволен им Аллах, передал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Кто совершает такую же молитву, как и мы, обращается к нашей кыбле и ест то, что мы приносили в жертву, тот является мусульманином, находящимся под защитой Аллаха и защитой посланника Его,—так не изменяйте же Аллаху, если вы оказались под защитой Его!»
        Анас б. Малик, да будет доволен им Аллах, передал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Мне было велено сражаться с многобожниками, пока они не станут говорить: «Нет Бога, кроме Аллаха»—а когда они будут говорить эти слова, совершать такие же молитвы, как и мы, обращаться к нашей кыбле и приносить такие же жертвы, как и мы, их кровь и имущество станут запретными для нас, если не считать тех случаев, когда они нарушат законы ислама, ибо тогда отчета у них потребует лишь Аллах».
         Айша и Абдаллах б. Аббас говорили: «Незадолго до смерти посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, стал накидывать свой разукрашенный плащ на лицо, но, ощутив жар, убрал его с лица и сказал: «Проклятие Аллаха лежит на иудеях и христианах, которые сделали могилы своих пророков местами поклонения!» — предостерегая свою общину от того, что сделали они». Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Ангелы молятся за каждого из вас, кто находится на месте совершения молитвы, пока он не осквернится, говоря: «О Аллах, прости его, о Аллах, помилуй его!» Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, передал, что в свое время негр, подметавший полы в мечети, умер, и когда Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, спросил о нем, ему сказали: «Он умер». Услышав об этом, Пророк спросил: «Почему же вы не сообщили мне? Отведите меня к его могиле»,—и он пришел к ней и помолился за этого человека.
        Ибн Аббас, да будет доволен им Аллах, передал: «Однажды посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, уже болевший той болезнью, от которой он умер, вышел к людям, собравшимся в мечети, с перевязанной головой, сел на минбаре, восславил Аллаха и возблагодарил Его, а потом сказал: «Поистине, нет среди людей такого, кто сделал бы для меня больше Абу Бакра б. Абу Кухафа и потратил бы на меня больше денег, и если бы мне снова пришлось выбирать друга из людей, я непременно выбрал бы Абу Бакра, однако именно дружба в исламе достойнее всего! Закройте же после меня каждую дверку в этой мечети, кроме дверки Абу Бакра».
         Абу Хурайра слышал, как Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Молитва, совершаемая совместно с другими людьми, превосходит молитву человека, совершаемую им в своем доме или на рынке, на двадцать пять ступеней, поэтому когда кто-либо из вас совершает омовение должным образом, и приходит в мечеть с единственной целью помолиться, Аллах возвышает его на ступень после каждого сделанного им шага или же опускает его, если тот совершает прегрешение, пока он не войдет в мечеть».
         Абу Муса слышал, как Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Поистине, в отношениях между собой правоверные должны быть подобны строению, отдельные части которого укрепляют друг друга»,—и он, да благословит его Аллах и да приветствует, переплел пальцы своих рук.
         Масрук, да будет доволен им Аллах, передал, что однажды в присутствии Айши люди стали упоминать о том, что может помешать молитве, говоря: «Ее может прервать собака, осел и женщина». Услышав это, Айша сказала: «Вы приравниваете нас к собакам, а Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, молился в то время, когда я лежала перед ним на ложе, а если мне что-нибудь бывало нужно, я не могла больше оставаться перед ним, то потихоньку уходила».

         Из книги о сроках молитвы
         Абдаллах б. Масуд однажды спросил Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует: «Какое из дел Аллах любит больше всего?» Он ответил: «Молитву, совершаемую в установленное для нее время». Ибн Масуд спросил: «А после этого?» Он ответил: «Проявление почтительности к родителям». Ибн Масуд спросил: «А после этого?» Он ответил: «Священную войну на пути Аллаха».
        Абу Хурайра слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, спросил людей: «Скажите, если бы у дверей дома кого-нибудь из вас протекала река и он купался бы в ней по пять раз ежедневно, могла бы после этого остаться на нем грязь?» Они ответили: «После этого на нем не осталось бы ничего нечистого». Тогда пророк сказал: «Это подобно пяти молитвам, с помощью которых Аллах стирает ваши прегрешения».
         Ибн Умар, да будет доволен им Аллах, передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Пропустивший послеполуденную молитву подобен тому, кто нанес ущерб своей семье и своему достоянию».
         Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Ангелы, находящиеся среди вас ночью, сменяют тех, кто находится среди вас днем, и они встречаются друг с другом во время утренней и послеполуденной молитвы, после чего те, кто провел среди вас ночь, возносятся к небесам, и Господь их, знающий о молящихся лучше ангелов, спрашивает их: «В каком положении оставили вы рабов Моих?»—а они отвечают: «Мы покинули их, когда они молились, и когда мы пришли к ним, они тоже молились».
        Отец Салима б. Абдаллаха слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Поистине, время вашего существования по отношению к предшествовавшим религиозным общинам подобно времени от послеполуденной молитвы до захода солнца. В свое время иудеям была дана Тора, и они поступали в соответствии с ее предписаниями, пока не ослабели к полудню, получив за свои дела по карату в награду. Потом христианам было дано Евангелие, и они поступали в соответствии с его предписаниями до наступления послеполуденной молитвы, пока не ослабели, получив за свои дела по карату в награду. Потом нам был дан Коран, и мы стали поступать в соответствии с его предписаниями, пока не взошло солнце, но мы стали получать по два карата воздаяния за свои дела. Узнав об этом, иудеи и христиане сказали: «О Господь наш, Ты дал им по два карата, а нам—по одному, в то время как мы делали больше!» Аллах же спросил их: «Разве я обидел вас в чем-нибудь, вознаграждая вас?» Они ответили: «Пет». Тогда Он сказал: «А полученное ими есть милость Моя, которую Я дарую кому захочу».
         Абу Муса слышал, как Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Мусульмане, иудеи и христиане подобны людям, которых некий человек нанимал, чтобы они до наступления ночи выполнили нужную ему работу. Первые работали, до полудня, а потом бросили все, сказав: «Не нужно нам твоей платы!» Тогда он нанял других и сказал им: «Закончите оставшееся, и вы получите плату, о которой я условился с первыми». И они работали до наступления времени послеполуденной молитвы, а потом сказали: «Возьми себе плату за то, что мы сделали!» И тогда он нанял других людей, которые работали остаток дня до захода солнца, выполнив работу до конца и получив сполна плату работавших до них».
         Джабир б. Абдаллах, да будет доволен им Аллах, передал: «Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, совершал полуденную молитву точно в полдень, послеполуденную—когда солнце еще ярко светило, закатную—когда солнце уже садилось, вечернюю он начинал в разное время, ибо когда он видел, что люди уже собрались, то начинал ее пораньше, а когда видел, что они медлят, то задерживал ее; что же касается утренней молитвы, то Пророк совершал ее в предрассветном сумраке».
         Отец Абу Бакра б. Муса слышал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Войдет в рай тот, кто будет молиться в прохладное время».
        Ибн Умар сообщил: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Не молитесь ни во время восхода солнца, ни во время заката его. Если покажется край солнца, отложите молитву, пока оно не поднимется над горизонтом полностью, и если скроется край солнца, следует отложить молитву, пока оно не зайдет полностью».
         Анас передал, да будет доволен им Аллах: «Однажды мы ждали Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, пока не прошла половина ночи, а потом он пришел и помолился с нами, после чего сказал, обратившись к нам: «Разве другие люди не заснули после молитвы? Для вас же время молитвы продолжалось и тогда, когда вы ожидали ее, ибо люди пребывают во благе и тогда, когда они ожидают блага!»

         Из книги о призыве на молитву
         Джабир б. Абдаллах, да будет доволен им Аллах, передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Если человек, услышавший призыв к молитве, станет говорить: «О Боже, Господин этого совершенного призыва и молитвы, которая пребудет до Дня воскресения, дай Мухаммеду достичь высокой ступени в раю и занять положение, недоступное для других, приведи его к месту достохвальному, которое Ты обещал ему»,—то в День воскресения он будет иметь право на мое заступничество».
         Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Если бы люди знали о благе, которое приносит призыв на молитву и пребывание в первом ряду молящихся, и не нашли бы других путей, кроме жребия по стрелам, чтобы определить, кто будет занимать эти места, они обязательно прибегли бы к жребию; если бы они знали, какое благо заключает в себе заблаговременная подготовка к молитве, то спешили бы к ней наперегонки; а если бы знали они о благе общих вечерних и утренних молитв, то непременно являлись бы на них, даже если бы им приходилось добираться до места молитвы ползком!»
        Абдаллах б. Мугаффаль, да будет доволен им Аллах, передал: «Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Между каждым призывом к молитве и началом ее—молитва, между каждым призывом к молитве и началом ее—молитва»,—а на третий раз добавил: «...для тех, кто пожелает».
        Айша, да будет доволен ею Аллах, передала: «Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, поминал Аллаха постоянно».
         Отец Абдаллаха б. Абу Катада, да будет доволен им Аллах, передал: «Однажды, когда мы молились вместе с Пророком, да благословит его Аллах и да приветствует, послышались крики людей. Закончив молиться, Пророк спросил у них: «Что произошло?» Они ответили: «Мы спешили на молитву». Он сказал: «Впредь не делайте так! Если вы пришли на молитву, то ведите себя тихо и совершите вместе с имамом ту часть молитвы, на которую вы успели, а пропущенное завершите самостоятельно».
         Абу Хурайра слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Клянусь Тем, в чьей длани душа моя, бывало так, что я хотел приказать нарубить дров, потом приказать призвать людей на молитву, потом приказать кому-нибудь руководить молитвой собравшихся, потом прийти к тем, кто не явился на молитву, и выжечь дотла дома их! Клянусь Тем, в чьей длани душа моя, если бы кто-нибудь из них узнал, что получит кусочек жирного мяса или пару овечьих копыт, он непременно явился бы на вечернюю молитву!»
        Абу Муса, да будет доволен им Аллах, передал: «Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Самую большую награду за совершение молитвы получит тот, кому приходится преодолевать наибольшее расстояние до мечети, а ожидающий наступления срока молитвы, чтобы совершить ее с имамом, получит более великую награду, чем тот, кто молится и засыпает».
        Абу Хурайра слышал, как Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Семерых укроет Аллах в тени своего престола в тот день, когда не будет иной тени, кроме тени Его: справедливого имама, юношу, который рос, поклоняясь Господу своему; человека, сердце которого подвешено в мечетях; тех двоих, которые возлюбили друг друга в Аллахе и стали встречаться и расставаться, движимые этой любовью; мужчину, которого пожелала знатная и красивая женщина и который сказал: «Поистине, я боюсь Аллаха!»; человека, который тайно давал милостыню, так что его левая рука не ведала, сколько тратила правая, и того человека, который в одиночестве поминал Аллаха и глаза его наполнялись слезами».
         Ибн Умар передал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Если вам будет подан ужин и в это время объявят о начале молитвы, начинайте с ужина, и пусть никто из вас не спешит, пока не закончит есть».
         Анас, да будет доволен им Аллах, передал, что Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Слушайте имама и повинуйтесь ему, даже если им будет эфиоп, голова которого по черноте подобна изюму».
         Отец Абдаллаха б. Абу Катада слышал, как Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Поистине, когда я начинаю молитву, желая проводить ее долго, и слышу плач ребенка, то облегчаю ее, не желая обременять его мать».
         Зайд б. Сабит передал, что однажды посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, отгородился от других людей во время рамадана и начал молиться за этой преградой по ночам, а люди из числа его сподвижников молились, следуя его примеру. Узнав об этом, он стал садиться в другом месте, а потом вышел к ним и сказал: «Я видел то, что вы делаете, и понял, каково ваше стремление к благу. О люди, молитесь в своих домах, ибо, поистине, наилучшей молитвой, если не считать обязательных молитв, является та, которую человек совершает у себя дома!»
        Айша, да будет доволен ею Аллах, передала: «Однажды я спросила посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, о повороте во время молитвы, а он сказал: «Это не что иное как кража, которую совершает шайтан, похищающий нечто из молитвы раба».
         Ибн Умар передал: «Однажды, когда Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, совершал молитву, находясь перед людьми, он увидел плевок в кыбле мечети и вытер это место, а закончив молиться, сказал: «Поистине, когда кто-нибудь из вас станет совершать молитву, пусть помнит, что перед ним—Аллах, и пусть не плюет перед собой во время молитвы!»
        Убада б. ас-Самит передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Не совершил молитву тот, кто не читал во время совершения ее фатиху».
         Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, передал, что однажды посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, зашел в мечеть, а потом зашел туда один человек, который совершил молитву и пожелал мира Пророку, да благословит его Аллах и да приветствует. Он же ответил ему и сказал: «Вернись и помолись снова, ибо ты не молился!» Тот вернулся на свое место и совершил такую же молитву, как и прежде, а потом подошел и пожелал мира Пророку, да благословит его Аллах и да приветствует, но он трижды сказал: «Вернись и помолись снова, ибо ты не молился». Этот человек сказал: «Клянусь Тем, кто послал тебя с истиной, я не сумею совершить ее лучше, научи же меня, как это нужно делать!» Тогда Пророк сказал: «Когда встанешь на молитву, сначала скажи: «Аллах велик!», потом прочти, что сможешь, из Корана, потом соверши поясной поклон, оставаясь некоторое время в таком положении, потом поднимись, пока не выпрямишься, потом соверши земной поклон, оставаясь некоторое время в таком положении, потом выпрямись и посиди некоторое время, и делай так на протяжении всей твоей молитвы».
         Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Если кто-нибудь из вас скажет «аминь» и ангелы на небесах скажут «аминь», и окажется произнесение этих слов сходным, ему простится совершенное прегрешение». Айша, да будет доволен ею Аллах, сказала: «Совершая поясные и земные поклоны, Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, всегда говорил: «Преславен Ты, о Боже, Господь наш, слава Тебе, о Боже, прости меня».
         Рифаа б. Рафи аз-Зураки сказал: «Однажды мы молились позади Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, который сказал: «Да услышит Аллах тех, кто восхваляет Его»,—начал поднимать голову после завершения одного из ракатов. Услышав это, один человек сказал: «Господь наш, хвала Тебе, хвала многая, чистая и благословенная». Когда Пророк закончил молиться, он спросил: «Кто сказал это?» Тот человек ответил: «Я». Пророк сказал: «Я видел более тридцати ангелов, которые устремились к этим словам, и каждый из них хотел записать их первым».
        Айша, жена Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, сообщила, что во время молитвы посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, всегда обращался к Аллаху с мольбой, говоря: «О Боже, поистине, я прибегаю к Тебе от мучений могилы, и я прибегаю к Тебе от искушения антихриста, и я прибегаю к Тебе от искушений живых и мертвых, о Боже, поистине, я прибегаю к Тебе от греха и от долга». Айша сказала: «И однажды кто-то спросил его: «А что из связанного с долгами больше всего заставляет тебя просить помощи Аллаха?» Он ответил: «То, что, когда человек обременен долгами, он обязательно станет лгать, рассказывая о чем-нибудь, и отступится, пообещав что-нибудь».
        Однажды Абу Бакр ас-Сиддик, да будет доволен им Аллах, сказал посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует: «Научи меня словам мольбы, с которыми я мог бы обратиться к Аллаху во время молитвы». Он сказал ему в ответ: «Говори: «О Боже, поистине, я много раз притеснял самого себя, а грехов не прощает никто, кроме Тебя, отпусти же грехи мои и помилуй меня, ведь, поистине, Ты—всепрощающий, Милосердный!»
         Абдаллах б. Масуд сказал: «Когда мы молились вместе с Пророком, да благословит его Аллах и да приветствует, то сначала говорили: «Мир Аллаху от рабов его, мир тому-то и тому-то»,—а потом Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Не говорите: «Мир Аллаху»—ибо Аллах это и есть мир, но говорите: «Поклоны Аллаху, молитвы, наилучшие пожелания, мир, милость Аллаха и благословение Его тебе, о Пророк, мир нам и праведным рабам Аллаха»—и, поистине, если вы станете произносить эти слова, они достигнут каждого раба, обитающего на небе или между небом и землей, и говорите: «Свидетельствую, что нет бога, кроме Аллаха, и свидетельствую, что Мухаммед—раб и посланник Его»—а потом пусть каждый выберет себе слова мольбы, которые ему больше нравятся, и обратится с ними к Аллаху».
         Умм Салама, да будет доволен ею Аллах, сказала: «Женщины поднимались со своих мест, когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, заканчивал произносить слова: «Мир вам и милость Аллаха», он же задерживался на короткое время на своем месте, прежде чем встать». Ибн Шихаб сказал: «И я думаю, что Аллах знает лучше, что он задерживался, чтобы женщины могли уйти, не сталкиваясь с мужчинами, которые закончили молиться».
        Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, сказал: «Однажды к Пророку, да благословит его Аллах и да приветствует, пришли бедняки и сказали ему: «Обладающие большими богатствами достигли высокого положения в раю и вечного блаженства при том, что они молятся подобно нам и постятся подобно нам, но, помимо того, у них есть преимущество владения богатствами, благодаря которым они совершают большие и малые паломничества, принимают участие в священной войне и подают милостыню!» Пророк сказал им в ответ: «Сказать ли вам о том, благодаря чему вы сможете догнать опередивших вас и окажетесь лучшими из тех, среди кого вы будете находиться, и никто из людей, которые придут после вас, не сможет догнать вас, если не станет делать подобного? Говорите: «Слава Аллаху», «Хвала Аллаху» и «Аллах велик» по тридцать три раза после каждой молитвы. Сумма сказал: «И после этого мы разошлись во мнениях, так как некоторые из нас стали говорить: «Мы будем говорить «Слава Аллаху» и «Хвала Аллаху» по тридцать три раза, а «Аллах велик!»—тридцать четыре раза». И тогда я вернулся к Абу Салиху, который сказал: «Говори: «Слава Аллаху», «Хвала Аллаху» и «Аллах велик!» по тридцать три раза».
        Однажды аль-Мугира б. Шуба сказал: «Поистине, Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, после каждой обязательной молитвы говорил: «Нет бога, кроме одного лишь Аллаха, которому нет равного, Ему принадлежит все сотворенное, и Ему—хвала, он над каждой вещью властен; о Боже, нет преград тому, что Ты даешь, и никто не даст того, чему Ты воспрепятствуешь, и не принесет пользы достигшему величия величие его, когда Он встретится с тобой».
         Укба сказал: «Однажды в Медине я присутствовал на послеобеденной молитве, находясь позади Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, который в конце молитвы сказал: «Мир вам и милость Аллаха», а потом быстро встал и вышел из мечети прежде всех остальных, направившись к комнате одной из своих жен. Люди были испуганы этим, а когда он вышел к ним и увидел, что они удивлены, то сказал: «Я вспомнил о том, что у нас есть золото, и, не желая, чтобы оно отвлекало меня больше, решил разделить его».
         Абу Саид аль-Худри передал, что Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Полное омовение в пятницу обязательно для каждого, кто достиг совершеннолетия». Ибн Умар, да будет доволен им Аллах, передал о том, что Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Если жены ваши станут просить вас отпускать их ночью в мечеть, позволяйте им делать это».

         Из книги о пятничной молитве
         Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, передал о том, что слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Мы последние в мире этом, но будем первыми в День воскресения, несмотря на то, что Писание было дано другим раньше нас; далее, им также вменялось в обязанность почитать этот день, но они разошлись во мнениях относительно этого, а нас и людей наших Аллах привел к этому, что же касается иудеев, то они стали собираться для поклонения Аллаху на следующий день, а христиане—через день».
        Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Человек, который перед пятничной молитвой совершает полное омовение, подобное омовению после осквернения, а потом сразу же отправляется на молитву, будет уподобен принесшему в жертву верблюда; отправившийся на молитву во второй час будет уподоблен принесшему в жертву корову; отправившийся на молитву в третий час будет уподоблен принесшему в жертву рогатого барана; отправившийся на молитву в четвертый час будет уподоблен принесшему в жертву курицу; отправившийся на молитву в пятый час будет уподоблен принесшему в жертву яйцо; а когда к собравшимся выходит имам, ангелы собираются вокруг него и начинают слушать его слова».
         Салман аль-Фариси сказал: «Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Если человек совершит в пятницу полное омовение, очистится самым тщательным образом, умастится маслом или же благовониями, которые найдутся у него дома, потом выйдет из дома и отправится в мечеть, избегая толкотни, потом совершит предписанную молитву, потом помолчит, слушая слова имама, ему обязательно простят прегрешения, совершенные им со времени прошедшей пятницы».
        Однажды Умар б.аль-Хаттаб, да будет доволен им Аллах, увидел, что у дверей мечети кто-то продает одежду из чистого шелка, и сказал: «О посланник Аллаха, было бы хорошо, если бы ты купил эту одежду и надевал ее по пятницам или по случаю приезда к тебе посланцев». Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал ему в ответ: «Поистине, такую одежду носят лишь те, у кого нет доли в мире вечном!» Через некоторое время посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, досталось много таких одежд, а когда он дал одну из них Умару б. аль-Хаттабу, да будет доволен им Аллах, Умар сказал: «О посланник Аллаха, ты одел меня в это одеяние, а сам сказал об одеждах Утарида то, что сказал!» На это посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал ему: «Поистине, я надел ее на тебя не для того, чтобы ты сам носил ее!»—и тогда Умар б. аль-Хаттаб, да будет доволен им Аллах, надел ее в Мекке на своего брата, который был многобожником.
         Хузайфа сказал: «Когда Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, вставал ото сна, он всегда чистил зубы и полоскал рот».
         Абдаллах б. Умар сказал: «Я слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Каждый из вас является хранителем и каждый из вас несет ответственность за то, что ему вверено. Имам заботится о своей пастве, и будет отвечать за нее в мире ином, мужчина заботится о своей семье и будет отвечать за нее, женщина заботится о доме своего мужа и будет отвечать за то, что ей вверено, слуга хранит деньги своего хозяина и тоже будет отвечать за них, и каждый из вас является хранителем чего-нибудь, а в мире ином будет отвечать за то, что ему было вверено».
         Ибн Умар сказал: «Жена Умара всегда присутствовала на общих утренних и вечерних молитвах в мечети. Однажды ее спросили: «Почему ты выходишь из дома, ведь ты должна знать, что Умару это не нравится и что он испытывает ревность?» Она сказала в ответ; «А что мешает Умару запретить мне это?» Он сказал: «Ему мешают слова посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, который сказал: «Не мешайте рабыням Аллаха посещать мечети Аллаха».
        Амр б. Талиб, да будет доволен им Аллах, передал, что однажды, когда посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, доставили деньги или что-то другое, он стал делить полученное, и он давал нечто одним, а другим не дал ничего. Потом до него дошло, что люди, которые ничего не получили, стали роптать, и тогда он восславил Аллаха, потом возблагодарил Его, а потом сказал: «А затем, клянусь Аллахом, поистине, я действительно даю что-то одному и не даю другому, но того, кому я ничего не дал, я люблю больше того, кому дал что-то, ибо я даю что-либо тем, в чьих сердцах вижу нетерпение и страх, других же я вверяю богатству и благу, вложенным Аллахом в сердца их, и среди них—Амр б. Талиб». Амр б. Талиб сказал: «И клянусь Аллахом, я предпочел бы эти слова ослам, нагруженным богатствами!»
         Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, говоривший о пятнице, сказал: «Есть в этом дне такой час, когда раб Божий, исповедующий ислам, который станет молиться в это время и попросит Аллаха Всевышнего о чем-нибудь, обязательно получит это»,—и он сделал рукой знак, желая сказать, что этот промежуток времени очень мал.

         Из главы об испрашивании дождя
         Дядя Аббада б. Тамида, да будет доволен им Аллах, передал: «Когда Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, вышел к месту молитвы для того, чтобы обратиться к Аллаху с мольбой о ниспослании дождя, он надел свой плащ по-другому».
         Анас б. Малик сказал: «Однажды к посланцу Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, пришел какой-то человек, который сказал: «О посланник Аллаха, наш скот погиб, а по дорогам стало невозможно передвигаться, обратись же с мольбой к Аллаху!» И посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, обратился к Аллаху с мольбой о дожде, который шел после этого целую неделю до следующей пятницы, когда к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, снова пришел человек, который сказал: «О посланник Аллаха, наши дома развалились, по дорогам невозможно пройти, а скот погиб!» Тогда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «О Боже, пусть дождь падает на вершины гор и холмов, на русла рек и на растения на пастбищах».—И тучи, собравшиеся над Мединой, разошлись подобно тому, как расходятся полы одежды».
         Анас б. Малик сказал: «Обращаясь к Аллаху с мольбой о чем-либо, Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, никогда не поднимал высоко рук, если не считать тех случаев, когда он просил о ниспослании дождя, а в это время он поднимал руки так высоко, что становилась видна белизна его подмышек».
         Ибн Умар сказал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Ключом к сокровенному служат пять вещей, о которых не знает никто, кроме Аллаха: не знает никто, кроме Него, что будет завтра, не знает никто, что скрыто в утробах женщин, не знает душа, что приобретет она на следующий день, не ведает душа, в какой земле умрет, и не знает никто, когда пойдет дождь».

         Из книги затмения
         Айша сказала: «Когда при жизни посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, произошло солнечное затмение, он начал молиться вместе с людьми. Встав на место молитвы, он долго стоял, потом совершил поясной поклон и долго не выпрямлялся, потом выпрямился и снова стоял долго, но меньше, чем в первый раз, потом совершил поясной поклон и не выпрямлялся долго, но меньше, чем в первый раз, потом совершил земной поклон и долго оставался в таком положении, потом он совершил второй ракат молитвы, который был подобен первому, а когда солнце показалось снова, он закончил молиться и обратился к людям с проповедью. Он восславил Аллаха, возблагодарил Его, а потом сказал: «Поистине, солнечные и лунные затмения относятся к числу знамений Аллаха и не происходят ни из-за смерти, ни из-за рождения кого-нибудь из людей, и если вы увидите это, то взывайте к Аллаху, говорите: «Аллах велик!», молитесь и подавайте милостыню». Затем он сказал: «О община Мухаммеда, клянусь Аллахом, никто не испытывает большей ревности, чем Аллах, который видит, как прелюбодействует раб Его или община Его! О община Мухаммеда, клянусь Аллахом, если бы вы знали то, что известно мне, то, конечно, смеялись бы мало, а плакали много!»

         О ночной молитве
         Ибн Аббас, да будет доволен им Аллах, сказал: «Когда Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, совершал ночную молитву, он говорил: «О Боже, хвала Тебе, ты управляешь небесами, землей и теми, кто в них обитает, хвала Тебе, Ты свет небес и земли, хвала Тебе, Ты властитель небес и земли, хвала Тебе, Ты Истинный, и обещанное Тобой—истина, и встреча с Тобой—истина, и слова Твои—истина, и рай—истина, и ад—истина, и пророки — истина, и Мухаммед, да благословит его Аллах и да приветствует,—истина, и День воскресения—истина. О Боже, Тебе я покорился, в Тебя уверовал, на Тебя стал уповать, к Тебе вернулся, с Твоей помощью противостоял врагам и к Твоему суду обратился, прости же мне то, что предшествовало из моих грехов и что было позже, то, что осталось скрытым и что стало явным. Ты выдвигаешь вперед и Ты задерживаешь, и нет бога, кроме Тебя».
         Айша, да будет доволен ею Аллах, сказала: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, часто отказывался от того, что ему хотелось бы сделать, опасаясь, что люди станут подражать ему, а потом это сделается для них обязательным, и поэтому он, да благословит его Аллах и да приветствует, никогда не совершал по утрам дополнительных молитв, и я тоже не совершаю их».
         Анас сказал: «Иногда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, ел в течение всего месяца, и мы начинали думать, что он совсем не постится, иногда же он постился в течение всего месяца, и мы начинали думать, что он совсем не ест, и бывало так, что ты не ожидал его увидеть ночью молящимся, но он молился, или же ты не ожидал увидеть его спящим, но он спал».
        Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Шайтан завязывает три узла на затылке каждого из вас, когда вы засыпаете, ударяя по каждому из них и говоря: «Пусть ночь твоя будет долгой, спи же!» Но если человек проснется и станет поминать Аллаха, то один из этих узлов развяжется, если он совершит омовение, то развяжется второй узел, если же он совершит молитву, то развяжется и третий узел, и тогда он встанет утром бодрым и довольным, в противном же случае он встанет в дурном расположении духа и начнет свой день вялым».
         Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Господь наш Благословенный и Всевышний еженощно посылает ангела к небесам мира этого, где тот проводит последнюю треть ночи, и Он говорит: «Тому, кто станет взывать ко Мне, Я отвечу; тому, кто попросит Меня о чем-нибудь, Я дарую это; а тому, кто обратится ко Мне с просьбой о прощении, Я прощу!»
         Абд ар-Рахман однажды спросил Айшу, да будет доволен ею Аллах, какой была молитва посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, во время рамадана, и она сказала в ответ: «Пи во время рамадана, ни в другие месяцы посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, не совершал ночью молитв более чем в одиннадцать ракатов. Сначала он совершал молитву в четыре раката, о красоте и продолжительности которых ты можешь не спрашивать, потом он совершал молитву еще в четыре раката, о красоте и продолжительности которых ты также можешь не спрашивать, а потом он совершал молитву в три раката».
         Айша сказала: «Однажды я спросила: «О посланник Аллаха, спишь ли ты до начала ночной молитвы?» Он ответил: «О Айша, поистине, глаза мои спят, но не спит сердце мое!»
         Анас б. Малик, да будет доволен им Аллах, сказал: «Однажды Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, вошел в мечеть и, увидев натянутую между двумя столбами веревку, спросил: «Для чего нужна эта веревка?» Люди ответили: «Ее привязала Зайнаб, которая держится за нее, когда устает стоять». Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Не делайте этого и отвяжите веревку, пусть каждый из вас молится по мере сил и садится, когда станет слабеть!»
        Абдаллах б. Амр, да будет доволен им Аллах, сказал: «Однажды Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, спросил меня: «Не говорили ли мне, что ты молишься ночью и постишься днем?» Я ответил: «Да, я делаю это». Тогда он сказал: «Поистине, если так будет продолжаться и дальше, глаза твои ввалятся, а душа утомится, но у души твоей свои права, и у семьи твоей свои права, поэтому не только постись, но и ешь, и не только молись ночью, но и спи».
        Джабир б. Абдаллах сказал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, учил нас, как следует испрашивать благословения Аллаха перед совершением того или иного дела, так же, как он учил нас Корану. Он говорил: «Когда кто-нибудь из вас решит сделать что-то, пусть совершит молитву в два раката сверх обязательной молитвы, а потом скажет: «О Боже, поистине, я прошу у Тебя помощи, прибегая к твоему знанию, прошу Тебя дать мне силу, прибегая к Твоей силе, и прошу Тебя о милости, ведь Ты можешь, а я не могу. Ты знаешь, а я не знаю, и Ты ведаешь все о скрытом! Если Ты знаешь, что это дело будет благом для моей религии, для моей жизни и того, что будет потом, то дай мне силы совершить его и облегчи его для меня, а потом благослови меня на это дело; если же Ты знаешь, что то дело будет злом для моей религии, для моей жизни и того, что будет потом, то отведи его от меня, а меня от него, и дай мне достичь блага, где бы оно ни было, а потом сделай так, чтобы я удовольствовался этим». Пророк сказал: «И во время своей молитвы с просьбой о благословении человеку следует сказать о том, что он хочет сделать».

         О добровольных дополнительных молитвах
         Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, сказал: «Любимый мною Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, советовал мне делать три веши, от которых я не откажусь, пока не умру: он советовал мне поститься по три дня ежемесячно, совершать дополнительную утреннюю молитву и спать после совершения дополнительной ночной молитвы».
        Ибн Умар, да будет доволен им Аллах, сказал: «Я помню, что Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, совершал десять ракатов дополнительных молитв: два раката перед полуденной молитвой и два раката после нее, два раката после закатной молитвы у себя дома и два раката после вечерней молитвы у себя дома, а также два раката перед утренней молитвой. В это время к Пророку, да благословит его Аллах и да приветствует, никто не входил, но Хафса рассказывала мне, что, когда муэдзин начинал призывать людей на молитву на рассвете, он совершал молитву в два раката».
         Ибн Умар, да будет доволен им Аллах, передал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Творите молитву в домах своих и не уподобляйте их могилам!» Абдаллах б. Масуд, да будет доволен им Аллах, передал: «Сначала мы приветствовали людей во время молитвы, называли их по именам и желали друг другу мира, но когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, услышал это, он сказал: «Говорите: «Поклоны, молитвы и наилучшие слова Аллаху, мир тебе, о Пророк, и милость Аллаха и благословение Его, мир нам и всем праведным рабам Аллаха, свидетельствую, что нет бога, кроме Аллаха, и свидетельствую, что Мухаммед—раб Его и посланник Его,—и, поистине, если вы станете поступать так, то поприветствуете каждого из праведных рабов Аллаха, живущих на небесах и на земле».

         Из глав о смерти, похоронах и воздаянии на том свете
         Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!
         Однажды Вахабба б. Мунаббиха спросили: «Разве не являются слова «Нет бога, кроме Аллаха» ключом к раю?» Он ответил: «Да, но у каждого ключа есть зубцы, и если ты придешь с ключом, у которого будут зубцы, то двери откроются перед тобой, а если зубцов у ключа не будет, то они останутся запертыми».
         Айша, да будет доволен ею Аллах, сказала: «В тот день Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, приехал на своем коне из ас-Сунуха, где он жил, спешился, вошел в мечеть и, не заговорив ни с кем, прошел в комнату Айши, да будет доволен ею Аллах, где подошел к телу Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, завернутому в зеленый полосатый плащ, открыл его лицо, склонился над ним и поцеловал его, а потом заплакал и сказал: «Да будут родители мои выкупом за тебя! Да не пошлет тебе Аллах смерть дважды, о пророк Аллаха, а ту смерть, которая была суждена тебе, ты уже встретил!» Абу Салама сказал: «И Ибн Аббас, да будет доволен Аллах ими обоими, сообщил мне, что потом Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, вышел от Айши и, увидев, что Умар, да будет доволен им Аллах, разговаривает с людьми, сказал: «Сядь!»—но он отказался. Тогда он снова сказал ему: «Сядь!»—но он снова отказался, и тогда Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, произнес слова исповедания веры, люди же потянулись к нему, оставив Умара, да будет доволен им Аллах. Абу Бакр сказал им: «А затем, пусть знают те из вас, кто поклоняется Мухаммеду, что Мухаммед, да благословит его Аллах и да приветствует, умер, те же, кто поклоняется Аллаху, пусть помнят, что Аллах жив и никогда не умрет! Аллах Всевышний сказал: «И Мухаммед—только посланник... который был послан к благодарным». Ибн Аббас сказал: «И клянусь Аллахом, услышав это, люди повели себя так, будто и не знали, что Аллах ниспослал этот аят, пока его не произнес Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, и, услышав эти слова от него, каждый только их и повторял».
        Ибн Шихаб сказал: «Сообщил мне Хариджа б. Зайд б. Сабит, что одна женщина из числа ансаров по имени Умм аль-Алия, которая клялась в верности Пророку, да благословит его Аллах и да приветствует, сообщила ему, что, когда мухаджиры перебрались в Медину, люди стали по жребию расселять их у себя. Умм аль-Алия сказала: «Нам достался Усман б. Мазун, и мы поселили его у себя, а потом он заболел и умер. И когда он умер, был обмыт и завернут в свою одежду, к нам пришел посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, я же сказала: «Да помилует тебя Аллах, о Абу-с-Саиб, свидетельствую, что Аллах почтил тебя». Услышав это, Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, спросил: «Откуда же ты знаешь, что Аллах почтил его?» Я также спросила: «Да будет мой отец выкупом за тебя, о посланник Аллаха, а кому же Аллах оказывает почет, если не таким, как он?» Он, мир ему, сказал мне в ответ: «Что до него, то он умер, и, клянусь Аллахом, я желаю ему блага, но клянусь Аллахом также и в том, что не знаю, что Он сделает даже со мной, хотя я и посланник Аллаха!» Умм аль-Алия сказала: «И клянусь Аллахом, с тех пор я никого никогда не хвалю».
         Ибн Аббас, да будет доволен им Аллах, сказал: «Один человек, которого во время его болезни навещал посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, умер. Это произошло ночью, и той же ночью его похоронили, а утром об этом сообщили Пророку. Узнав о его смерти, он спросил: «Что же помешало вам сообщить мне об этом сразу?» Люди ответили: «Было темно, и нам не хотелось обременять тебя». И тогда он тут же пошел на его могилу и помолился за него».
        Передал нам Муслим о том, что однажды женщины сказали Пророку, да благословит его Аллах и да приветствует: «Выдели для нас особый день»,—и он сделал это, и в один из таких дней сказал, наставляя их: «Если у какой-нибудь женщины умрут трое детей, они послужат ей защитой от пламени ада». Одна женщина спросила: «А если их будет двое?» Он ответил: «И двое тоже».
        Анас б. Малик, да будет доволен им Аллах, сказал: «Однажды Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, проходивший мимо какой-то женщины, которая стояла у могилы и плакала, сказал ей: «Бойся Аллаха и терпи».
         Убайдуллах сказал: «Передал мне этот хадис Нафи, слышавший от Ибн Умара, да будет доволен Аллах ими обоими, о том, что, когда Абдаллах б. Убайй умер, его сын пришел к Пророку, да благословит его Аллах и да приветствует, и сказал: «О посланник Аллаха, дай мне свою рубаху, чтобы я завернул в нее его тело, помолись за него и попроси для него прощения». И Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, дал ему свою рубаху, сказав при этом: «Дай мне знать, когда его станут хоронить, и я помолюсь за него». И тот сообщил ему об этом, но, когда Пророк хотел начать молитву, Умар, да будет доволен им Аллах, потянул его за одежду и спросил: «Разве Аллах не запретил тебе молиться за лицемеров?» Он же сказал ему в ответ: «Я должен выбирать одно из двух, ибо Аллах Всевышний сказал: «Проси для них прощения или не проси для них. Если даже ты будешь просить для них семьдесят раз, и то никогда не простит им Аллах»,—и он все же помолился за него».
         Сообщил нам Шуба, слышавший от Сайда б. Ибрахима, слышавшего от своего отца о том, что однажды, когда его отцу Абд ар-Рахману б. Ауфу, да будет доволен им Аллах, принесли еду во время поста, он сказал: «Когда убили Мусаба б. Умайра, который был лучше меня, его завернули в плащ, и если им закрывали голову покойного, то становились видны ноги, если же им закрывали ноги, то оставалась непокрытой голова». Ибрахим сказал: «И я думаю, что он сказал: «И убили Хамзу, который тоже был лучше меня, а потом в мире этом дано было нам то, что было дано—и мы боимся, что уже в этой жизни испытали все хорошее»,— после чего он заплакал так сильно, что даже не прикоснулся к еде».
         Передал вам Ибн Абу Хазим, слышавший от своего отца, слышавшего от Сахля, да будет доволен им Аллах, о том, что как-то раз,одна женщина принесла Пророку, да благословит его Аллах и да приветствует, новый плащ. Сахль спросил: «Знаете ли вы, что такое плащ?» Люди ответили: «Это то, во что можно завернуться». Сахль сказал: «Да». И эта женщина сказала: «Я соткала его своими руками и пришла, чтобы надеть его на тебя». И Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, взял этот плащ, ибо он нуждался в нем, и вышел к нам, надев его, а один человек стал хвалить его и сказал: «Как красив этот плащ! Надень его на меня». Услышав это, люди стали говорить: «Ты поступил плохо, ведь Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, надел его потому, что сам нуждался в нем, ты же обратился к нему с просьбой, зная, что он не отказывает людям!» В свое оправдание тот человек сказал: «Клянусь Аллахом, я попросил его дать мне этот плащ не для того, чтобы носить его, а лишь для того, чтобы он послужил мне саваном!» Сахль сказал: «И впоследствии этот плащ действительно использовали в качестве савана для него».
        Анас б. Малик, да будет доволен им Аллах, сказал: «Однажды Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, проходивший мимо какой-то женщины, которая стояла у могилы и плакала, сказал ей: «Бойся Аллаха и терпи». Она же не знала его в лицо и сказала ему в ответ: «Оставь меня, ведь тебя не постигло такое горе!» Потом люди сказали ей: «Это же Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует!» А через некоторое время она явилась к дверям дома Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, и удивилась, не обнаружив перед ними привратников. В свое оправдание она сказала ему: «Я ведь не знала тебя в лицо». Он же сказал ей: «Поистине, терпение необходимо в первое время».
         Анас б. Малик, да будет доволен им Аллах, сказал: «Однажды у Абу Тальхи заболел сын». Анас сказал: «И он умер в то время, когда Абу Тальхи не было дома. Увидев, что он умер, жена Абу Тальхи сделала некоторые приготовления в одной из комнат дома, а когда Абу Тальха вернулся и спросил ее: «Как мальчик?»—она ответила: «Душа его успокоилась, и я надеюсь, что он отдохнет». И Абу Тальха не понял истинного значения ее слов. Анас сказал: «И он лег спать с женой, совершив утром полное омовение, а когда он хотел уйти, жена сообщила ему, что их сын умер. И он совершил молитву с Пророком, да благословит его Аллах и да приветствует, а потом сообщил ему о том, что с ними случилось, на что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал ему: «Надеюсь, что Аллах благословит эту вашу ночь». Суфйан сказал: «И один человек из числа ансаров сказал: «И я видел потом девятерых детей этой женщины, каждый из которых мог читать Коран». Умар, да будет доволен им Аллах, сказал: «Хороши переметные мешки, хорошо и то, что положено сверху». Аллах Всевышний сказал: «...и обрадуй терпеливых—тех, которые, когда их постигнет беда, говорят: «Поистине, мы принадлежим Аллаху и к Нему возвращаемся!» Это те, над которыми благословения от их Господа и милость, и они — идущие верным путем». Аллах Всевышний также сказал: «Обратитесь за помощью к терпению и молитве, ведь они—великая тягота для всех, кроме смиренных...»
         Анас б. Малик сказал: «Однажды мы с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, пришли к кузнецу Абу Сайфу, который был мужем кормилицы Ибрахима, и Пророк поцеловал ребенка и обнял его, а потом мы пришли к нему, когда Ибрахим был при смерти, и посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, заплакал, а Абд ар-Рахман б. Ауф, да будет доволен им Аллах, спросил его: «И ты, о посланник Аллаха?..» Он сказал ему в ответ: «О ибн Ауф, это—от сострадания,—а потом добавил:—Поистине, глаза плачут, а сердце скорбит, но мы не говорим ничего неугодного Господу нашему, хотя мы и опечалены разлукой с тобой, О Ибрахим!» Передал нам Муаз б. Фадаля: «Однажды, когда мимо нас пронесли погребальные носилки, Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, встал, и мы тоже встали, сказав ему: «О посланник Аллаха, это же носилки иудея!» В ответ он сказал нам: «Если увидите погребальные носилки, то вставайте!»
         Абд ар-Рахман б. Абу Ляйля сказал: «Однажды, когда Сахль б. Хунайф и Кай б. Саид беседовали друг с другом, сидя, что происходило в Кадисийи, мимо них пронесли погребальные носилки, и оба они встали. Люди сказали им: «Но ведь покойный из местных!»—то есть из находящихся под защитой. В ответ они сказали: «Однажды, когда мимо Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, проходила похоронная процессия, он встал. Ему сказали: «Это ведь носилки иудея!»—он же спросил: «Не душа ли это?..»
         Абу Саид аль-Худри, да будет доволен им Аллах, слышал, как Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Если покойный, лежащий на носилках, которые мужчины поднимают на свои плечи, был праведником, он говорит: «Несите меня!»,—а если нет, он говорит: «О горе, куда вы несете это?!»—и голос его слышен всем, кроме людей, а если бы человек услышал этот голос, он был бы ошеломлен».
         Укба Ибн Амир поведал о том, что однажды Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, вышел к людям и совершил по павшим в битве при Оходе молитву, которую он обычно совершал по покойным, после чего он поднялся на минбар и сказал: «Поистине, я опережу вас и буду свидетельствовать за вас, и, клянусь Аллахом, я взираю на свой водоем, и, поистине, дарованы мне ключи от сокровищниц земли—и, поистине, не боюсь я того, что после меня вы отойдете от единобожия, но боюсь того, что станете соперничать друг с другом из-за мирского!»
        Аль-Хасан аль-Басри, Шурайх, Ибрахим и Катада говорили: «Если один из родителей принял ислам, то дети остаются с мусульманином». Что касается Ибн Аббаса, да будет доволен Аллах ими обоими, то он вместе со своею матерью был в числе «слабых» и не стал в отличие от своего отца придерживаться религии его соплеменников. Пророк же сказал: «Ислам превосходит все остальное, а сам остается непревзойденным».
         Джунайд сказал: «Один человек, у которого была опухоль, лишил себя жизни, и тогда Аллах Всемогущий и Великий сказал: «Раб Мой опередил Меня, и поэтому рай стал для него запретным».
        Анас б. Малик, да будет доволен им Аллах, сказал: «Однажды, когда мимо нас пронесли погребальные носилки и люди воздали хвалу покойному, Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Это стало неизбежным». Потом пронесли еще одни носилки, и люди стали порицать покойного, а Пророк снова сказал: «Это стало неизбежным». Тогда Умар б. аль-Хаттаб спросил: «Что стало неизбежным?» Пророк ответил: «Вы воздали хвалу одному, и для него стало неизбежным оказаться в раю, а другого вы порицали, и для него стало неизбежным оказаться в огне, ибо вы (люди)—свидетели Аллаха на земле».
         Абу-аль-Асвад сказал: «Однажды, когда я приехал в Медину, оказалось, что там началась эпидемия, и когда я сидел рядом с Умаром б. аль-Хаттабом, да будет доволен им Аллах, мимо собравшихся пронесли погребальные носилки, и люди воздали хвалу покойному, а Умар, да будет доволен им Аллах, сказал: «Это стало неизбежным». Потом пронесли еще одни носилки, и люди снова воздали хвалу покойному, а Умар, да будет доволен им Аллах, снова сказал: «Это стало неизбежным». После этого пронесли третьи носилки, но на этот раз люди стали порицать покойного. Умар же опять сказал: «Это стало неизбежным». Абу-ль-Асвад сказал: «Тогда я спросил:«Что стало неизбежным, о повелитель правоверных?» Он ответил: «Я повторял слова Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, сказавшего также: «Аллах введет в рай каждого мусульманина, о благих делах которого будут свидетельствовать четверо других мусульман». Тогда мы спросили: «А если их будет трое?» Он ответил: «Даже если их будет трое». Мы снова спросили: «А если их будет двое?» Он ответил: «Даже если их будет двое». И мы не стали спрашивать о том, что будет, если окажется только один свидетель».
         Самура б. Джундаб, да будет доволен им Аллах, сказал: «После того как Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, завершал молитву, он нередко подходил к нам и спрашивал: «Кому из вас приснилось что-нибудь этой ночью?» Самура сказал: «И если кто-нибудь видел сон, он рассказывал о том, что видел, а Пророк говорил: «Это было угодно Аллаху». И однажды он обратился к нам с этим вопросом, сказав: «Видел ли кто-нибудь из вас сон?» Мы ответили: «Нет». Он же сказал: «А я этой ночью видел во сне двух человек, которые явились ко мне, взяли за руку и доставили меня на святую землю, где я увидел двух других. Один из них сидел, а другой стоял, держа в руках нечто».
         Абу Абдаллах аль-Бухари сказал: «Один из наших товарищей, ссылавшийся на слова Мусы б. Исмаила, говорил, что это был железный крюк». Самура сказал: «Он сказал: «И стоявший вонзил этот крюк в угол рта сидевшего и разрывал его до самого затылка, а потом делал то же самое с другим углом рта, и пока он был занят этим, первый угол срастался, после чего он опять возвращался к нему и проделывал то же самое. Я спросил своих спутников: «Что это?»—а они сказали: «Иди». И мы отправились в путь и шли, пока не увидели лежавшего на спине человека, у изголовья которого стоял другой человек, державший в руке камень—и он разбивал этим камнем голову лежавшего, и после того, как он наносил ему удар, камень откатывался в сторону, а он направлялся к нему, чтобы взять камень, но не возвращался к лежавшему, пока голова его не срасталась, становясь такой же, как и прежде, а после этого он возвращался к нему и снова наносил удар. Я спросил: «Кто это?»—а они сказали: «Иди». И после этого мы направились к какому-то отверстию, подобному отверстию печи, верхняя часть которой была узкой, а нижняя широкой. Внизу пылал огонь, и когда жар приближался к ним, они старались подняться так, что чуть не выскакивали оттуда, когда же пламя затихало, то они возвращались обратно, а находились там обнаженные мужчины и женщины. Я спросил: «Кто это?», а они сказали: «Иди!»—и мы шли, пока не достигли реки, в которой вместо воды текла кровь. В этой реке находился человек, а посреди нее стоял другой человек, перед которым лежали камни. Вдруг тот, кто находился в реке, двинулся вперед, но когда он захотел выйти оттуда, стоявший посреди бросил камень ему в рот, вернув его на место, и каждый раз, как тот подходил к берегу, он бросал ему в рот камень, и человек возвращался на свое место. Я спросил: «Что это?», а они сказали: «Иди!» И мы шли, пока не достигли зеленого сада. Там росло огромное дерево, рядом с которым я увидел какого-то старца с детьми, а потом я увидел человека ростом почти что с это дерево, поддерживавшего горевший перед ним огонь. И мои спутники поднялись со мной на это дерево и ввели меня в дом, прекраснее которого я никогда не видел, где находились мужчины, старцы, юноши, женщины и мальчики. Потом они вывели меня оттуда, поднялись по дереву выше, и ввели меня в другой дом, который был еще красивее и лучше, где находились старцы и юноши. Я сказал: «Этой ночью вы проделали со мной большой путь!»—и тогда они поведали мне о том, что я видел, сказав: «Да! Что касается человека, которому при тебе разрывали углы рта, то он лжец и слова его были ложью, распространявшейся от него повсюду, а теперь с ним будут делать то, что ты видел, вплоть до Дня воскресения. Того, которому при тебе разбивали голову, Аллах научил Корану, но он отстранялся от него ночью и не занимался им днем, и так будут обращаться с ним вплоть до Дня воскресения. Те, кого видел ты в отверстии, были прелюбодеями, а тот, кого видел ты в реке, занимался ростовщичеством. Старец, находившийся рядом с деревом, это Ибрахим, мир ему, мальчики, которые стояли вокруг него, это дети разных людей, а поддерживающий огонь является хранителем его. Первый дом, куда ты вошел, предназначен для всех правоверных, а другой—для павших на пути Аллаха. Я—Джабраил, это—Микаил, а теперь подними голову». И подняв голову, я увидел над собой нечто вроде облака, они же сказали: «А это место предназначено для тебя». Я попросил: «Дайте мне занять его!»—но они сказали: «Поистине, жизнь твоя еще не закончилась, а когда она закончится, ты займешь его!»
         Айша, да будет доволен ею Аллах, поведала о том, что один человек сказал Пророку, да благословит его Аллах и да приветствует: «Моя мать внезапно умерла, но я думаю, что если бы она могла говорить, то раздала бы милостыню, так достанется ли ей награда, если это сделаю за нее я?» Он сказал: «Да!»
         Айша сказала: «Поистине, во время своей болезни посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, которому было трудно, спрашивал: «Где я буду сегодня? Где я буду завтра?»—с нетерпением ожидая дня Айши, а когда настал мой день, он умер у меня на руках и был похоронен в моем доме».
         Айша, да будет доволен ею Аллах, в свое время повелела Абдаллаху Ибн аз-Зубайру следующее: «Не хорони меня вместе с ними, но похорони меня вместе с другими женами Пророка в аль-Букайе, чтобы меня не восхваляли за это».
         Айша, да будет доволен ею Аллах, сказала: «Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Не ругайте покойных, ибо они уже приведены к тому, что делали раньше!»

         * * *
         Составив свод хадисов, Исмаил аль-Бухари всю оставшуюся часть жизни посвятил составлению комментариев к Корану. В это время он жил в Нишапуре, столице Хорасана. Разбивка свода хадисов на тематические главы сделала Исмаила аль-Бухари непревзойденным и непререкаемым авторитетом среди мухаддисов исламского Востока. Последователей у него было так много, что он организовал в Нишапуре школу традиционалистов «асхаб аль-хадис». Эту школу посещали как ученые-хадисоведы, так и молодежь, желавшая приобщиться к таинствам откровений пророка Мухаммеда. Была ли необходимость в кропотливом и умном толковании Корана? Была. Не утихали споры о том, сотворен ли Коран или он вечен. Вообще вскоре после смерти Пророка перед мусульманской общиной встало множество вопросов, ответов на которые не содержалось в Коране. Хадисы во многом разъясняли Коран, и это привело к росту их авторитета. Хадисы, подробно описывающие откровения и поступки пророка Мухаммеда, по мнению Исмаила аль-Бухари, давали исчерпывающие ответы на любые вопросы, которые ставила жизнь перед мусульманином. Пройдя огромную школу хадисоведения, Исмаил аль-Бухари благодаря своей уникальной памяти как никто другой ориентировался в откровениях Пророка, как никто другой улавливал их духовные посылки. Именно в них он и стал искать толкование сур Корана. Он полностью отвергал возможность толкования Корана с помощью текста самого Корана—а именно так поступали сторонники идеи сотворенности Корана. Их позиция не исключала того, что Бог может сотворить Коран вновь.
        Богатейшая духовная практика Исмаила аль-Бухари привела его к мысли, что «Коран—несотворенное слово Бога и является предвечным атрибутом Его бытия, он не может быть изменен никем, и мусульманская община в своей жизни должна руководствоваться только предначертаниями, которые содержит эта вечная книга Бога». Разумеется, Коран толковали и до Исмаила аль-Бухари. Еще правоверный халиф Омар, увидев у одного человека Коран, в который против каждого стиха было вклеено толкование, потребовал ножницы и эти толкования удалил. Толковать Коран считалось хулой. Пророк Мухаммед предостерегал: «Тот, кто толкует Коран по собственному усмотрению, попадает в ад». Но кто предполагал, что на свет появятся мутазалисты и поставят под сомнение саму божественность Корана? Чтобы защитить от них и Коран, и пророка Мухаммеда, Исмаил аль-Бухари и взялся за толкование Корана, справедливо полагая, что откровения Пророка содержат ответы на все возникающие вопросы. Этот труд и лег в основу его сочинения «Тафсир ал-Куръан». В исламском мире было немало толкователей Корана и после Исмаила аль-Бухари. Так, комментарий в 12000 листов сочинил багдадский мутазалист ан-Наккаш, который умер в 962 году. Сто двадцать томов комментариев написал Абу Бакр из города Эдфу в Верхнем Египте, который умер в 998 году. Мутазалист Абд ас-Салям дал свое толкование Корана в трехстах томах (семь из них трактуют только одну суру—фатиху). Толкование Корана Исмаилом аль-Бухари наряду с «Ас-Сахихом» в исламской духовной литературе считается одним из лучших.
         Но не случайно на Востоке говорят: «В дерево, которое обильно плодоносит, камни бросают чаще, чем в другие». В Нишапуре у Исмаила аль-Бухари появились завистники, их становилось все больше. Споры выливались в тяжбы, тишина и покой ушли из жизни Исмаила аль-Бухари. И тогда он решился на то, что, в сущности, давно уже должен был сделать. Он покинул Нишапур и навсегда возвратился в Бухару. Но в Бухару он вернулся весьма своеобразно—через Мекку, совершив третий хадж в святыни ислама. У могилы Пророка он дописывал последние страницы своих благословенных сочинений. В родном городе Исмаил аль-Бухари не застал в живых ни матери, ни отца. Ушел из жизни и его брат. Но была жива сестра, жившая в кишлаке близ Самарканда. Не повезло Исмаилу аль-Бухари и в Бухаре. К его авторитету приревновал сам правитель города. (История не оставила нам даже его имени: мелок и тщеславен был этот человек, таких история не запоминает.) Исмаил аль-Бухари покинул негостеприимную Бухару и стал жить в крошечном кишлаке Хартанак (примерно в двадцати километрах от Самарканда). Здесь, окруженный вниманием жителей кишлака и сестры, он провел остаток жизни. Это не значит, что Аллах забыл его. Просто истинная святость не выносит шума, сутолоки. Почти в уединении закончил свою земную жизнь в 870 году Исмаил аль-Бухари, святой ислама, удивительно талантливый человек. И уже одиннадцать веков история славит его имя.
        Прах Исмаила аль-Бухари покоится в Узбекистане. Тысячи паломников идут и едут поклониться надгробию на его могиле. Было время, когда дорога к усыпальнице святого Исмаила аль-Бухари была насильственно перекрыта. С 1926 по 1954 год место захоронения святого было закрыто для посетителей.
         Но вот в 1954 году в Москву с официальным визитом прибывает президент Индонезии господин Сукарно. И когда окончилась официальная часть его визита и президента спросили, что бы он хотел повидать, какие достопримечательности в СССР его привлекают, он сказал, что, как истинный мусульманин, хотел бы побывать на могиле святого Исмаила аль-Бухари, поклониться его праху. Такую же просьбу, но уже в 1956 году, высказал президент Мали Модибо Кейта.
         Власти в Москве и в Узбекистане отдали соответствующую команду. Усыпальница святого и мечеть при ней были спешно приведены в порядок. На могилу легло новое мраморное надгробие со стихами из Корана и датами рождения и смерти ученого. Сам комплекс был передан в ведение Духовного управления мусульман Мавераннахра. И дорога к святому Исмаилу аль-Бухари вновь оживилась. К великому мухаддису и святому ислама едут, конечно, не одни главы государств, но и сотни тысяч верующих, которым Аллах подсказывает совершить это паломничество...

 
« Пред.   След. »
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval

Сегодня 21 сентября, четверг
Copyright © 2005 - 2017 БУХАРСКИЙ КВАРТАЛ ПЕТЕРБУРГА.
Страница сгенерирована за 0.000021 секунд
Сегодня 21 сентября, четверг
Информационно-публицистический портал
Санкт-Петербург
Вверх