logo
buhara
 

Памятники Бухары

История - Бухара

(Главы из книги "Бухарские миражи")
ГЛАВА II
Памятники архитектуры

Памятник архитектуры ХIХ века Чор-Минор. Фото Г.Саидова, 2006 г.
         - Стоячий или сидячий?
         - Кто?
         - Ну, этот, твой памятник.
         - Во, деревня! Ну даёт!
          Кто ж, его посадит?
          Это же памятник!
         (Из к-ф "Джентельмены удачи")

  • Предисловие

            Пожалуй, только два города в Средней Азии сохранились как города-музеи, предоставив ошемломляющему взору туриста почти в нетронутом виде не только свои отдельные памятники архитектуры, но и целые комплексы, ансамбли и кварталы с их каркасными глинобитными домами, узкими улочками, на которых по-прежнему с трудом едва могут разъехаться два осла, запряженных арбой, словом, со всей инфраструктурой. Не случайно они являются городами-заповедниками. Это Хива и Бухара. Ну, а если считать по количеству памятников старины, то Бухара вне всякого сомнения стоит на первом месте.
            Родившись и прожив в Бухаре 27 лет, я и не предполагал, в каком прекрасном городе судьба распорядилась предоставить мне местожительство. Уникальные памятники архитектуры настолько примелькались глазу, что я их почти не замечал и не находил в них ничего особенного. Играя со сверстниками в прятки, я иногда забегал в какое-нибудь старинное медресе или полуразрушенную мечеть и, спрятавшись от приятелей за старинным камнем, даже не предполагал - сколько тайн хранит в себе этот камень и свидетелем каких событий ему предстояло быть. Сейчас, спустя почти полвека, мне почему-то захотелось поделиться с вами об этом.
            Не стану спорить: кто-то, возможно, спишет это мое откровение на старческий маразм; кто-то - на ностальгию по прошлому, а кому-то и вовсе все это покажется не заслуживающим внимания. Только я от себя никуда не уйду и буду вынужден признаться: причина этого кроется где-то очень глубоко и понять её дано, увы, далеко не каждому.
            В детские годы мы, мальчишки, бегали на спор по раскаленным улочкам старой Бухары, соревнуясь, кто из нас дольше вытерпит и не свернет с жуткого солнцепёка в тень. Пятки нестерпимо жгло, на глазах наворачивались слезы, которые мы тщательно обязаны были скрывать от презрительных усмешек товарищей, ибо это означало самую низшую степень позора; до заветной цели было ещё так далеко, но мы не смели никуда свернуть, поскольку за нами зорко наблюдали остальные. И только путем неимоверного мужества, добежав до заветного финиша и зайдя в какую-нибудь подворотню, где нас никто не мог увидеть, мы от души давали волю своим стонам и слезам, мучаясь и корчась от боли, но при этом ощущая гордость за то, что не оказались в числе позорных нытиков и слабаков.
            И вот сейчас, спустя почти полвека, я вновь стою на той же самой улочке и грустно улыбаюсь, глядя вдаль и намечая для себя очередную воображаемую финишную линию. Сумею ли на этот раз я до неё дотянуть? Я не знаю...


  • Цитадель Арк Арк. Фото Г.Саидова, 2006 г.

            Снова я вынужден чистосердечно признаться: ну не был я на экскурсии по Арку ни разу в жизни! Каюсь! Сотни раз заходил туда, десятки раз лазил по его полуразрушенным стенам, тогда ещё не облицованным обожженным кирпичом, а вот на экскурсии не был ни разу. Что ж, сегодня мне предоставилась возможность исправить свою ошибку и восполнить пробел в образовании исключительно благодаря вам, дорогие мои читатели, поскольку я вместе с вами пройдусь в сопровождении экскурсовода по территории старой цитадели и заодно узнаю малоизвестные для меня страницы из истории этого замечательного памятника архитектуры. А гидом любезно согласился быть ещё не очень известный, но подающий большие надежды молодой сотрудник Арка 21-летний Курбанов Бехруз, заканчивающий исторический факультет Бухарского Государственного Университета.
            Итак, я предоставляю слово ему.
            
    Цитадель Арк является самым древним памятником Бухары. Следует отметить, что вообще, древние восточные города состояли как бы из трех частей: первая часть это цитадель - крепость, вторая - это мадина, или шахристан, то есть непосредственно сам город, который располагался вокруг крепости и третья - это, так называемые рабаты, то есть предместья, за крепостными стенами, где располагались различные мастерские, базары и т.д.
            Таким образом Арк можно отнести к первой части, где располагались дворец эмира, административные здания и различные госучреждения. Цитадель Арк была построена в IV веке до нашей эры и по результатам археологических находок, проведенных в конце XX-го столетия, а точнее в 1997 году было установлено, что Бухаре 2500 лет.
            По легенде Арк был построен сыном иранского правителя Кейкауса - Сиявушем. Он был отвержен своей мачехой и бежал из Ирана в Туран. Тураном же в то время правил царь по имени Афрасиаб, у которого была дочь. Арк. Одна из улиц. Фото Г.Саидова, 2006 г.Сиявуш влюбляется в неё и просит у отца девушки её руки. Арасиаб ставит условие: построить дворец, размером с воловью шкуру. Однако, Сиявуш не растерялся и проявил хитрость: он разрезал воловью шкуру на тысячи тончайших полосочек и, соединил их между собой. Таким образом образовалась внушительная площадь, на которой и был построен Арк. Примеров, подобно данной истории можно найти немало. Немало паралелей можно найти и в легенде о том, как финикийская царица построила Карфаген.
            Позднее, по легенде, между Афрасиабом и Сиявушем возникает вражда, вследствие чего Афрасиаб приказывает убить Сиявуша, который похоронен возле восточных ворот Арка, которые назывались "Гўриён". Поэтому каждый новый год ("Наврўз") по зароастрийскому календарю (21 марта) каждый бухарец приходил сюда и приносил в жертву петуха, а женщины пели особые песнопения, которые назывались "плачем мугов". Также в одной из ниш располагалось святое место, где в память о Сиявуше ставили горящую свечку. Таким образом, каждый бухарец считал Сиявуша как бы основателем Бухары.
            Позже дворец пришел в запустение и разрушился. И только в V веке нашей эры, во время правления бухар-худата Бидуна, дворец заново перестраивается, но держится недолго. И сколько бы ни перестраивался, он постоянно разрушался. Тогда бухар-худат собирает своих приближенных, ученых и магов и советуется с ними. И они предлагают ему построить дворец, основанный на семи столбах, расположенных в форме, напоминающей созвездие Большой медведицы. В таком виде он и сохранился до наших дней.
            Общая площадь Арка составляет 4 гектара. Общая окруженность стен 786 метров, Можно сказать, что это был город внутри города: здесь был свой базар, своя мечеть, медресе и жилые строения. Мечеть в Арке. Фото Г.Саидова, 2006 г.Некоторым чиновникам даже запрещалось выходить за пределы Арка.
            Несмотря на то, что Арк был основан в IV веке, основные здания, сохранившиеся до наших дней, относятся в основном к XVI - XX векам. Таким образом, Арк, в том виде, в каком мы его сегодня можем видеть, сформировался при династии шейбанидов.
            Прежде чем пройти через главные ворота Арка, установленые в XVI веке при Абдуллахане и называемые Регистан, мы вынуждены подняться по пандусу, длина которого от 16 до 20 метров, а ширина от 3 до 5 метров. Затем мы попадаем в крытый проход, называемый дўлон. Арчевые перекрытия ("болор") перестроены в 1894 году; до этого они были сделаны из карагача. По обе стороны дўлона расположены ниши:12-ть с одной стороны и 13-ть - с другой. Некоторые из этих ниш являлись своеобразной тюрьмой для особо опасных преступников. Так, в одной из этих ниш томился основоположник таджикской литературы Садриддин Айни, пока не был освобожден войсками Красной Армии под командованием М.В.Фрунзе.
            2 сентября 1920 года Бухара была завоевана этими войсками; эмир Алимхан бежал в Афганистан и была провозглашена Бухарская Народная Советская Республика. Поскольку при взятии Бухарской крепости Арк войсками Красной Армии были использованы 4 аэроплана, то территория Арка на три четверти разрушена в результате бомбежки.
            Пройдя крытый проход и повернув направо мы оказываемся перед небольшой мечетью и караульным помещением начальника стражи Арка (тупчи-боши). В его непосредственном подчинении находилось около 300 стражников, охраняющих Арк. Арк. Каменная чаша, из которой по легенде пила воду лошадь богатыря Рустама - Дульдуль. Фото Г.Саидова, 2006 г.Население же Арка к 1920 году составляло 3000 человек.
            Для оправления ритуальных нужд мусульман в XVII веке по приказу правителя из аштарханидской династии Субхан-кули-хана здесь была возведена мечеть в традиционном для Средней Азии айванном стиле с колоннами. Само слово мечеть (масжид) происходит от семитского "маскита", то есть "священное место". Вообще, следует отметить, что порог мечети нужно переступать с правой ноги; предварительно подвергнув себя ритуальному омовению (тахорат) и надев на себя чистое белье. В самой мечети не следует смеяться и громко говорить. В данной мечети имеются несколько входов со всех трех сторон. Сделано это для того, чтобы верующие не толпились у одного входа, а могли свободно и безпрепятственно войти в мечеть с любой стороны. В любой мечети имеется центральная ниша, именуемая михрабом и обращенная в сторону священного камня Каабы, то есть в сторону Мекки. Творящий молитву обращается лицом к михрабу и сосредоточив свои помыслы на Боге, совершает молитву. Вдоль стен мечети в картушах сохранились записи, сделанные арабской вязью на персидском языке, из которых явствует, что последняя реставрация мечети проводилась по приказу последнего эмира Алим-хана из мангытской династии и оформление ее должно было походить по подобию иерусалимской мечети аль-Акса.
            Рядом с мечетью находится реликвия, своими истоками восходящая к легендарному наставнику Сиявуша - богатырю Рустаму, из известной поэмы Фирдоуси "Шах-наме". По легенде, у Рустама была лошадь, которую звали Дульдуль. Арк. Перекресток /чорсу/. Прямо - приветственный зал. Фото Г.Саидова, 2006 г.Так вот, здесь сохранилась каменная чаша, из которой, согласно преданию, пила воду эта лошадь. Рядом находится символический "камень Рустама" (санги Рустам), служащий орудием всевозможных упражнений богатыря.
            Рядом, за стеной находится разрушенная часть Арка (почти 3 га), где в свое время располагались различные постройки: кухни, монетный двор, медресе Чильдухтарон ("сорок девушек") и другие. В настоящее время эта часть Арка является археологическим заповедником и проход туда запрещен, поскольку это небезопасно.
            Если оставить мечеть по левую сторону и повернуть направо, то мы попадаем на главную улицу Арка, которая называлась "кўча" ("улица") и ведет к основным постройкам, расположенным на территории Арка. Пройдя совсем немного мы подходим к перекрестку ("чорсу"). Справа находится конюшенный двор ("саис-хона"), слева - коронационный зал ("тахт-хона") и прямо - зал приветствий ("салом-хона").Вначале пройдем налево - коронационный или церемониальный двор.
            Представители последней династии (мангытской) не являлись прямыми потомками Чингиз-хана или Афрасиаба, а потому им не разрешалось использовать титул "хан", вот почему они использовали титул "эмир". По этой причине они не могли короноваться ни в Самарканде, ни в Кукташе. В середине XVIII века они построили коронационный двор под открытым небом в Арке. В конце XX столетия этот двор был реконструирован; к подлинным вещам, сохранивнимся до настоящего времени относятся только колонны, сделанные из карагача и мраморный трон.
            Церемония коронации происходила следующим образом. Ранним утром на возвышении растилали белый войлок ("кошма"). Из специальной двери выходил эмир в нарядных золотошвейных одеждах, садился на центр этого войлока. С четырех сторон к войлоку подходили самые приближенные и уважаемые люди и поднимали его вместе с сидящим на нем эмиром и опускали на мраморный трон. Затем окружающие разделялись на две линии вдоль трона. Арк. Коронационный двор. Фото Г.Саидова, 2006 г.В одну входили все высокопоставленные чиновники во главе с министром ("кушбеги"), а вторую - представляли 27 беков то есть наместников областей бухарского ханства. До последнего эмира Алимхана трона, в его современном представлении (стулообразного), не существовало: было просто мраморное плоское возвышение в турецком стиле. И только побывав в Ялте - резиденции русского царя - и возвратившись оттуда, эмир повелел сделать трон в классическом стиле.
            Сразу же у входа в зал находится своеобразная стена, называемая "ғулом-гард" (тадж. "раб-повернись"), имеющая несколько значений. Во-первых, она заслоняла собою сам двор и то. что там происходило от постороннего взора. Но самое главное ее назначение заключалось в том, что никто не смел повернуться по окончании аудиенции спиной к царственной особе и вынужден был пятиться назад к входу до самой этой стены. И лишь зайдя за неё имел право развернуться. История помнит роковую ошибку английского полковника Стодгарта, посмевшего чуть раньше положенного развернуться спиной к эмиру Насрулле, прозванному в народе как "эмир-мясник" ("амир-кассоб") и стоившему ему жизни. Это произошло в 1842 году. Все попытки английского и даже русского двора - заступится за дипломата - не смогли повлиять на решение, принятое сумасбродным и жестоким правителем и в результате полковник был казнен. Рассказывают, что любимой забавой эмира Насруллы было наблюдать, как отрезанная голова его жертвы, опущенная по его приказу в котел с маслом, медленно набухала. Вполне возможно, как предполагают некоторые историки, что он страдал психическими растройствами.
            Сбоку, с одной из сторон этого двора имеется дверь, которая ведет в эмирскую кладовую ("бухча-хона"). В ней хранились различные ткани, атласные стеганые одеяла ("кўрпача"), халаты и др. Арк. Ғулом-гард. Фото Г.Саидова, 2006 г.До нашего времени сохранились вентиляционные шахты, проходящие сквозь потолок и выходящие наружу; видно, что эмиры по-хозяйски заботились о своем добре, чтобы оно не было изъедено всякого рода насекомыми и тлей.
            Выйдя из коронационного зала и повернув налево, мы попадаем в зал приветствий ("салом-хона"). Каждое утро чиновники являлись сюда, чтобы предстать пред светлы очи эмира и доложить о состоянии дел в государстве. За день он принимал до 300 посетителей.
            Эмир сидел боком; докладчику был доступен лишь профиль государя. Сам эмир почти не отвечал на доклады: по бокам, на некотором растоянии от него стояли два церемонимейстера ("удайчи"), в обязанности которых входило принимать доклады и рапорты. Между ними и докладчиком проходила черта, переступать которую последний не имел права.
            Вполне резонно может возникнуть вопрос: для чего принимать столько много народа? Однако, следует учесть, что помимо кушбеги и разного ранга чиновников, эмир имел хорошо отлаженную систему разведки, которая доносила ему информацию о настроениях в народе и о всякого рода интригах, происходивших в близком его окружении.


            Поднявшись по ступенькам вверх, мы вошли в ещё одно помещение, в котором представлены различные карты и экспонаты, рассказывающие об истории Бухары начиная с первобытно-общинного строя и до конца падения бухарского ханства, то есть вплоть до 1920 года.


  • Мавзолей Саманидов

            С мавзолеем Саманидов меня связывают личные, исключительно интимные впечатления, ничего общего не имеющие ни с династией, правившей Бухарой в IX - X вв., ни с архитектурой древнего города в целом. Просто, именно здесь, недалеко от мавзолея, в скверике мы провели с моим неразлучным приятелем Шавкатом незабываемые двое суток в обществе двух симпатичных и милых француженок. Руководитель группы был в панике, а местные органы милиции тщетно прочесывали весь город в поисках пропавших туристок, которые напрочь забыли - какое сегодня число, месяц и год. А мы с товарищем, как вы, вероятно, уже догадались, в это самое время добросовестно и детально знакомили наших гостей со всеми достопримечательностями Востока. Однако-же, вернемся к теме и продолжим разговор о прелестях, но уже иного характера.
            Мавзолей является одним из самых древних памятников архитектуры, который входит в число памятников, находящихся под охраной ЮНЕСКО. Мавзолей Саманидов, Х в. Фото Г.Саидова, 2006 г.Построен он был в конце X-го века и являет собою уникальное сооружение, подобных которому трудно сыскать во всем мире. Судите сами: мавзолей этот сооружен из женного кирпича, при строительстве которого использовалась оригинальная кладка. Как любят повторять гиды: "уникальная и неповторимая кирпичная кладка в Х веке, когда не было даже деревянной Москвы!". Это неприменно следует отметить. Тут уж ничего не поделаешь, - любой периферии, испытывающей скрытую зависть к столице, при мало-мальски предоставленной возможности, непременно хотечется подчеркнуть и свою значимость.
            Ну, а если говорить серьезно, то памятник этот и в самом деле заслуживает того, чтобы встать в один ряд с шедеврами мировой архитектуры. Я, конечно-же, далеко не искусствовед и даже не гид, но признаюсь, что сооружений подобных этому мне не приходилось видеть. Изумляет и поражает меня в нем прежде всего именно простота. Но эта видимая простота, бросающаяся в глаза только в первый момент. Подойдя же поближе и тщательно разглядывая и изучая характер кладки и орнамент, начинаешь осознавать - какие же удивительные люди жили в то далекое время, не знавшее электричества, компьютеров, различной спецтехники и прочих достижений научно-технического прогресса. И... невольно начинаешь завидовать им и жалеть, что не родился в то далекое и замечательное время.
            Я не хочу пересказывать вам избитую байку о том, как в зависимости от времени суток этот уникальный памятник обладает способностью менять свои оттенки и предстает в совершенно ином виде. Мне она почему-то не нравится. Может быть именно из-за того, что её слишком уж часто можно услышать. Или возможно оттого, что невольно в мозгу всплывают ассоциации по аналогией со знаменитой "загадочной улыбкой" Джоконды великого Леонардо. Не знаю.
            Но в одном я уверен точно: этот памятник нисколько и ни в чем не уступает шедевру флорентийского живописца. Только эту красоту нужно уловить, рассмотреть, почувствовать. Для этого прежде всего необходимо быть неравнодушным не только к собственной истории, но к истории вообще: ценить уроки прошлого и пытаться извлечь для себя от этого пользу. И тогда она непременно откроется вам с совершенно неожиданной стороны, действительно заиграв всеми цветами радуги и заставив вздрогнуть ваше сердце.
            Вот почему меня удручают "стада" туристов, неотступно следующие за своим "вожаком"-гидом и спешно ставящие "галочки" о посещении того или иного памятника с тем, чтобы потом иметь возможность похвастаться перед знакомыми и близкими - "и я там был..." А какой толк от такого посещения я, видимо, никогда так и не пойму.


  • Ансамбль "Калон"

            У каждого туриста, приезжающего в Бухару и посетившего многочисленные ансамбли города, складываются свои, особые впечатления от увиденного.Минор-и-Калон, ХII в. Фото Г.Саидова, 2006 г. У кого-то, сразу всплывает образ ходжи Насреддина, которого, возможно, и сейчас можно встретить на пестром восточном базаре. У кого-то - бухарский гарем, заполненный полногрудыми гуриями. А кое у кого, впервые увидевшего минарет Калон ("большой"), вспыхивают в воображенном мозгу картины деспотической казни в поздне-феодальной Бухаре. Особенно после того, как некоторые усердные гиды расскажут вам о том, как сбрасывали с этого минарета преступников. Образ "смерть-башни" сохранился ещё с советских времен, когда в угоду существовавшей идеологии было выгодно представлять дореволюционную Бухару, как средоточие мракобесов и тупых эмиров. Вполне возможно, что оттуда когда-то кого-то и спихнули разок-другой, хотя мои предки подобных историй так и не смогли вспомнить.
            В сознании же большинства бухарцев моего поколения образ минарета Калон всегда ассоциировался с бухарским фаллосом.
             - "Ну как - стоИт?" - встретив неожиданно земляка на чужбине, в первую очередь справлялся бухарец.
             - "СтоИт" - успокаивал тот в свою очередь, широко улыбаясь.
            Это означает, что пока он стоит, Бухаре ничто угрожать не может. Так и подмывает воскликнуть: "На том стояла, стоит и стоять будет земля бухарская!"
            А теперь, давайте ознакомимся с короткой и весьма распространенной справкой.
            
    Итак, на подходе торговой улицы к главному перекрестку шахристана сложился центральный ансамбль Бухары, формирующий ее неповторимый силуэт — Пои Калян, то есть "подножие Великого", подножие великого минарета Калян (русифицированное название от производного "Калон", тадж. "Большой"). Это историческое место. К югу от Арка традиционно, с 713 г., строились, рушились, восстанавливались после пожаров и войн, перемещаясь с места на место, здания главной соборной мечети города. Последнее такое здание, предшествующее существующей мечети Калян, на этом месте было возведено в 1121 г. караханидским правителем Арслан-ханом; она сгорела во время захвата Бухары полчищами Чингиз-хана. От ансамбля XII в. сохранился величественный минарет, возведенный в 1127 г. перед главным фасадом несохранившейся мечети Арслан-хана.
            Калян минарет
            Доминанта ансамбля — минарет Калян (Минорайи калон) — господствующий над городом гигантский вертикальный столб. Значение его выходило далеко за пределы практического назначения: для возглашения призыва на молитву достаточно было подняться па крышу мечети, как это и делалось в первые века после установления ислама; позже для этого стали использовать башни римских святилищ, колокольни христианских церквей, зороастрийские "башни огня" и другие вертикальные сооружения, разнообразные типы которых сложились у разных народов мира задолго до ислама. Слово "минарет" происходит от арабского "минора" "место, где что-то зажжено".
            По надписи в бирюзовой майолике под карнизом фонаря минарета Калян установлено, что он был завершен в 1127 г. Масджити Калон. Фото Г.Саидова, 2006 г.На половине высоты ствола читается имя Арслан-хана. Обнаружено и имя мастера — Бако, на захоронение которого местные жители указывают среди домов соседнего квартала. Бако возвел характерный для Мавераннахра минарет в виде круглоствольной кирпичной башни, сужающейся кверху: диаметр ее внизу — 9 м, вверху — 6м, высота — 45,6 м. Внутри столба вьется кирпичная винтовая лестница, ведущая на площадку шестнадцатиарочной ротонды — фонаря, опирающегося на выступающие ряды кладки, оформленные в виде пышного сталактитового карниза — шарафа.
            По распространенной легенде, мастеру было наказано в короткие сроки выстроить минарет, способный выстоять века. Мастер подготовил фундамент и ... скрылся на год или два. Все поиски, предпринятые Арслан-ханом для поимки и последующей казни беглеца, не увенчались успехом. Каково же было удивление хана, когда по истечение положенного времени мастер сам вернулся и упав к ногам повелителя, промолвил: "Вот теперь я ручаюсь своей головой, о великий повелитель, что построенный минарет будет стоять вечно!".
            Мы не знаем, какие чувства в тот момент испытывал Арслан-хан, однако судя по тому, что творение мастера стоит и по сию пору, можно предположить, что здравый смысл, все-же, возобладал и он простил мастеру подобную дерзость.
            Калян мечеть
            Последнее здание соборной Мечети Калян (Масджид-и калон) завершено в 1514 г. Оно равно по масштабу зданию мечети Биби-ханым в Самарканде. Под её сводами собиралось до 12 тысяч человек. При едином типе здания — это совершенно различные произведения зодческого искусства. Прямоугольный двор обрамлен галереями, состоящими из 288 куполов. Основанием им служат 208 колонн. Продольная ось двора завершается максурой — портально-купольным объемом здания с крестообразным залом, над которым возносится голубой массивный купол на мозаичном барабане. Здание хранит много любопытных архитектурных находок. Например, круглое отверстие в одном из куполов. Внутренний двор мечети Калян. Фото Г.Саидова, 2006 г.Внизу, через него можно видеть основание минарета Калян. А отступая шаг за шагом, можно сосчитать все пояса узорной кладки минарета и упереться взором в его ротонду.
            Медресе Мир-и Араб (1535-1536)
            Строительство медресе Мир-и Араб приписывается шейху Абдаллаху Йамани (из Йемена), духовному наставнику ранних шейбанидов, более известному под именем Мир-и Араба. Шейх Абдаллах имел большое влияние на Убайдулла-хана (Муизз уд-Дин Абу-л-Гази УбайдУлла-хан, сын Махмуд-султана, султан Бухары 1512—1533, хан Мавераннахра 1533—1539 ), оставившего значительный след в истории Бухары. Современники рисовали его суровым воином. Он шесть раз водил свои войска в опустошительные набеги на Хорасан. Воспитан был правитель в духе суфистского миросозерцания и само имя "Убайдулла" было ему дано отцом в честь знаменитого шейха XV века Убайдуллы-ходжи Ахрора, родившегося под Ташкентом.
            Портал Медресе Мири-Араб, располагается строго на одной оси с порталом мечети Калян, однако приподнят из-за некоторого понижения площади на восток на возвышенную платформу.
            Медресе Мири-Араб построено на деньги, которые Убайдулла-хан выручил от продажи в рабство более трех тысяч персидских пленников. Вырученные деньги он передал Мир-и Арабу на постройку медресе.
            К тридцатым годам XVI века прошли те времена, когда правители воздвигали для себя и своих сородичей парадные усыпальницы.Медресе Мири-Араб. Фото Г.Саидова, 2006 г. Значение религии было столь велико, что даже государь должен был довольствоваться погребением под боком у шейха в одном из помещений его медресе. В центре гурханы (усыпальницы) высится деревянное надгробие хана Убайдуллы. В его изголовье - гробница Мири-Араба. Рядом с ним погребен Мухаммад Касым - мударрис (старший преподаватель), умерший в 1047 году хиджры.
            В свое время Мир-Араб было единственным духовным мусульманским учебным заведением на территории СССР. В числе знаменитых выпускников, называют муфтия Азербайджана Ааяло-шукура Падшах-заде, бывшего муфтия Казахстана Ратбека Нысанбайулы, главу российских мусульман Равиля Гайнуддина и погибшего недавно президента Чечни Ахмада Кадырова, бывшего до этого муфтием. Медресе Мири-Араб является вторым самым крупным по размеру (после Медресе Кукельдаш) медресе в Бухаре. В нем имеется 114 келий по числу сур в Коране.


  • Чашма Аюб

            По дороге к выходу из парка сохранился еще один интересный памятник - мавзолей Чашма-Аюб (то есть "источник Иова") — сложный, Мавзолей Чашма-Аюб, XIV - XIX вв. Фото Г.Саидова, 2006 г.многократно перестраивавшийся в течение XIV—XIX вв. памятник, принявший в итоге форму продолговатой призмы, увенчанной разнообразными по форме куполами над помещениями разного размера и формы. Острый, запоминающийся силуэт ему придает поднятый на цилиндрическом барабане двойной куполок с конической скуфьей, отмечающий собой главное помещение с источником.
            В Библии об Иове сказано: "Был человек в земле Уц, имя его Иов; и был человек этот непорочен, справедлив и богобоязнен и удалялся от зла" (Иов 1:1). Где находилась эта страна Уц неизвестно, поэтому благочестивый Иов вполне возможно жил где-то в районе современной Бухары. По одной из легенд Иов (Аюб) проходил мимо того места во время засухи. Умирая от жажды, местные люди попросили у него воды. Как только он ударил по земле своим посохом, появился целительный источник, из которого до сих пор можно пить свежую воду. Независимо от того насколько правдива эта легенда, само по себе существование исторического памятника, связанного с именем Библейского персонажа, является знаковым явлением, которое указывает на распространение Библии и христианства в этих местах в далеком прошлом.
            В наше время, неподалеко от этого памятника архитектуры обосновались художники и продавцы сувениров, разложившие свой нехитрый товар вдоль аллеи, ведущей к мавзолею Саманидов. На импровизированных стендах можно встретить не только неплохие работы художников, исполненных большей частью акварелью, но также и различные ювелирные украшения ручной работы. Для настоящих ценителей старины могут представлять интерес подлинные украшения конца XIX начала XX века. Естесственно, стоят такие работы недешево.Стенд с ювелирными украшениями. Фото Г.Саидова, 2006 г. И это можно понять: для многих жителей данный промысел зачастую является единственным источником средств существования в условиях высокой безработицы.
            Справа от памятника расположен большой базар, на котором обычно затаривается местное население. Особенно посещаемыми днями недели являются четверг (малый) и воскресенье (большой базарный день). В эти дни со всех окрестных кишлаков (деревень) съезжаются дехкане и простой бедный люд, чтобы продать свою скромную сельхозпродукцию и купить на вырученные деньги сладости и какую-нибудь обнову своим домочадцам.


  • Мохи-хоса

             - Павлины, говоришь? К-ха...
             (Из к-ф "Белое солнце пустыни")

            Вот что поведала нам об этой загородной резиденции бухарского эмира Алимхана наш гид - Римма Хусаинова.
            
    Мохи-хоса - это огромный комплекс, занимающий территорию в 7 га,Визитная фотография загородной резиденции эмира бухарского. Фото Г.Саидова, 2006 г. был построен по приказу последнего эмира из мангытской династии, правившего Бухарским ханством с 1910 г. до прихода советской власти в 1920 году.
            Существует довольно распространенная легенда о том, как выбиралось место для строительства будущего дворца. По одной из версий, дело выглядело следующим образом: был дан приказ - подвесить в различных окрестностях Бухары веревочки, с привязанными к ним кусочками освежеванного мяса. И стали ждать - в каком месте оно испортится позже всего. И таким местом оказалась территория, ныне занимаемая эмирской резиденцией, расположенной в 2 - 3 км к северо-западу от Бухары.
            Кстати, в советское время немалой известностью в бывшем Союзе пользовался почечный санаторий, расположенный именно на территории этого комплекса. Мохи-хоса, центральный вход. Фото Г.Саидова, 2006 г.Сюда из различных уголков Совеского Союза съезжались не только на лечение: экскурсия по дворцу оставляла яркое впечатление на всю оставшуюся жизнь.

            Да взять, хотя бы, знаменитых павлинов, предки которых были свидетелями прогулок самого эмира. Как мне удалось выяснить, сегодняшние павлины и в самом деле являются прямыми потомками тех самых эмирских павлинов. К 2006 году их уже развелось такое количество, что сподвигло меня на некоторые малогуманные мысли: а как, интересно, они смотрелись бы на нашем столе? Лично я помню времена, когда их едва насчитывалось 3 - 4 единицы. А сейчас они свободно разгуливают чуть ли не по всей территории комплекса и чувствуют себя прекрасно. Такой вывод был сделан мною после того, как я увидел помимо взрослых особей еще и целый выводок "малышей", пасущихся в специально построенном для них вольере.
            
    Интересно отметить, что не случайно были выбраны павлины. Эта птица очень чутко реагирует на нарушение экологии и не станет жить в месте, где нарушена экосистема. Кстати, аисты, которых вы теперь не встретите в самой Бухаре, также являются своего рода живым экологическим барометром окружающей среды.
            Следует, однако, отметить, что не только одни павлины являлись обитателями загородного сада эмира Алимхана. Павлины. Фото Г.Саидова, 2006 г.В свое время здесь также содержался целый зверинец в число обитателей которого входили: тигры, гепарды, газели, джейраны и даже...слоны.
            Для постройки загородного дворца были специально приглашены петербургские архитекторы Сакович и Моргулис, разработавшие уникальный проект, сочетавший в себе архитектурные элементы как восточного, так и западного градостроительства. Следует, также не забывать о том, что бухарское и хивинское ханства на то время являлись протекторатом России, всецело завися от последней в политическом и экономическом отношениях. Сам эмир Алимхан учился в одном из кадетских корпусов в Санкт-Петербурге и естесственно, годы ученичества и соприкосновение с шедеврами Эрмитажа и Петродворца не могли не оставить заметного следа в душе молодого и честолюбивого эмира. Влияние русской культуры не могло не сказаться и при строительстве загородной резиденции, которая строилась в период с 1911 по 1915 гг.
            Симбиоз восточной и западной архитектуры очень ярко виден не только в элементах планировки, но в отделке самого декора. К примеру, сам кирпичный дворец, построенный по примеру многих петербургских зданий и исполненный в чисто западном стиле, украшен витиеватыми восточными узорами, постепенно и плавно переходящими в "гирих" - сложный звездчатый орнамент, который выполняется на основе сложных математических расчетов и имеет лабиринтообразную форму. Само здание очень органично сплелось в единый архитектурный комплекс, плавно переходя в широкий айван с резными колоннами, искуссно выполненными из дерева бухарскими мастерами.
            Одним из таких мастеров вполне заслуженно считается усто Ширин Муродов (умер в 1956 году).Белый зал. Фото Г.Саидова, 2006 г. Исполненный в изумительном стиле так называемый "Белый зал", по праву остается непревзайденном шедевром: так искуссно смотрится сложный орнамент, выполненный им из ганча (алебастра) по зеркальной стене. Весь огромный зал смотрится как легкая пушинка, словно жемчужина, повисшая в воздухе. Конечно-же, ни слова, ни даже сама фотография не способны передать того ощущения, которое испытываешь находясь в непосредственной близи и созерцая это великолепие.

            Вообще, лично у меня при осмотре дворца сложилось стойкое убеждение, что посещение Петергофа эмиром, оставило неизгладимый след в душе последнего. И постройку летней резиденции можно было бы назвать своего рода, если и не "ответом", то во всяком случае желанием эмира поставить что-то в противовес "русскому версалю". Я бы назвал Мохи-хосу - Эрмитажем в миниатюре или приблизительным аналогом "бухарского петеродворца".
            Предоставляю снова слово Римме:
            
    Здание внутри представляет из себя анфиладу комнат, которые плавно переходят друг в друга через небольшие промежуточные комнаты-приемные, стены которых богато украшенны изразцами и декоративным растительным орнаментом.
            Как известно, ислам запрещал изображение человека. Фрагмент одной из комнат дворца. Фото Г.Саидова, 2006 г.Вот почему, все свое воображение художники и декораторы выплескивали при создании различных растительных и геометрических орнаментов, достигнув в этом виде искусства самых высочайших вершин. На стенах многочисленных комнат дворца можно видеть самые невероятные и даже фантастические орнаменты, которые сложно переплетаясь между собой создают неповторимую картину: начиная от стилизованного изображения павлинного пера до различного рода химер и фантастических существ.
            Понятное дело, что при декорировании дворца такого уровня, один и тот же орнамент почти не повторялся. Каждая из комнат выполнена и оформлена в строгом соответствии со своим назначением. Так, когда мы переходим в так называемую "шахматную (или "игровую") комнату", то нашему взору предстают элементы украшения, связанные с этой древней игрой.
            По многочисленной мебели западного и российского образцов, которой богато обставлены почти все комнаты, нетрудно догадаться, что это далеко не "типичный интерьер" жителя Бухары. Почти вся мебель доставлена из России. Среди прочего: художественно выполненные часы, с богатой отделкой и инкрустацией; различного рода комоды, банкетки, этажерки, бюро и даже ...холодильник, верх которого обкладывался льдом и последний по мере оттаивания стекался по специальным трубочкам вниз, в поддон, охлаждая при этом содержимое самого холодильника.

            Все комнаты украшены огромными каминами, которые искуссно и с изяществом обрамлены изразцовой плиткой и со смешанным орнаментом. Банкетный зал. Фото Г.Саидова, 2006 г.Изразцы привезены из Германии.
            Особое впечатление производит художественное оформление потолков. Это особенно бросается в глаза при входе в "Банкетный зал". В самом центре залы висит изящная люстра, подаренная российским императором Николаем II эмиру Алимхану, которая в числе прочих подарков была прислана для загородной резиденции. Следует также отметить, что электрический "движок" был завезен из Германии, так что со светом здесь проблем не было, в отличие от самой Бухары, где было ещё сильно влияние духовенства и всяческие нововедения объявлялись "кознями шайтана (сатаны)" или "проделками иблиса (дьявола)". Люстра освещает высокий резной потолок, подпираемый стройными деревянными балками, которые в свою очередь, украшены своеобразным и неповторимом орнаментом. Какое-то странное (но не отталкивающее, а наоборот - привлекающее и завораживающее) впечатление на посетителя производят эти балки-колонны, уходящие строго ввысь, невольно заставляя всплыть в воображении некоторые образцы готической архитектуры. В то же время, не оставляет ощущение, что ты находишься в непосредственной близости от кремлевских палат, с её византийской вычурностью и помпезной торжественностью. И только яркое и сумасшедшее буйство красок паркета, иммитирующее рисунок персидского ковра, с его причудливым и затейливым орнаментом, обвалакивающим тебя каким-то необъяснимым чувством ощущения уюта, снова возращает тебя к сознанию того, что ты находишься на Востоке, где, словно преисполненный томной неги и вдыхающий в аромат дымящего кальяна, чувствуешь себя совершенно далеким от этого мира.
            
    Если обратиться к самим архитекторам, то по их задумке такая конструкция потолков должна была собою напоминать "ханский шатер". Фрагмент росписи стены одной из предварительных комнат. Фото Г.Саидова, 2006 г.Более того, по замыслу архитекторов, этот шатер был расчитан на все четыре времени года и соответственно имел четыре варианта, предусматривавшие снятие предыдущих конструкций и заменой их новыми. Цветовая гамма также соответствовала определенному времени года. Однако, этому залу так и не довелось "сменить" одежду ни разу, поскольку вскоре после постройки в России, как известно, изменилась ситуация (начало Первой Мировой войны, 1914 г.), ну, а затем уже и сама революция в скором времени добралась до Бухарского ханства.
            Миновав еще одину комнату, которая называется "Канцелярией (или комнатой писарей)", мы попадаем в "Чайную комнату" - большое и светлое помещение, украшенное весело и ярко всевозможными витражами и заставленную многочисленными декоративными вазами и кувшинами, преимущественно японского и китайского происхождения. В зимнее время эта комната являлась своего рода оранжереей, где выращивались цветы (невольно всплывают ассоциации с Петром I. Г.С.)

            Наконец, пройдя анфиладу помещений, мы выходим через боковой выход вновь во внутренний двор, но уже значительно дальше от того места, где мы первоначально вошли. Сразу на крылечке нас встречают "львы" (и снова связь с Питером! Г.С), сделанные местными мастерами из газганского местного мрамора. На фоне этих львов очень часто любят фотографироваться туристы.
            
    Несколько в стороне от основного здания дворца находится еще одна небольшая постройка, именуемая как "восьмигранник". Потолок восьмигранника. Фото Г.Саидова, 2006 г.Эта постройка была сделана по приказу эмира и предназначалась для одной из дочерей Николая II - княгини Ольги. Эмир, который по некоторым данным, исходящих из косвенных источников, был неравнодушен к этой особе, неоднократно приглашал её в гости, но последней так и не довелось приехать в Бухару.
            В самом центре этого здания находится восьмигранная комната, по внешней окруженности которой расположена анфилада комнат, переходящих одна в другую. Стены и потолки всех комнат богато раскрашены растительным и геометрическим орнаментом. Мотивы орнамента самые различные: в центральной зале можно встретить элементы, свойственные русскому орнаменту. Особое зрелище представляет потолок центральной комнаты, который буквально облит сусальным золотом и выдержан в очень теплых тонах.
            В настоящее время здесь размещен музей национальной одежды: прогуливаясь по всему периметру здания всюду можно заметить выставленные экспонаты, демонстрирующие различную одежду и обувь, которую носили жители Бухары в конце XIX начале XX веков.
            Наконец, пройдя через небольшую аллею, можно выйти прямо к хаузу (бассейну), рядом с которым выстроена в своеобразном стиле восточная беседка, где царственная особа могла позволить себе отдохнуть, забыв на некоторое время все государственные дела.

            Кстати, по поводу этого комплекса также существует глупая байка, взятая на вооружение некоторыми недалекими гидами и вполне удовлетворяющая таких же поверхностных туристов, в воображении которых Восток немыслим без гарема и одалиск, барахтающихся в пруду на потеху любвеобильному падишаху.Беседка на берегу хауза (бассейна). Фото Г.Саидова, 2006 г. Вам с удовольствием поведают в красках как эмир, сидя в своей беседке, бросает половину яблока в бассейн, в котором плавают его многочисленные наложницы, и как с остервенением последние бьются чуть-ли не насмерть за обладание этим фруктом, поскольку победительнице вместе с этим огрызком достается ещё один - эмирский - и право разделить царственное ложе в предстоящую ночь. Ну что здесь можно сказать? Разве что только привести любимое изречение моего российского приятеля Сережи, коротко и лаконично выражавшегося по поводу подобных баек следующим образом: "Сказка про п....у и Синеглазку"...
            Ну, и в заключение, дабы вы особо не расстраивались, мне хочется пожелать вам от всей души, чтобы по приезду в Бухару вам повезло на настоящего и толкового гида (которых, кстати, совсем немало), от которого - я считаю - зависит очень многое. И самое главное - это впечатление, которое человек уносит в своем сердце, покидая этот удивительный город. Нам на такого гида повезло, за что мы выражаем свою признательность и благодарность: спасибо, тебе, Римма. Рахмат-и-калон! (Спасибо большое!)


  • Бани

            Когда я был маленьким, каждую субботу или воскресенье папа готовил нас с братом к походу в баню. Баня (хамбоми Бозор-и-Корд). Переход из одного помещения в другое следует осуществлять плавно. Фото заимствовано с сайта www.orexca.comНаверное, я не чистокровный бухарский тип, поскольку до сих пор загнать меня в ванну, стоит огромных усилий со стороны домашних. То ли после нашествия монголов кровь моих предков была порядком разбавлена, то ли ещё по какой неизвестной мне причине, но известная поговорка "Монгол моется всего два раза в жизни: родился - помыли, и умер - помыли", в полной мере применима ко мне. И это несмотря на то, что лечебным и гигиеническим свойствам бани я всегда придавал огромное значение.
            Традиция мыться в бане в Бухаре достаточно древняя. Упоминания об этом можно встретить у Наршахи, автора "Истории Наршахи", датируемой X-м веком. Правда, употребляли тогда не современный термин арабского происхождения "хаммом" (бухарское - хамбом), а старый таджикский - "гармоба".
            Тогда, в 60-е годы XX-го столетия из 18 старинных бань, упоминаемых в книге О.Сухаревой "Бухара, XIX начало XX вв.", оставалось всего 3: две мужские (хамбоми Саррофон и хамбоми Бозори корд) и одна женская (хамбоми кунджак). Сейчас, к сожалению, осталось всего 2 бани: одна мужская и одна женская. Мы с отцом ходили попеременно то в "хамбоми Саррофон", то в "Бозори корд". Само устройство этих бань с замысловатыми комнатками-лабиринтами, с постепенным переходом из прохладного помещения в более жаркое и так далее, создавали сказочное представление, будоража детское воображение. Но более всего меня поражали теплые мраморные полы из цельных кусков мрамора произвольной формы. Они были совершенно гладкие, теплые и имели всю палитру оттенков: от чисто белого как снег, до иссиня-черного с многочисленными прожилками в рисунке.
            В "Каноне врачебной науки" Абу Али ибн Сино отмечает в качестве достоинства хорошей бани солидное строение, умеренную температуру, яркий свет, хороший воздух, просторный предбанник, расписанный красивыми картинами, приятную воду. Вход в баню Саррофон вел прямо с улицы в относительно просторную раздевальню и место отдыха. Далее начиналась серия заглубленных в землю купольных помещений, связанных между собой узкими сводчатыми ходами.
            Самой последней и, следовательно, самой жаркой являлась комната, где по периметру вдоль стен были расположены 4 ручки кранов: 2 для холодной и 2 для горячей воды. Нам очень не хотелось туда идти и потому мы с братом довольно часто спорили - чья очередь идти за водой. Источником пара в таких банях является огромный котел с водой, встроенный в стену. Пар, образованный от кипения воды, выходит постоянно через отверстие примерно 0,5 х 0,5 метра, находящееся на высоте полутора метров от пола. Котел с водой раньше нагревался с помощью дров, сейчас - с помощью мазута. Топка находится по другую сторону стены, и запахи из нее не проникают ни в мыльное отделение, ни в парилку.
            Через какое-то время, когда основательно помывшись и смыв всю накопившуюся грязь, отец нам разрешал перейти в следующее (близкое ко входу) более прохладное помещение, мы с облегчением вздыхали. Так, постепенно мы, освоившись "на новом месте" и привыкнув к существующей температуре, ополоснувшись переходили в следующую комнату. В самой последней нас ждала процедура окатывания холодной водой и мы, чистые и довольные, выходили в предбанник, где нас уже поджидал поднос с горячим чайником зеленого чаю с кобальтовыми пиалушками.
            Сегодня в Бухаре сохранились всего две старинные бани: одна женская - хамбом-и-Кунҗак и одна мужская баня - Бозор-и Корд, рядом с куполом Ток-и Тельпак Фурушон (Купол продавцов головными уборами). При желании можно заказать массажиста. Фото заимствовано с сайта www.orexca.comПолуподвальные помещения старинных бань втиснулись среди рыночных зданий и едва возвышаются над улицей своими невыразительными низкими куполами. Бухарские бани представляют собой историко-культурный интерес, как типичные памятники гражданского строительства Бухары XVI века.
            Бани часто путают со специальными помещениями для ритуальных омовений — они имелись во многих кварталах города и были двух видов: тахоратхона — место для неполных омовений, которые, по шариату, должны предшествовать каждой молитве, :и ғуслхона — помещения, разделенные на изолированные кабинки, где могли совершаться полные омовения. Последние заключались в окатывании водой всего тела — с головы до ног — и были обязательны после супружеской близости. Такие омовения совершались также и дома, но в ғуслхона в холодное время имелась теплая вода, что обеспечивало высокий уровень комфорта изнеженным жителям столицы. В ғуслхона все имевшие нужду ими воспользоваться являлись в накинутом на голову халате так как до омовения они считались нечистыми. Содержание помещений для омовения было обязанностью самих прихожан. Топливо для этого либо по очереди доставляла каждая семья, либо все жители квартала участвовали в его покупке. Квартальная община нанимала какого-нибудь бедняка из числа жителей квартала, который обслуживал помещение для омовений и подогревал воду.
            После бани мы традиционно вытягивали свои руки, определяя - у кого они чище, редко сходясь к единодушному мнению. Тем не менее все мы были довольны: отец, свято памятуя правило А.Суворова "После бани хоть штаны продай, но сто грамм выпей!", старался никогда не огорчать великого полководца. Ну, а мы - за "молчание" перед мамой - получали по маленькой плитке шоколада "Буратино" за 24 копейки.


  • Ансамбль Ляби-Хауз

            Ляби-Хауз - излюбленное и самое популярное место отдыха не только туристов, но также и жителей Бухары. Однако, для начала я предлагаю ознакомиться со статьей Е.Некрасовой, строго по-научному,Медресе Нодир Диван-беги. Фото Г.Саидова, 2006 г. без лишних сказок и легенд описавшей один из самых интереснейших ансамблей города.
            Статья Е. Некрасовой (E.Nekrasova)
            
    Ляби Хауз — один из крупнейших архитектурных ансамблей (ХVI–XVII вв.), Бухары, расположенный в восточной части Хисар-и нaу, или Хисар-и бирун (Нового города), и вытянутый в широтном направлении вдоль торговых улиц. Композиционным центром является большой хауз, по сторонам которого — две мадраса и ханака, возведенные из жженого кирпича.
            Мадраса Кулбаба Кукелташа (60–70-е гг. ХVI в.), названная по имени строителя — молочного брата и ближайшего соратника ‘Абд Аллах-хана II, расположена в северной части ансамбля и главным южным фасадом обращена на торговую площадь. К западу от нее некогда находилась соборная мечеть Шона (снесена в 60-е гг. XX в.), возведенная отцом строителя Л. Х. — амиром Йар Мухаммадом-ата, воспитателем ‘Абд Аллах-хана. Традиционная в плане, мадраса по количеству худжр (более 150) — самая большая в Бухаре, приподнята на довольно обширной суфе — площадке (сахн), ныне укороченной более чем наполовину. Вход на главном фасаде оформлен монументальным порталом с глубокой сводчатой нишей, фланкированной по сторонам изящными колоннами из полупрозрачного зеленого оникса. Наружные боковые и задний фасады, подобно главному, оформлены по второму этажу глубокими лоджиями. В стенах вестибюля, состоящего из трех помещений, вытянутых по поперечной оси, расположены входы — в мечеть, дарс-хана, на лестницы, ведущие на второй этаж в помещения библиотеки, и в коридоры, выводящие во двор. Дополнительные входы в мечеть и дарс-хана устроены на главном фасаде, помимо этого последняя имела еще один вход на восточном фасаде, оформленный глубокой сводчатой нишей. Квадратные в плане, с глубокими нишами на осях, мечеть и дарс-хана имеют уникальные перекрытия, представляющие собой систему пересекающихся арок; в декорации использованы ганчевые своды и сталактиты. Большой двор мадраса обведен в два этажа аркатурой, за которой располагаются худжры, в некоторых из них сохранился декор — росписи, резьба по ганчу (алебастр). На главной оси двора устроены глубокие айваны, оформленные массивными порталами. На них сохранились фрагменты коранических надписей, выполненных почерком сулс. В тимпанах арок снаружи и внутри здания остались незначительные фрагменты от некогда богатого декора расписной майоликой. До нашего времени на главном фасаде сохранились деревянные резные ворота, сильно поврежденные. Их полотнища, собранные из звездчатых фигур, образуют сложный гирих.
            В первые десятилетия XVII в. к югу от мадраса на средства вазира Имамкули-хана — Надира Диван-биги были возведены основные сооружения ансамбля: ханака, мадраса и хауз, получившие названия по имени основателя. Ханака Надир Диван-Беги (Вид сбоку). Фото Г.Саидова, 2006 г.Ханака, ханега, хонако (от тадж. «хона» — «дом» и «га» — «место»), «такия» (араб.), «завия» (арабский, преимущественно в Северной Африке) - мусульманские культовые сооружения типа странноприимных домов, которые обычно являлись обителями дервишей (суфиев) и центрами пропаганды суфизма. Со временем ханака превратились в комплексные сооружения (иногда монастырского типа), включающие кельи, мечеть, зал для радений, усыпальницу патрона и др.
            Ханака замыкает ансамбль с запада, возведена на довольно высокой суфе и обращена главным фасадом на восток. Стройный портал с глубокой нишей фланкирован угловыми башнями (гулдаста). В боковых фасадах также расположены входы, отмеченные невысокими порталами. Первоначальный декор интерьера ханаки во время капитального ремонта при амире ‘Алим-хане, в 1914–1916 гг., был закрыт надписями и орнаментами, выполненными масляными красками. Над михрабной нишей приведены фрагмент коранической надписи и даты возведения и ремонта. Вокруг центрального зала в два этажа расположены небольшие худжры. В 70-е гг., на основании документальных остатков, был восстановлен мозаичный декор главного фасада. Прямоугольный, со срезанными углами хауз расположен к востоку от ханаки. Предположительно он устроен на месте более древнего и меньшего по размерам хауза. Это довольно сложное инженерное сооружение для хранения воды, поступающей по тазару (подземный канал, перекрытый сводом) из расположенного рядом Шахруда. Дно хауза покрыто водонепроницаемым раствором, ступенчатые стены сложены из блоков известняка.
            Мадраса (1622–1623), замыкающая ансамбль с востока, имеет в плане неправильную конфигурацию, подчиненную топографии этого участка городской территории. Здание отличается от обычной мадраса рядом особенностей: отсутствием мечети, дарс-хана и дворовых айванов; в восточной части имеется коридор, который вел к конюшне. Это объясняется преданием, что первоначально сооружение задумывалось как караван-сарай, но в процессе постройки планы заказчика изменились. Главный фасад здания обычен для мадраса: в центре расположен мощный портал с двухэтажными лоджиями в крыльях, фланкированный на углах башнями. Большой интерес представляет восстановленная в 70-е гг. зооморфная декорация тимпанов портала, выполненная в технике полихромной мозаики: к лучистому солнцу устремляются фантастические птицы, держащие в когтях фантастических же животных.
            В 1794–1796 гг. на северной стороне площади, неподалеку от мадраса Кукелташ, появилась мадраса дамулла Ир-Назар Ильчи, со временем превращенная в караван-сарай (снесена в 50-е гг. XX в.). Согласно преданию, деньги на ее строительство были переданы послу амира Шах-Мурада — Ир-Назару Максютову Екатериной II.
            Здания ансамбля Ляби Хауза отреставрированы.


            А теперь возвратимся к легендам.
            История этого ансамбля неразрывно связана с именем Надир-Диван-Беги, который был высокопоставленным сановником, визирем, а также он был дядей бухарского эмира Имам Кули-хана.С наступлением сумерек начинается современная жизнь Ляби Хауза. Фото Г.Саидова, 2007 г. Говорят, что когда Надир-Диван-Беги строил Ханаку, называемую и поныне его именем, рядом с местом строительства находился большое домовладение, принадлежащее вдове - еврейке. Диван-беги решил, что это место, идеально подходит для устройства водоема при мечети. Он обратился к вдове с предложением продать свой двор за любую хорошую цену. Но еврейка ни за что не соглашалась. Диван-беги тогда повел её к эмиру, будучи уверен, что тот принудит ее продать дом. Но Имам Кули-хан передал рассмотрение этого вопроса коллегии муфтиев. Мусульманские законоведы вынесли решение, запрещающее отнимать двор у еврейки силой, ибо по их мнению евреи должны пользоваться всеми правами наравне с мусульманами, потому что они платят налог "джизью", на право сохранения ими своей религии. Диван-Беги пришлось ограничиться устройством маленького водоема, прилегавшего к дому, где жила несговорчивая вдова.
            Но хитрый вельможа проложил арык, для своего нового пруда так, что он проходил прямо под стенами дома вдовы, несмотря на то, что прокладка арыка в этом месте обошлась ему дороже. Через некоторое время, когда вода стала подмывать фундамент дома, еврейка пришла к Диван-Беги, чтобы воззвать к его совести. На что он ответил, что мол его предложение остается в силе и он сейчас же уплатит ей стоимость дома, лишь бы она согласилась продать его. Вдова ответила, что деньги ей не нужны и просит она только об одном, чтобы взамен ее двора ей дали участок земли для постройки синагоги. Диван-беги согласился на эту сделку и передал в распоряжение женщины, свой участок земли, находившийся в квартале, ныне называемом "еврейским" или "старая махалля" (махалляйи-Қўҳна). Первая еврейская синагога в Бухаре, построенная в XVI веке, стоит и по сей день.
            А на месте бывшего дома вдовы был установлен самый большой водоем города (46 x 36 м). Люди стали называть его Ляби-Хауз, что означает "у пруда". Примерная дата постройки 1620 год. Но среди народа сохранился и другой эпитет по отношению к данному комплексу: Хауз-и Базўр "построенный с принуждением", хотя, если быть правдивым до конца, то последнее название почти начисто стерто из сознания бухарцев. Все привыкли уже отдыхать в полуденный зной в тени 500-летних чинар, расположенных вокруг водоема, а потому название "Ляби Хауз" совершенно естесственно и прочно закрепилось за этим красивым местом отдыха горожан и туристов.
            Ну, а если вспомнить из всеми нами полюбившейся в детстве книжки Л.Соловьева "Повесть о ходже Насреддине", что именно в этом пруду был сначала спасен, а затем окончательно утоплен ростовщик Джафар, то восторжествовавшее чувство справедливости и удовлетворенное чувство мести позволят нам полнее расслабиться и насладиться ароматом настоящего зеленого чая со свежеиспеченными в танўре горячими лепешками.
            Относительно недавно (лет 15 - 20 назад) между Ляби Хаузом и Медресе городские власти решили установить памятник литературному герою. Памятник Ходже Насреддину у Ляби Хауза. Фото Г.Саидова, 2006 г.Так сказать, "наш Дон-Кихот Ламанчский". И - ничего: прижился со временем этот памятник. Ежедневно возле него фотографируются десятки (а бывает - и сотни) туристов, которые своими объятиями тщательно отполировали все бока бедному ишаку. А Насреддину хоть бы что: он по-прежнему улыбается всем и каждому своими узкими раскосыми и отнюдь не бухарскими глазами и, как бы подмигивая, призывает: "А давай ещё кого-нибудь утопим в пруду?".
            Ближе к вечеру я бы рекомендовал вам заказать шашлычок и сменить пиалу чая на что-нибудь более крепкое. Благо этого "добра" всегда хватает.
            Справедливости ради, следует отметить, что еда здесь готовится вполне сносная, но не выдерживающая никакой критики со стороны испорченных различными кулинарными изысками местных жителей, и - надо отдать должное - это правда. Культ еды у некоторой части бухарского населения преобладает надо всем остальным, а потому, это качество, что называется, привито "с кровью и молоком". Бухарцы, являясь истинными ценителями правильно приготовленной пищи и утонченными гурманами, очень щепетильно относятся не только к санитарно-гигиеническим нормам приготовления того или иного продукта, но зачастую, берут во внимание и такой немаловажный аспект, как - кто именно готовил конкретное блюдо. То есть, особо обращая внимание на внешний вид повара, его манеру поведения, привычки и так далее. И - поверьте мне - такая "придирчивость" вполне обоснована и имеет свое объяснение.
            И в самом деле, есть в Бухаре специальные места, где превосходно готовят, к примеру, манты, тандыр-кабоб или рыбу, но это отдельная тема разговора.

 
« Пред.   След. »
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval

Сегодня 13 декабря, среда
Copyright © 2005 - 2017 БУХАРСКИЙ КВАРТАЛ ПЕТЕРБУРГА.
Страница сгенерирована за 0.000019 секунд
Сегодня 13 декабря, среда
Информационно-публицистический портал
Санкт-Петербург
Вверх