logo
buhara
 

Рамазон

  Г.Саидов
БУХАРСКИЕ МИРАЖИ
Санкт-Петербург
2007


ГЛАВА V
"БУХАРСКИЕ ОБРЯДЫ.
Рамазон (Рўза)"
Мечеть Дўст джўргоси квартала Мирзо Фаёз / Фото Г.Саидова, 2007 г.


         Рамазон - один из самых священных месяцев мусульманского календаря. Именно в этот месяц по преданию был ниспослан Коран - самая священная и почитаемая книга мусульман. И именно в этот месяц всем благочестивым правоверным предписано поститься. Что же из себя представляет мусульманский пост?
         Вынужден сразу же разочаровать тех, кто считает, что главное в посте - это воздержание от пищи. Это глубоко ошибочное утверждение. Мусульманский пост, или как ещё по другому его называют "рўза" (ураза) - это прежде всего усмирение своей плоти, своего нафса ("эго") и, следовательно, воздержание от всего того, что гневит Аллаха и препятствует совершенствованию души. Рўза - это одно из самых приветствуемых и богоугодных дел, к которому, однако, никто не смеет принуждать помимо воли самого человека. Каждая душа должна сама "созреть" для добровольного принятия решения.
         Мне трудно говорить за других, а потому скажу про себя. Являясь типичным продуктом самой что ни на есть советской эпохи, я прекрасно помню все этапы своего становления как личности, а потому постараюсь не лукавя передать всю гамму чувств, которую я испытывал к религии в целом и к посту в частности.
         Оба дома моих предков (как со стороны отца, так и со стороны матери) находились в одном квартале Мирзо Фаёз, неподалеку от знаменитой мечети Хўҗа Зайнитдин, а потому все мое детство прошло, в основном, между порогами обеих этих домов, каждый из которых я считал для себя родным. Правда, сам я проживал с родителями в двухэтажном 16-ти квартирном кирпичном доме, который находился за чертой "старого города". Однако, почти каждую пятницу, по установившейся бухарской традиции мои родители старались "на выходные" навещать своих, а это означало, что я опять буду носиться как ошалелый босиком по горячему и плавящему от знойной жары асфальту с ватагой своих сверстников по узким бухарским улочкам, участвуя во всевозможных детских играх и предаваясь соблазну - залезть с риском для жизни в чужой сад, чтобы сорвать незрелый урюк (давчу) или виноград. Одна из улиц квартала Мирзо Фаёз / Фото Г.Саидова, 2007 г.Ну, кто же из нас ни разу не испытал в детстве подобное? Мы были детьми улицы, а потому загнать нас домой, было делом нелегким.
         При этом, все мы прилежно учились в школе; все мы с гордостью носили октябрятские звездочки с изображением молодого Володи Ульянова; и все мы с трепетным волнением и затаив дыхание смотрели на то, как старшеклассники надевают на наши шеи красные галстуки. Все это было. Как было и то, что дома наши бабушки и дедушки, совершенно не осуждая и не ругая нас, продолжали молча, каждый в своем углу молиться и совершать привычные вековые обряды. Все это удивительным образом сосуществовало вместе и - странное дело - это было так естесственно и органично, что другого мы себе и представить не могли. В школе мы искренне зубрили стихи В.Маяковского о "серпастом молоткастом" советском паспорте, а придя домой, мы обязательно совершали "оминь" по окончанию ужина и уже ближе ко сну обязательно про себя бормотали молитву "на сон грядущий". Это уже было у нас, что называется, "в крови".
         Несмотря на атеистическую пропаганду в школе, мы одинаково равнодушно относились как к Богу, так и к атеизму. Мы знали, что для того, чтобы закончить школу успешно, мы обязаны проштудировать работы К.Маркса и В.Ленина, смысл которых, откровенно говоря, едва ли доходил и до самих учителей; как мы знали и то, что знать самые необходимые молитвы, без которых не обходится любое мероприятие в квартале, это необходимо не в меньшей мере. Вся жизнь квартала, с ее многовековыми обрядами, обычаями и устоями, была органично переплетена многочисленными невидимыми, но, тем не менее, живыми нитями, а потому это не могло казаться неким насилием со стороны, а вполне естесственно вписывалось в общую инфраструктуру существующего общества.
         Когда же наступал месяц Рамазон, мы льстиво пробирались к своим тихим бабушкам с тем, чтобы последние открыли нам секрет формулы "открытия" и "закрытия" поста: нам тоже ужасно хотелось поучаствовать в таком великом и богоугодном деле, каким являлся пост. Проверить себя на выдержку и похвастаться своими результатами перед сверстниками и взрослыми. Взрослые смотрели на наш энтузиазм снисходительно, тем не менее поощряя и поправляя нас.
         Следует отметить, что любой человек может, как говорят, "взять" пост. Для это необходимо иметь чистосердечное намерение. "Ният карда рўза гирифтан" ("Взять пост, имея чистое и искреннее намерение"). Исключение составляют дети младенческого возраста (поскольку являются ещё неразумными, то есть, не отвечающими за свои поступки) и тяжело больные старики (держать пост в ущерб своему здоровью в некоторых случаях может рассматриваться даже как грех).
         В идеале, следует поститься весь месяц, однако, если вы, сомневаясь в своих силах, вознамерились попоститься хотя бы и три дня, то и это вам зачтется.
         Во время поста не разрешается есть и пить в течение всего светового дня.Так растет инжир (смоква) / Фото Г.Саидова, 2007 г. Некоторые даже боятся проглотить нечаянно собственную слюну. Необходимо воздержаться от ругани и сквернословия, от похоти и посещения заведений увеселительного характера. От плохих и дурных мыслей. От злобы и негодования. О курении и спиртном, полагаю, даже не стоит и говорить. Словом, следует во всем усмирить свою плоть и всецело отдаться Богу. Хотя бы на то короткое время, на которое вы решились. Это, в свою очередь, предполагает контроль за своим поведением, за своими чувствами. Едва вы только забылись и стали мечтать о чем-то приятном или веселом, следует тут же "поймать" себя и вернуть в надлежащее положение. Все мысли должны быть заострены на бренности существования вашего тела. Вы должны осознать, что только душа ваша вечна и её одну следует блюсти. Все соблазны этого мира проистекают от шайтана (сатаны), а потому вашей задачей является хотя бы на это короткое время воспротивиться всем его проискам и поминать только Бога. Как говорится, "Бог никогда не взваливает на человека непосильную ношу", а потому месяц Рамазон и служит для того, чтобы вы помнили о милости Его и благодарили: ведь Он знает, что человек слаб и потому Он милосердный и прощающий.
         Нередко бывает и так, что человек вдруг нечаянно забылся и выпил немного воды, утолив свою жажду (довольно часто такое бывает с детьми), или съел что-либо. Чаще всего это происходит не сознательно. В таких случаях говорят: "Сам Аллах пожалел его и напоил (или накормил)". В этом случае это не является прегрешением. Греховным считается лишь сознательный акт, то есть, когда ты сознаешь, что этого делать нельзя и, тем не менее, совершаешь его. Этим ты показываешь, что все твои заверения в искренности немерений относительно поста, являлись по сути ложными и, следовательно, тобою в большей степени руководит твое низменное "эго" (нафс). За это тебя, конечно же, никто не убьет и не накажет. Кроме твоей совести. А это и есть Бог, который заставляет тебя чувствовать угрызения совести.
         По истечение некоторого времени после захода солнца совершают ифтор (то есть - разговение). Читают молитву, выпивают сначала несколько глотков воды, а затем не спеша и не жадно приступают к трапезе, благославляя и поминая Господа. Все разговоры о том, что постящиеся только и ждут ночи для того, чтобы заняться чревоугодничеством и развратом, я даже не стану комментировать, поскольку подобные утверждения слишком далеки от правдоподобия и не имеют под собой серьезной почвы.
         А вот история, которую я вам повестну ниже, действительно имела место быть, когда я был глупым ребенком. Мне до сих пор об этом стыдно вспоминать, но, как говорится, "из песни слов не выкинешь"...
         Главным образом, Рамазон нам нравился из-за своих "колядок". Да, да - не удивляйтесь: эти "песни-колядки" пелись всей детворой, подходя то к одному дому, то к другому. Пелись они как на таджикском языке, так и на узбекском. Удивительно, но я почему-то, запомнил только узбекскую:

         "Ассалому -ляйкум! Бизлар келдик,
         Пайғамбар йилини излаб келдик.
         Ҳар йилда келади бир марта рўза,
         Савоби - җавоби сиздан бизга.
         Зумрале-зумрале, бир сўм берале,
         Оқ танга, кўк танга,
         Чикора беринг җон янга!"

         (Мир вашему дому, мы к вам пришли,
         Сообщить вам о священном Пророке.
         Раз в году приходит месяц Рамазан,
         Богоугодный ответ ждем от вас.
         Зумрале-зумрале, дайте один рубль,
         Белую таньга, или желтую таньга,
         Вынеси к нам скорей дорогая тетя!)

         Следует отметить, что бухарский дом строится по особому плану. Приоткрыв дверь (которая, как правило, никогда не запирается, кроме как на ночь), вы попадаете в раърав (довольно широкий навес непосредственно перед самим домом).Мадраса Рахмон-кули-хона (XVIII в.) в квартале Мирзо Фаёз / Фото Г.Саидова, 2006 г. Справа или слева, обычно, располагаются сортир, какая-нибудь кладовочка или ясли для скота. Раньше, там размещалась какая-либо живность. На худой конец, обыкновенный ишак, который начинал пронзительно орать, едва на его территорию покушался чужак. В описываемый период ослов уже становилось все меньше: на смену приходила техника в виде обычного велосипеда - предмета "охоты" и особой зависти у местной ребятни. Частных машин во всем городе можно было пересчитать на пальцах одной руки.
         Постояв ещё с минуту, детвора выкрикивала во двор:
         "Ё савоб, ё җавоб!"
         :(Или подайте, или дайте ответ!)
         Как правило, хозяева не заставляли себя долго ждать и выносили нам что-либо из еды (в чем мало мы нуждались), либо бросали за порог дома горсть мелких монет, достоинством от 2-х до 20-ти копеек. За монету, достоинством в 50 копеек или (что было ещё реже) 1 рубль, могла развернуться настоящая баталия, которая нередко заканчивалась рукопашной. Колядки эти были делом весьма обыденным и привычным: взрослые, глядя на нас, вспоминали свое детство и ностальгические воспоминания былого безвозвратного детства растапливали их сердца, понуждая их к милосердному акту в такой священный месяц.
         Так и продолжалась бы, наверное, эта идиллия до сегодняшнего дня, если бы мы своим поведением не дискредитировали сам институт коляды, заставив взрослых пересмотреть свое отношение к нему, с учетом вновь сложивжихся реалий на постсоветстком пространстве. Дело в том, новому подрастающему поколению космонавтов и летчиков были чужды такие понятия, как страх перед божьей карой, перед чистилищем, перед ответственностью за свои поступки. Словом, чужды были все те понятия, на чем воспитывались наши деды и прадеды. А потому мы, поразмыслив немного, вдруг сообразили, что под предлогом колядок очень удобно "тырить" чужие велосипеды. Благо, они стояли чуть ли не в любом доме и без всякой привязи.
         Осторожно войдя во двор какого-нибудь дома, мы жадно озирались по сторонам в поисках вожделенного предмета и, увидев нашу двухколесную жертву, спешно старались вытащить её на улицу. Все было продумано до мелочей: едва кто-либо из домашних выходил во двор, как мы тут же оставляли нашу жертву в покое и пронзительным голосом завывали:
         "Ассалому-ляйкум, бизлар келдик..."
         Все выглядело невинно, и нам даже сперва все сходило с рук, пока... Пока инциденты с кражами велосипедов не приобрели характер эпидемии. Верна пословица: "Что посеешь, то и пожнешь". С каждым разом наши задачи усложнялись, ибо бдительные хозяева уже были наслышаны о подобных колядках и вместо богоугодных конфет и монет на наши головы стали обрушиваться браная ругань и горсти камней.
         Апофеозом наших похождений был случай, после которого мы раз и навсегда забыли о колядках. Войдя в очередной двор, часть из нас хором запела известный мотив, другая же - срочно стала возиться с велосипедом. К нашему великому изумлению велосипед оказался намертво привязан к столбу массивной цепью, на концах которой висел огромный амбарный замок. В замешательстве мы притихли. Наконец, вдали дома открылась дверь и показалась темная фигура мужчины.
         :"Ё савоб, ё җавоб!" - со слабой надеждой, выдавили мы из себя.
         "Қўтоқ!!!" (Х..!!!) - оглушил нас отнюдь не богоугодным ответом грубый мужской голос, заставив нас как по мановению волшебной палочки, раствориться во тьме наступившей ночи.
         Жаль, конечно же, но на этом интерес к колядкам у нас пропал окончательно и безповоротно.


 
« Пред.   След. »
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval

Сегодня 29 мая, понедельник
Copyright © 2005 - 2017 БУХАРСКИЙ КВАРТАЛ ПЕТЕРБУРГА.
Страница сгенерирована за 0.000033 секунд
Сегодня 29 мая, понедельник
Информационно-публицистический портал
Санкт-Петербург
Вверх