logo
buhara
 

Петербург

История
 Кухня |    Храмы Петербурга |    История Императрицы |    Топонимика

Летний сад
  • История Петербурга


    Статья перепечатана из сайта Piterart

       В прежние времена на всякое начинание испрашивалось небесное благословление на доброе дело и заступничество от сил зла. Закладывался ли город, возводился ли храм, либо просто строилась новая изба, прежде всего на выбранном месте совершался молебен. Древняя эта традиция, возрождающаяся в наши дни, позволяла в последний раз убедиться в правильности выбора. Действительно, странно было бы просить помощи у Господа в деле сомнительном или неправом.
       С прочтения молитвы на основание города и окроплении берегов Заячьего острова освященной водой начинается история Санкт-Петербурга. Присутствовал при этом Петр I или нет - сейчас сказать трудно. Однако таинство свершилось, и город был основан.
       Красивая легенда повествует об орле, который, к радости присутствующих, опустился в тот день 16 мая 1703 года на символические ворота будущей крепости. Впрочем, и без этого знамения царь, вероятно, был спокоен за судьбу своего начинания, ибо закладывался город по благословению архиерея воронежского Митрофания, полученному Петром еще в молодые годы. "Будешь жить в других дворцах, на севере, и воздвигнешь новую столицу - великий город в честь святого Петра, - предрек царю святой старец. - Бог благословляет тебя на это. Казанская икона будет покровом города и всею народа. До тех пор, пока Казанская икона будет в столице и перед нею будут молиться православные, в город не ступит вражья нога".
       Пророческие слова воронежскою святителя были восприняты Петром как предначертанное ему свыше дело всей жизни, которое он претворял с непоколебимым упорством. Малоизвестный факт этот должен поколебать сложившееся за последние полтораста лет представление о Петербурге как роковом городе, на костях, изначально обреченном на гибель. Ведь Петербург готовится не только отметить свое трехсотлетие (книга издана в 1993 году - NT), но и за всю свою историю, несмотря на свое "стратегически невыгодное положение", так ни разу и не был сдан неприятелю.
       Всякий человек, по вере предков, имеет своего Ангела-Хранителя, ограждающего его от всякого зла, а город, говорят, не стоит без трех праведников.
       Первым прямым небесным покровителем Санкт-Петербурга является святой Апостол Петр, один из учеников Иисуса Христа, вместе со святым Апостолом Павлом заложивший в I в. от Р. Х. основы христианской церкви. В первые же дни по освящении места для будущего города на Заячьем острове был заложен храм во имя святых Апостолов Петра и Павла, долгое время остававшийся кафедральным, первым среди соборов и церквей города. Заметим, что в основании собора тогда же был установлен ковчежец с частицей мощей Апостола Андрея Первозванного, который, по древнему преданию, посетил земли будущей Киевской Руси и который считается покровителем всей России.
       Небесным хранителем Петербурга с начала его истории был признан и святой благоверный великий князь Александр Невский, Солнце земли Русской, как почтительно величали его современники.
    15 июля 1240 года князь Александр, ободренный славным знамением небесной помощи новгородцам, во главе небольшой дружины одержал свою знаменитую победу над шведами в битве при Ижоре, на том месте, где река эта впадает в Неву.
       В начале XVIII века, сражаясь с королем Карлом XII в тех же землях, Петр I обратился к покровительству святого великого князя, канонизированного Русской церковью на Соборе 1547 года. Несмотря на трудности военного времени, еще в 1710-х годах царь задумал выстроить на невских берегах большой монастырь и перенести туда мощи свитого князя.
       В 1717 году архитектором Доменико Трезини был составлен проект большого каменного храма во имя святого Александра. Рассмотрев план, государь начертал: "Во имя Господне делать по сему".
    Спустя пять лет, в ночь с 10 на 11 августа 1723 года, духовенство Владимира направилось в Рождественскую обитель, где тогда обретались святые мощи Александра. Отслужив молебствие, монахи подняли ковчег и двинулись в неблизкий путь...
    18 августа шествие торжественно было встречено в Москве, 26 августа миновало Тверь, 9 сентября святыня была уже на берегу озера Ильмень. Наконец, 1 октября 1723 года, по прибытии в Шлиссельбург, ковчег со святыми мощами был поставлен в Благовещенском соборе и оставался там почти целый год.
    30 августа 1724 года, когда храм был вполне завершен, исполнилось заветное желание государя императора - святые мощи были перенесены в столицу и заняли свое место в Александро-Невской лавре, где находятся и сегодня.
       Всего в Петербурге в начале XX века было около 50 храмов, освященных во имя святого благоверного князя Александра Невского. Теплым чувством благодарности исполнены слова праздничного тропаря святому князю:

  •   "Яко благочестивого корене пречестная отрасль был еси, блаженне Александре: яви бо тя Христос яко некое Божественное сокровище Российстей земли, нового чудотворца, преславна и богоприятна, И днесь сошедшеся а память твою верой. и любовию, во псалмех и пениих радующееся славим Господа, давшего тебе благодать исцелений: его же моли спасти град сей, и державе сродник твоей богоугодней быти, и сыновом российским спасшиеся".  

       23 ноябри 1723 года, в день памяти святого князя Александра по старому стилю, в Воронеже скончался святитель Митрофаний. Петр I прибыл проводить в последний путь святого старца, и сам нес гроб с его останками из Благовещенского собора в усыпальницу. Свидетели отмечали, что при погребении царь оказал почившему невиданные почести, какие "едва ли оказывал кто-нибудь из русских государей кому-нибудь из архиереев".
       Еще при жизни святого старца в 1710 году Петр приказал перенести из Москвы в Петербург образ Казанской Божией матери. которой суждено было стать покровом и защитой новой столицы.
       Казанская икона - одна из наиболее чтимых святынь русского народа. С конца XVI века была установлена в Благовещенском соборе Московского Кремля. Образу приписывается чудотворный дар духовного прозрения людей, обращающихся к ней с молитвой и защита русских земель от иноплеменных.
       В 1612 году, готовясь к походу против Лжедмитрии, Минин и Пожарский распорядились взять с собой Казанскую икону. Ополчение их долгое время не могло завладеть Кремлем. Решившись на последний штурм, воинство наложило на себя строгий трехдневный пост. В течение всего этого времени перед Казанской иконой совершались молебствия. 22 октября ополчение взяло приступом Китай-город, а вскоре затем - и сам Кремль.
       День этот, 22 октября, в память чудесного избавления России от нашествия иноплеменных и внутренней смуты, царь Михаил Федорович установил днем чествования Казанской иконы. Князь Дмитрий Пожарский по обету выстроил для нее в Москве особый храм во имя Введения Пресвятой Богородицы.
       Перенесенная в Петербург святыня вначале находилась в деревянной часовне на Посадской улице, а затем в Троицком соборе Александро-Невской лавры. В царствование Анны Иоанноаны она была торжественно перенесена в новый храм Рождества Богородицы на Невском проспекте. Наконец, в 1800-х годах, при императоре Павле, было решено устроить на этом месте новый большой собор уже во имя Самой Казанской иконы Божией Матери, что и свершилось в 1811 году, незадолго перед началом Отечественной войны.
       В
    1812 году перед чудотворным образом горячо молился М. И. Кутузов, прося благословения у Матери Божией на борьбу с неприятелем. Вспомним, что именно 22 октября 1812 года русские войска под предводительством генералов Милорадовича и Платона Зубова разбили арьергард французского войска во главе с генералом Даву. Это была первая победа русского оружия а Отечественной войне. Согласно с волей главнокомандующего, прах М. И. Кутузова после его смерти был погребен в Казанском соборе.
       В храме на Невском святыня находилась до 1920-х годов. Когда собор был закрыт для богослужений, икону перенесли во Владимирский собор на Петроградской стороне, где она обретается и по сей день.
       В начале Великой Отечественной войны патриарх Антиохийский Александр III в своем послании обратился к христианам всего мира с просьбой о молитвенной и материальной помощи для России. В числе многих отозвавшихся на этот призыв особым усердием отличился митрополит гор Ливанских Илия Салиб. В каменном подземельи, вдали от мира, в течение трех дней он непрестанно молился Пресвятой Богородице. Молитва его была услышана и в келье ему было явление богоматери. В откровении он услышал ее слова о победе России в страшной войне и о несокрушимости города на Неве:
       "... Город Святого Петра не сдавать. Доколе Мое изображение находится в нем, ни один враг не пройдет. Пусть вынесут чудотворную икону Казанскую и обнесут ее крестным ходом вокруг города. Тогда ни один враг не ступит на святую его землю. Это - избранный город..."
    Согласно полученного Русской Православной церковью срочного послания от митрополита Илии в Ленинграде Казанскую икону вынесли из собора и с крестным ходом обнесли вокруг города. С молебна перед Казанской иконой, установленной на правом берегу Волги, началась Сталинградская битва. Известно, что потерпев серьезные поражения в боях под Москвой и Сталинградом, германскому командованию пришлось перебросить о южном направлении часть войск 18-й армии, стоявшей на подступах к Ленинграду.
       Грозившая городу, казалось, неминуемая гибель, миновала. О проявлении небесной милости и любви к Санкт-Петербургу говорит и появление в нашем городе за двести лет его существовании двух праведников - Ксении Блаженной и отца Иоанна Кронштадтского. Истинный смысл жизни и подвиг святых подвижников скрыты от глаз людей и ведомы только Всевышнему, пославшему их в мир в избранный час и в избранное место.
       К первому столетию истории Санкт-Петербурга относится житие святой блаженной Ксении, чтимой многими поколениями горожан, подвижницы, принявшей на себя юродство - один из самых тяжелых христианских подвигов.
       Родилась она еще в царствование императора Петра I или, возможно, несколько позже - в 1720-30 годах. Здесь, в Петербурге, она была выдана замуж за певчего придворного хора Александра Федоровича Петрова и жила где-то на Петербургской стороне. В возрасте двадцати шести лет ей суждено было остаться вдовой. Потрясенная смертью мужа, отказавшись от всех земных благ, раздав имущество и сбережения нищим, подарив дом знакомой, Ксения обрядилась в костюм мужа и до конца жизни называла себя только его именем
       С этого времени она бродила по улицам столицы, не имея крова над головой и никакого пропитания, кроме подаяния, одетая в жалкие лохмотья зимой и летом.
       Кроме тяжелых лишений, на которые Ксения обрекла себя добровольно, немало горя довелось вынести ей от людей, долгие годы не веривших в ее бескорыстие и считающих се христианский подвиг простым сумасшествием. Даже дети, подражая взрослым, высмеивали блаженную, забрасывали ее камнями. Ксения же сносила все как должное, с примерной кротостью и великодушием, чем и заслужила, в конце конуре, всеобщее признание, любовь и славу Божией угодницы.
       В памяти людской не сохранилось свидетельств о том, что святая когда-либо покидала пределы города. Излюбленными же ее местами непременно оставалась Петербургская сторона, где провела она недолгие годы своего замужества, и Смоленское кладбище в глубине Васильевского острова, где покоился прах возлюбленного ее супруга Андрея Федоровича.
       В 1780-х годах, когда здесь сооружалась новая церковь во имя Владимирской иконы Божией Матери, рабочие с удивлением докладывали мастеру, что по ночам, когда все работы прекращаются, неведомый помощник поднимает кирпичи на самый верх стройки. Вскоре выяснилось, что кирпичи таскает ни кто иной, как сама блаженная Ксения. Обычно, однако, ночи она проводила на окраине города, в поле, где, по ее словам, присутствие Божие ощущается "более явственно".
       Как и большинство юродивых, Ксения заслужила у Бога дар прозорливости. До нас дошло немало свидетельств о ее предсказаниях, облеченных в туманные слова, но всегда сбывающихся.
    Не сохранилось никаких сведений о том, как и когда скончала блаженная свои дни. Отпевали ее в церкви святого Апостола Матфия на Петербургской стороне, там же, где, быть может, некогда крестили; погребена она была на Смоленском кладбище.
       Хранить благодарность за оказанное благодеяние во много раз труднее, чем просить о помощи. Тем не менее, память о блаженной никогда не оскудевала. Песок с ее могилы, которому молва приписывала чудотворную силу, каждый год разносился приходящими помолиться об упокоении ее души. Множество людей, и среди них - особенно много петербуржцев, в разное время свидетельствовали о помощи, полученной после обращения к блаженной Ксении и панихиды над ее могилой.
    1875 году, когда жизнь государя наследника, великого князя Александра Александровича, находилась в опасности, супруге его Ксения явилась во сне, предсказав скорое выздоровление больного и рождение девочки, которая станет хранительницей всей их семьи. Действительно, наследник выздоровел, вскоре затем родилась девочка, которую августейшие супруги назвали Ксенией. Летом 1894 года она вышла замуж за своего родственника, великого князя Александра Михайловича и покинула свой дом. Спустя всего месяц после этого события отец ее, император Александр III, скоропостижно скончался...
       Над могилой блаженной Ксении на собранные деньги была выстроена небольшая часовня, которая сразу сделалась местом настоящего паломничества. По сути дела, блаженная Ксения уже тогда была местночтимой святой.
       В 1902 году на том же месте построили нынешнюю часовню - с мраморным иконостасом и надгробием. В нашем веке она надолго была закрыта, однако никакие запреты и гонения не могли помешать стремлению множества горожан помолиться о душе подвижницы и прибегнуть к ее благодатной помощи.
       10 августа 1988 года, после того как часовня вновь была возвращена верующим и отреставрирована, городским духовенством во главе со святейшим патриархом Московским и всея Руси Алексием при большом стечении народа был совершен чин ее освящения. Спустя год после этого славного в истории нашего города события, блаженная Ксения была, наконец, причислена к лику святых и небесных покровителей города. Память ее с этого времени совершается ежегодно в день 6 февраля (по новому стилю).
       В XIX веке явился в стенах нашего города другой подвижник - святой праведный отец Иоанн Кронштадтский.
       В начале 1850-х годов, когда он еще обучался в Санкт-Петербургской духовной академии, однажды во сне Иоанн увидел себя в большом, неведомом ему соборе. Вскоре после этого он получил место иерея, простого священника, при Кронштадтском Андреевском соборе, и, впервые переступив его порог, к изумлению и страху своему узнал храм, который пророчески представился ему во сне и где предстояло ему начать свой жребий служения.
       Почитание и любовь, которые стяжал отец Иоанн в первой половине своего жизненного пути, достались ему воистину по трудам и по строгому, праведному житию его. Огромное значение уделял он горячей молитве, ибо знал не понаслышке, сколь трудно хотя бы чем-нибудь помочь заблудшему и озлобленному человеку. Потому именно молитве его впоследствии дана была свыше такая чудесная, сверхъестественная сила. Перед молитвой ею отступали самые тяжелые болезни - отступала даже слепота. Исцелял он наедине и при стечении народа, а часто даже заочно, по одному лишь письменному к нему обращению, исцелял православных и мусульман, католиков и иудеев, притекавших к нему со всех концов России и даже из-за ее пределов...
       Вся жизнь отца Иоанна была связана с Кронштадтом, хотя в а самом Петербурге ему случалось бывать, разумеется, очень часто. Немало довалилось ему путешествовать и по России. В Ливадии, например, он провел несколько дней с императором Александром III до самой его кончины. Умирая, государь попросил отца Иоанна возложить руки на его голову, и почувствовал от этого большое облегчение в своих страданиях.
    На речке Карповке, вблизи Каменноостровского проспекта, ныне стоит большой златоглавый монастырь. Строился он в 1900 - 1908 годах по инициативе и при участии отца Иоанна, в руках которого из добровольных подаяний благодарных людей собирались нередко значительные суммы денег.
       Там же, в особо устроенной усыпальнице, в 1908 году был погребены останки святого праведника. Как и часовня святой блаженной Ксении, место это всегда почиталось русским народом за святое. Сам же отец Иоанн был канонизирован как святой русской православной церковью совсем недавно, летом 1990 года. В то же время после долгого перерыва монастырь вновь принял в свои стены первых насельниц, а усыпальница со святыми мощами была открыта для паломников.
       Память святого праведника Иоанна совершается каждый год в день 2 января.
       Сегодня становится совершенно очевидным, что основанный по благословлению святого Митрофания в строгом соответствии с чином заложения, Санкт-Петербург пронес через всю свою почти трехсотлетнюю историю знаки особой избранности и высокого предназначения и явился несокрушимой твердыней для врагов.
       Все это исполняет сакральным священным смыслом каждый день жизни Санкт-Петербурга и позволяет взглянуть иными глазами на его историю и усилия лучших умов и талантов по созданию и прославлению города святого Петра.

    автор В.Г. Авсеенко
    составитель А.В. Вознесенский
    оцифровка Николай Громов aka NT


  • Байки Петербурга


    Статья перепечатана из сайта Piterart
    Кокушкин мост

       Вряд ли в Петербурге найдется мост, причастный к отечественной словесности в большей степени, чем Кокушкин. Этот мост был построен в конце 18 века и назван по фамилии купца Василия Кокушкина, чей дом находился рядом, на углу Садовой улицы.
       В 1829 году в доме купца Зверкова у Кокушкина моста на последнем этаже поселился еще никому не известный выпускник Нежинской гимназии Николай Гоголь-Яновский, и здесь, в комнате с окнами во двор были написаны "Вечера на хуторе близ Диканьки". Отсюда начинал свой путь герой еще одного классического произведения. "В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер, один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С-м (Столярном) переулке, на улицу и медленно, как бы в нерешимости, отправился к К-ну (Кокушкину) мосту". Молодой человек не зря пребывал в нерешимости, ему предстояло ответить на вопрос, кто он: "тварь дрожащая" или "право имеет"? И, наконец, Александр Сергеевич Пушкин увековечил скромный мост в эпиграмме на иллюстрацию А.В. Нотбека к "Евгению Онегину", опубликованную в "Невском альманахе". Пушкин сам сделал набросок к роману, и художник, следуя пожеланиям автора, добросовестно изобразил на рисунке и Онегина, и самого Пушкина, и крепость, но не удержался и повернул поэта лицом к зрителю. (Увы, "с художниками нашими невозможно иметь дела. Они все побочные дети Аполлона: не понимают нас они...") Иллюстрация Пушкину совершенно не понравились, и поэт, не сдерживаясь, сделал к ней подпись:

      "Вот перешед чрез мост Кокушкин
    Опершись ж<...> о гранит
    Сам Александр Сергеич Пушкин
    С мосьё Онегиным стоит.
    Не удостаивая взглядом
    Твердыню власти роковой,
    Он к крепости стал гордо задом:
    Не плюй в колодец, милый мой".
    главный Неврун каталога "Наш Питер"


    Повар Петра I

       Ян Фельтен был любимым поваром Петра I, или, как тогда говорили, мунд-кохом. С патроном ему повезло - Петр I ел мало, в еде не привередничал, а гурманов откровенно высмеивал: "Какую пользу может принести тело отечеству, когда оно состоит из одного брюха!" Царь любил щи, кашу, ветчину, сыр и жареную утку, с большим удовольствием ел молодой редис и особо отличал студень - без этого немудреного блюда не обходилась ни одна царская трапеза. За верную службу Петр пожаловал мунд-коху Фельтену дом в Стрельне, но и за провинности взыскивать с него не забывал. После обеда Петр имел обыкновение кушать сыр с маслом. Обычно подавали новые сыры, а початые - очень редко. Однажды царю подали лимбургский сыр, который очень ему понравился. Закончив есть, царь-плотник достал из кармана инструмент, измерил остаток сыра и записал размеры на бумажку. Затем подозвал Фельтена, приказал ему убрать сыр и подавать его, пока не кончится. На следующий день за обедом царь заметил, что кусок сыра сильно уменьшился. Он опять достал инструмент (неленивый был человек) и замерил сыр, а потом сравнил, что получилось, со вчерашней записью — половину сыра съели! Тогда легко впадавший в гнев Петр Алексеевич схватил трость и поколотил Фельтена. И с тех пор с сыром проблем не возникало.

    главный Неврун каталога "Наш Питер"
    www.nev.ru




    Екатерина I

       Екатерина I, "боевая подруга" великого царя-реформатора, пришедшая к власти после его смерти, государственным деятелем стать не могла и особенно не пыталась, наглядно разрешив вопрос о том, может ли кухарка управлять государством, в пользу пессимистов. Больше двадцати лет служившая своему повелителю, сопровождая его в походах и на балах, Екатерина, наконец, могла делать, что хочет. И начались непрерывные празднества. По сообщениям иностранных дипломатов, траур по царю соблюдался формально. Поплакав в Петропавловском соборе, Екатерина ехала плясать и бороться с Бахусом. А однажды, в ночь на 1 апреля 1726 года, неунывающая императрица решила немножко пошутить, как-никак день смеха, и приказала ударить в набат. И по всему городу несчастные полуодетые петербуржцы, схватив детей и скарб, в ужасе выскакивали на улицы. (Санкт-Петербург, как известно, не на берегу Женевского озера стоит...)
        Но иногда, устав от забав и кутежей, властительница огромной империи спускалась в поварню и сама стряпала на кухне - что поделать, привычка...

    главный Неврун каталога "Наш Питер"


    Шостакович и Илизаров

       У Дмитрия Дмитриевича Шостаковича болели ноги, ему было трудно ходить. Шостакович лечился у знаменитого доктора Гавриила Абрамовича Илизарова. Илизаров композитору помог, ему стало лучше. Благодарный Шостакович пригласил Илизарова на свой авторский концерт в Малый зал Ленинградской филармонии. Гавриил Абрамович сидел на хороших местах, и Шостакович заметил, что вид у него был очень довольный.
       После концерта великий композитор подошел к великому ортопеду и спросил о его впечатлениях. "Впечатления у меня прекрасные, Дмитрий Дмитриевич", - отвечал Илизаров. - "По-моему вы замечательно поднимались по лесенке на эстраду и так же замечательно спускались".

    главный Неврун каталога "Наш Питер"


    Александр Сергеевич

    Александр Сергеевич Пушкин   Летом 1831 года Пушкин с женой жил в Царском Селе. Его часто можно было видеть гуляющим в парке с толстой палкой в руке. Однажды на прогулке к поэту решился подойти воспитанник лицея Павел Миллер. За несколько шагов, почтительно сняв фуражку, юноша взволнованно произнес: "Извините, что я вас останавливаю, Александр Сергеевич, но я внук вам по лицею, желаю вам представиться". "Очень рад", - Пушкин улыбнулся и пригласил лицеиста вместе прогуляться. Молодому человеку очень хотелось расспросить поэта, увенчанного славой, о нем самом, но Пушкин намеренно не давал ему на это времени, забрасывая его вопросами о лицее. Часовые, стоящие в парке, вытягивались при виде поэта, и Пушкин, если их замечал, кивал им головою. "Отчего они вам вытягиваются?" - спросил восторженный юноша. "Право, не знаю, разве потому, что я с палкой", - ответил поэт и продолжил разговор.

    главный Неврун каталога "Наш Питер"


    Ноги

       Граф Федор Андреевич Толстой, тайный советник, антиквар и библиофил, был очень богат. Его брат, Петр Андреевич Толстой, за долгую службу не наживший себе состояния, всегда покровительствовал бедным, а богатым "на ногу себе наступить не давал". После отставки Петр Андреевич уже не имел средств держать собственный экипаж и взял себе в привычку много ходить пешком. Он жил на 13-й линии Васильевского острова и часто навещал своего младшего брата, который отдыхал с весны до осени в загородном особняке на Аптекарском острове. Федор Андреевич, сидя на великолепной террасе, еще издали замечал бодрую походку Петра Андреевича. Однажды, поздоровавшись, Федор Андреевич заметил:
    - Я давно тебя увидал и все любовался на твои ноги. Каким ты, брат, молодцом до сих пор ходишь! Я хотя тебя моложе, а перед тобою спасую. Вот, подумаешь, как Господь-то к нам милостив: тебе, бедному человеку, дал крепкие ноги, а мне, слабоногому - карету.
    - Дурак! Вместо того, чтобы любоваться моими ногами, лучше бы приказал заложить свою карету и послал бы ее за мной!
       Федор Андреевич на слова брата расхохотался, но упрек понял, и когда Петр Андреевич собрался уходить, стал его удерживать:
    - Посиди, еще рано... Я отвезу тебя в моей карете.
    - Не беспокойся, - отвечал гордый Петр Андреевич. - Бедному человеку Бог дал
    ноги, а ты садись в кресло да опять на них полюбуйся!

    главный Неврун каталога "Наш Питер"


    Памятник Ленину

    Памятник Ленину перед Финляндским вокзалом. Старое фото   В том, что лучший с художественной точки зрения памятник Ленину находится перед Финляндским вокзалом, нет ничего удивительного. Астрологи, если бы это их заинтересовало, тут же углядели бы массу знаменательных совпадений. Финляндская железная дорога была открыта для регулярного сообщения в 1870 году - в год рождения Володи Ульянова. Улица, на которой стоит Финляндский вокзал с середины 19 века стала называться Симбирской, в честь небольшого губернского города, позднее, как известно, переименованного в Ульяновск. В апреле 1917, вернувшись из Финляндии в Петроград, Ульянов-Ленин произнес историческую речь. Это событие решили увековечить, и в 1926 году перед зданием вокзала был установлен памятник. Авторы этого удачного монументального произведения С.А. Евсеев, В.А. Щуко и В.Г. Гельфрейх не знали, с кого лепить фигуру вождя мирового пролетариата, и позировать решился сам Щуко. Первоначально памятник стоял недалеко от старого вокзала, но заштатный вид грязноватой привокзальной площади явно не соответствовал духу монумента. После войны площадь реконструировали, было построено новое здание Финляндского вокзала со знаменитой башней, на фоне которого очень хорошо смотрится фигура Ленина, перенесенная ближе к Неве и поднятая на пьедестал. Простершего руку Ильича не зря сравнивают с Медным всадником, памятник у Финляндского вокзала, безусловно стал символом своего времени, и также как Медный всадник вошел в фольклор.

      "Это что за большевик
    Лезет к нам на броневик?
    Букву "р" не произносит
    И большую кепку носит.
    Тот, кто первый даст ответ,
    Тот получит десять лет."
    главный Неврун каталога "Наш Питер"


    Голенищев-Кутузов

       В состав Следственной комиссии по делу участников декабрьского восстания в числе прочих входил генерал от кавалерии, знаменитый кутила Павел Васильевич Голенищев-Кутузов.
       Комиссия допрашивала декабриста Николая Александровича Бестужева, обвинявшегося,в частности, "в умысле предположенного цареубийства". Голенищев-Кутузов, взглянувна присутствовавшего великого князя Михаила Павловича, возмущенно спросил Бестужева:
    - Скажите, капитан, как вы могли решиться на такое гнусное покушение?
    Бестужев, отличавшийся хладнокровием и находчивостью, также взглянул на великого князя, потом перевел взгляд на Голенищева-Кутузова и с дерзкой улыбкой произнес:
    - Я удивляюсь, что этот вопрос задаете мне вы...
        Голенищев-Кутузов побледнел и смешался... Павел Васильевич был известен всему Петербургу не только своими кутежами, но и тем, что принимал деятельное участие в государственном перевороте и убийстве Павла I.

    главный Неврун каталога "Наш Питер"
    www.nev.ru



    Кипренский

       В 1783 году у бригадира Дьяконова родился внебрачный сын, его мать была крепостной. Крестили ребенка в Копорье, при крещении дали имя - Орест, а фамилию - Копорский. Воспитывал мальчика тоже крепостной, Адам Швальбе. Он рано обнаружил у Ореста талант к рисованию, и мальчика отправили учиться в Академию художеств. Там фамилию "Копорский", казавшуюся в те времена неблагозвучной, заменили на "Кипренский", может быть оттого, что нищее Копорье было знаменито "копорским чаем" - чаем из листьев кипрея.
        В Академии один из учителей Кипренского, Дойен, внушал своим воспитанникам: "Изучайте лица людей и краски своего века, если хотите стать живописцами". Кипренский последовал этому совету, созданные им замечательные портреты Евграфа Давыдова, Челищева, четы Ростопчиных, а также лучший портрет Пушкина ( "Себя как в зеркале я вижу, но это зеркало мне льстит".) составляют золотой фонд русской живописи.
        Однажды Кипренскому посоветовали написать портрет всесильного Аракчеева.
    - Писать его надо не красками, а грязью и кровью, - ответил художник, - а таких вещей на моей палитре нет.

    главный Неврун каталога "Наш Питер"


    Прогулка с Екатериной

       Однажды Александр Васильевич Суворов прохаживался с Екатериной II по царскосельской колоннаде, украшенной скульптурами прославленных героев, полководцев, поэтов и философов. Беседа, естественно, шла о великих людях. "Здесь беседую я безмолвно с изваянными сими лицами их", — торжественно произнесла Екатерина, и присела отдохнуть.
       Суворов же стал бегать от одной статуи к другой. Подбежит, приглядится и отскакивает. Екатерина, заметив оригинальное поведение фельдмаршала, попросила Безбородко узнать, в чем дело. Хитрый царедворец завел с Александром Васильевичем непринужденный разговор и, как бы между прочим, спросил, как ему нравится колоннада.
       "Я в отечестве своем ищу земляков, - сказал Суворов. — Правда, в нашем климате лавры скоро отцветают: мороз — их враг".
    Императрица с улыбкой ответила Суворову: "Жесток, признаюсь, климат наш. От него нет пощады и лаврам. Но для них есть у меня парник, — и Екатерина указала на свое сердце. — Будьте уверены, граф, что я не похожу на тех людей, которые, выжав из лимона сок, бросают корку..."
        ... Легенда утверждает, что через несколько дней колоннаду украсил бюст Суворова.

    u>главный Неврун каталога "Наш Питер"
    www.nev.ru



     

  •  



     


  • ЛЕГЕНДЫ О ПЕТРЕ
    Статья перепечатана из
    сайта Piterart
    Петр Великий

    Однажды вечером, в ноябре 1707 года, Пётр I, находясь в своём скромном домике на Петербургской стороне, вдруг приказал запрячь лошадей и вместе с Екатериной в сопровождении одного Брюса отправился через Неву в самое уединённое место за Фонтанкой к деревянной часовне. В этой часовне при бледном мерцании лампады Пётр тайно обвенчался со своей невестой. На месте этой ветхой часовенки был заложен затем Троицкий собор.

       Тайное венчание Петра и Екатерины произошло на Петергофской дороге в церквушке, на месте которой Пётр впоследствии заложил церковь Екатерины Великомученицы.

       Официальная свадьба Петра и Екатерины состоялась только в 1712 году, хотя в глазах собственных подданных и перед лицом иностранных государств, далёкий от предрассудков, Пётр задолго до этого считался законным супругом Екатерины. На неё прибыли жившие ещё к тому времени в Москве иностранные дипломаты, московские родственники Петра, царский двор, родовитые бояре, тем самым как бы признав статус Петербурга. Не случайно именно 1712 считается годом, когда Петербург стал столицей государства, хотя никаких официальных указов по этому поводу не было. В то же время все понимали, что свадьба носила скорее откровенно выраженный светский характер, так как перед Богом христианин Пётр ничем не отличался от всех иных рабов божьих и в народном сознании не мог обойтись без церковного обряда венчания. Пусть тайного. Это импонировало, делало его более близким к простому люду.
       Петербургская фольклорная традиция связывает с местом венчания Петра два места, на которых впоследствии были воздвигнуты два храма, один из которых не так давно был варварски уничтожен
       В самом начале 20-х годов XVIII века в Петербурге был сформирован лейб-гвардии Измайловский полк, который разместили в освобожденных корпусах переведенного в Ярославль Прядильного двора на левом берегу Фонтанки, почти при впадении ее в Неву. Здесь полк квартировал до
    1743 года, пока для него не выстроили специальную слободу в самом уединённом месте Фонтанки, чуть выше по течению. В 1756 году в Измайловской слободе, на том месте, где согласно легенде, утопала во мхах ветхая часовенка, неизвестный мастер возвёл Троицкий собор, служивший армейским нуждам до 1788 года. В тот год обветшавшее здание собора заменяют новым, тоже деревянным и тоже по проекту неизвестного зодчего.
       Только в
    1827 году архитектору В. П. Стасову заказывается проект каменного Троицкого собора, который в 1828 году торжественно закладывается и через семь лет не менее торжественно открывается. Величественное, крестообразное в плане, белоснежное здание собора с превосходными монументальными, коринфского ордера колоннами было по достоинству оценено современниками. Обращало внимание дерзкое сочетание античных портиков с гладью выбеленных в один цвет с колоннами, подобно древнерусским храмам, фасадов. Восхищало компактное, красивое по силуэту сооружение, с ярким, празднично раскрашенным звездами куполом.
       Опытный градостроитель, Стасов надолго определил огромное градообразующее значение собора. Он и сейчас, стоящий почти на одной оси с Никольским собором, перекликающийся с золотом его куполов и видный со множества точек обзора, вносит устойчивое разнообразие в довольно скучную равновысокую панораму застройки обоих берегов Фонтанки.
       Вторая легенда связывает обряд венчания с церквушкой на обочине старой Петергофской дороги. В строительной летописи Петербурга это место было отмечено издавна. Сам Пётр основал здесь каменную церковь, которую в конце XVIII века передали больнице, а взамен неподалеку выстроили деревянную. В
    1824 году она сильно пострадала во время наводнения. Было принято решение её разобрать и заменить новой. По рекомендации президента Академии художеств Оленина проект церкви разработал архитектор Константин Тон.
       При работе над проектом учитывалось особое положение будущей церкви при въезде в столицу с запада на одной из её главных загородных дорог. Тон был одним из первых русских архитекторов, обратившихся в эпоху классицизма к самобытности древнерусского зодчества. Он стал провозвестником нового направления в архитектуре, связанного с использованием в проектировании наследия предшествующих поколений. Только в Петербурге им было выстроено восемь культовых сооружений. Все они отличались своеобразием и самобытностью и почти все строились в древнерусском стиле. И первой из них, что сразу выдвинуло Тона в ряд самых популярных архитекторов России, была церковь Екатерины Великомученицы.
       Время жестоко отнеслось к наследию зодчего. Ни одной его культовой постройки, за исключением церкви Преображения на Аптекарском острове, не сохранилось. Бесследно исчезла и церковь Екатерины Великомученицы, "что на Петергофской дороге". На её месте выстроен кинотеатр "Москва".

    Смерть Петра

       Во время наводнения Пётр одним из первых бросился на помощь терпящим бедствие жителям Петербурга. Его лодка появлялась то на одной, то на другой затопленной улице города. Однажды при спасении гибнущих моряков лодка перевернулась. Простудившись в ледяной воде, Пётр заболел и через несколько дней умер.

       Героизация личности Петра началась задолго до его кончины. Она направлялась сверху и находила безоговорочную поддержку в низах. Смерть великого преобразователя России только ускорила и усилила этот процесс, породив многочисленные мифы и легенды, в том числе легенду о смерти его от простуды.
       Последнее наводнение, постигшее Петербург при жизни его основателя, началось 12 ноября
    1724 года. Уровень воды не поднялся выше отметки в 200 сантиметров, хотя и этот уровень считался в XVIII веке очень высоким, так как достаточно было 40 сантиметров подъёма, чтобы Нева вышла из берегов. Для сравнения скажем, что этот уровень за счёт устройства набережных, укрепления берегов и культурного слоя в XIX веке равнялся 80-ти сантиметрам, а в XX - уже 145-ти. Пётр, как впрочем всегда, когда находился в Петербурге, принимал активное участие в спасении пострадавших. Возможно, что факт, изложенный в легенде, имел место в действительности.
       Однако к тому времени Петр уже давно и безнадёжно болел. Ещё в 1714 году медики считали его тяжело больным человеком. У него был испорчен желудок, опухали ноги, часто случались приливы крови к голове "отчасти вследствие несоблюдения диетических правил и неумеренного употребления горячих напитков".
       Умер Пётр I 25 января
    1725 года от почечной недостаточности - уремии. 13 февраля его похоронили в Петропавловском соборе, ставшем с тех пор усыпальницей российских императоров.

    На склоне Пулковских высот
    Прогуливаясь однажды по склону Пулковской горы в окружении местных жителей, Пётр воскликнул шутя: "Пулкову не угрожает вода!" - на что старый чухонец возразил: его дед видел, как вода во время наводнения доходила до ветвей древнего дуба у подножия горы. Пётр сверкнул глазами, потребовал топор, сошёл к тому дубу и отсёк его ветви.

     

       Петербург и наводнения... С первых днем существования Петербурга началось невиданное противостояние Человека и Стихии, Города и Воды. Вся жизнь города тик или иначе была пронизана этой беспримерной борьбой, в которой, в конце концов, порою ценой невероятных потерь человек выходил победителем. И вновь накапливал силы и опыт для очередной схватки.
       Идея торжества человека над слепыми силами природы приникала в политику и экономику, быт и искусство. Герои клодтовской скульптурной группы на Аничковом мосту и Бронзовый Исполин, поправший издыхающего змея копытом вздыбившегося коня, бог моря Нептун, покровительствующий заведению флота в России в скульптурном декоре Биржи, исполинские олицетворения четырех русских рек у подножия Ростральных колонн... Всё призвано было иллюстрировать превосходство Человека над Стихией
       Первое из наводнений, постигшее Петербург, случилось в августе, всего лишь через три месяца после основания города. Это было грозным, чуть ли не мистическим предупреждением, потому что в августе наводнений вообще не случается, а незначительные подъёмы воды крайне редки. И, несмотря на то, что уровень воды оказался чуть более двухсот сантиметров, социально-политический смысл августовского наводнения
    1703 года оказался значительно большим, чем во время катастрофических наводнений 1777 (310 см), 1824 (410 см) или 1924 (369 см) годов. Именно тогда, в 1703 году, слепая и страшная сила воды была взята на вооружение противниками Петра в борьбе с прогрессивными преобразованиями. Зловещее заклинание "Петербургу быть пусту!" покоилось на фундаменте тайной надежды, что море во исполнение Божьей воли поглотит город Антихриста.
       Пётр хорошо понимал, что каждая победа над стихией - это в то же время победа нового над старым. И в этой борьбе все средства хороши. Укрепление берегов и рытьё каналов, строительство каменных зданий и изобретение способов защиты от наводнений, личный пример и простодушная хитрость, укрепление веры в царскую (от Бога) власть и борьба с суевериями. В конечном счете, всё служило одной цели - укреплению веры в человеческое превосходство над стихией.

    Дуб Петра Первого на Охте

       В 1704 году во время посещения Охты Пётр Первый посадил дуб на общей могиле павших при взятии Ниеншанца.

       Охтинский дуб менее популярен, нежели его каменноостровский сверстник. Посаженные, если верить легендам, почти одновременно, они прожили разные жизни, с разной, далеко не равной, степенью известности и популярности. Один из них стал героем увлекательной краеведческой литературы и сюжетом многочисленных графических и живописных произведений, другой же, с 1721 года оказавшись на территории Охтинской корабельной верфи, всю жизнь провёл взаперти, нигде не упоминаемый и не вспоминаемый никем. Существует, как нам кажется, единственное изображение этого дуба на юбилеиной, 1903 года, открытке с текстом, не вызывающим у её издателей никакого сомнения в том, что дуб посажен именно Петром. Так и написано: "Дуб Петра Великого, посаженный н 1704 году на Малой Охте".
       Малая Охта - одна из трёх слобод, основанных Петром на правом берегу Невы при впадении в неё реки Охты. Вместе с Большой Охтой и Матросской слободой эти поселения "вольных плотников", согнанных из северных районов России, должны были обслуживать основанную в
    1721 году верфь, пильные и канатные заводы. Отрезанная от Петербурга широкой Невой, Охта, как стали именовать все три слободы, по свидетельству современников долгое время представляла собой даже не пригород, но самостоятельный провинциальный городок с заводом, судостроительной школой, церковью, своим укладом и, говоря современным языком, специализацией. Так, довольно развитое на Охте молочное животноводство ввело в петербургский обиход поэтический образ "охтинки-молочницы". Но главной особенностью Охты была, конечно, корабельная верфь. С её стапелей сошли такие знаменитые суда, как флагман экспедиции Ф. Ф. Беллинсгаузена шлюп "Восток", широко известный благодаря И. А. Гончарову фрегат "Паллада", миноносец "Свирепый", связанный со славным именем П. П. Шмидта, и многие другие. Продолжительное время Охтинская верфь находилась в частном владении Крейтона, и только после революции получила название "Петрозавод".
       В 70-х годах прошлого (XX) века в связи с реконструкцией правого берега Невы и созданием сквозной набережной Петрозавод изменил свой производственный профиль и лишился эллингов. Его заново перестроенные корпуса активно включились в архитектурную панораму правого берега Невы. В перспективе предполаглось украсить новый фасад древнего Петрозавода барельефами, посвящёнными истории отечественного флота.

    "Легенды и мифы Санкт-Петербурга"
    Н.А. Синдаловский

     


    Санкт-Петербург
  • ПОЧЕМУ ТАК НАЗВАНЫ?


    Острова

    Аптекарский остров

    Аптекарский остров отделяется от Петроградского острова узкой рекой Карповкой. Финское название острова было Корписаари, что означало, видимо, Лесистый.

    Из островов, расположенных в северной части дельты Невы, лишь Аптекарский не находился во владении частных лиц. Петр I оставил остров в собственности государства, предназначив его для размещения "аптекарского огорода". Указом 1714 года здесь разрешалось селиться только аптекарским служителям.

    На аптекарском, или, как его еще называли, медицинском, огороде выращивали лекарственные растения, которые после сушки и обработки отправлялись в аптеки. Аптекарский огород вскоре превратился в благоустроенный сад, о котором уже в 30-х годах XVIII века отзывались как о "саде превеликом".

    На базе аптекарского огорода и городка Медицинского департамента возникли получившие мировую известность Ботанический сад и Ботанический институт РАН.

    В 1940 году Ботаническому институту было присвоено имя выдающегося советского ученого В.Л.Комарова, бывшего президентом Академии наук СССР в 1936-1945 годах.

    От аптекарского огорода и произошло название острова, которое сохраняется за ним вот уже почти триста лет. С этим связано также возникновение наименований находящихся здесь Аптекарского проспекта и Аптекарской набережной.

    Васильевский остров

    Васильевский остров омывается водами Большой и Малой Невы, реки Смоленки и с запада - Финским заливом.

    Задолго до основания города этот остров наряду с финским названием Хирвисаари (что значит Лосиный остров) имел другое, русское, - Василев остров. Считают, что финское название действительно было связано с лосями, в большом количестве водившимися здесь в те времена.

    Какова же история происхождения русского названия - Василев остров? Этот вопрос привлекал внимание многих историков Петербурга - Ленинграда. Об этом названии среди жителей города ходило немало легенд. Говорили, например, о рыбаке Василии, якобы жившем на острове до основания города. С легкой руки историка А.И.Богданова название острова стали связывать с именем Василия Корчмина, капитана-артиллериста, командовавшего отрядом в шанцах (укреплениях) на этом острове. Историки рассказывают, что приказы, посылаемые Петром I капитану Корчмину, снабжались лаконичной надписью: "К Василью на остров".

    Легенда о Василии Корчмине оказалась необыкновенно живучей, но она опровергается более поздними исследованиями.

    В 30-х годах XIX века, после изучения старинных писцовых книг Новгородской земли, выяснилось, что название "Василев остров" появилось еще в допетровское время. В переписной окладной книге Вологодской пятины 1500 года при перечислении сел, починков и усадищ, расположенных по берегам Невы, упоминается Василев остров. Такое наименование острова встречается и в других старинный документах.

    Кто же был этот Василий, имя которого вот уже несколько столетий носит остров?

    О личности Василия велось немало споров. Известно, что в середине XV столетия новгородские посадники Василий Казимир (или Казимер), Василий Селезень по прозвищу Губа и Василий Анаьин владели участками в северной части новгородских земель. Имеются еще сведения о том, что Василий Селезень был казнен Иваном III в 1471 году, а его земельные владения были конфискованы великим князем.

    Связано ли название Васильевского острова с именами Казимира, Селезня и Ананьина или это наименование идет от какого-то другого Василия, некогда владевшего островом, с полной достоверностью сейчас утверждать невозможно. Бесспорно лишь то, что Васильевский остров - очень старое название в нашем городе. Оно существовало не менее двухсот лет до основания Петербурга.

    В XVIII веке были попытки заменить название острова. Так, одно время остров называли Княжеским, или Меншиковым, - по имени его владельца, ближайшего сподвижника Петра I А.Д.Меншикова. В 1727 году при Петре был издан указ именовать остров Преображенским, так как предполагалось перевести туда гвардейский Преображенский полк. Однако эти названия сохранялись недолго.

    Вольный остров

    На взморье, в устье Малой Невы, лежит небольшой низменный остров. На старинных картах Петербурга в этом месте нанесены три маленьких островка, которые позже, в связи с изменением невской дельты, слились в один. Официальное наименование Вольный остров получил сравнительно недавно: в середине XIX века он был еще безымянным. Позднее название Вольный возникло в связи с тем, что остров долгое время оставался пустынным, незастроенным. На нем, по свидетельству некоторых бытописателей позапрошлого века, разрешалась вольная охота. Так, например, И.С.Генслер в книге "Гаванские чиновники", вышедшей в 1864 году, рассказывал: "Посмотрите-ка, какая пропасть гаванских охотников, с ружьями и собаками, съехались на Вольный остров. За то самое и названный Вольным, что там эти чиновники могут вволю, без запрета, хлопать по всякой налетной дичи".

    Галерный остров

    Находящийся в устье Фонтанки Галерный остров до основания города был топким, сплошь заросшим густым лесом. В начале XVIII века здесь на расчищенных от кустарника участках основали Галерную верфь. Корабельщики этой верфи помогали строить заложенный в 1709 году на стапеле главного Адмиралтейства 54-пушечный линейный корабль "Полтава". У себя же, на острове, они строили галеры - гребные многовесельные суда.

    Постепенно Галерная верфь расширяла свое производство. Так, в 1796 году только за два месяца было спущено на воду более 20 галер. Позднее здесь стали строить пароходы.

    В 1959 году ленинградские судостроители отмечали 250-летний юбилей Адмиралтейского завода. Дата его зарождения ведется от начала работ на Галерной верфи.

    Названный по былой Галерной верфи остров почти три века сохраняет свое наименование.

    Голодай остров

    (ныне остров Декабристов)

    Остров Декабристов находится севернее Васильевского острова и отделяется от него рекой Смоленкой. Существующее ныне название дано в советское время, так как предполагалось, что здесь были погребены тела казненных в июле 1826 году руководителей восстания декабристов - К.Ф.Рылеева, П.И.Пестеля, П.Г.Каховского, М.П.Бестужева-Рюмина и С.И.Муравьева-Апостола.

    О происхождении прежнего наименования (около двухсот лет остров назывался Голодай) существует несколько мнений. Некоторые возводили это название к шведскому слову "халауа", что значит - ива. Другие связывают его с английский "холи дэй" (святой день). В ряде трудов старых историков города указывается, что название "Голодай" возникло в связи с неточным произношением фамилии английского врача Томаса Голлидэя, который владел участком земли на острове. Согласно другим источникам, это название дали голодавшие крестьяне-строители, жившие на острове в землянках и бараках в начале XVIII века. Вероятнее всего, название острова восходит к фамилии Голлидэй. Звуковое изменение ("Голодай" вместо "Голлидэй") явилось результатом народной этимологии - переосмысления малоизвестного слова и замены его более понятным.

              С прежним названием острова были связаны наименования проходящих здесь Голодаевской улицы, Голодаевского переулка и Голодаевского проезда (ныне переулок Каховского, переулок Декабристов и проезд Каховского).

    Гутуевский остров

    Гутуевский остров расположен в юго-западной части дельты Невы, омывается реками Невой, Екатерингофкой и Ольховкой. После сооружения Морского канала (1878-1885 годы) на Гутуевский и прилегающие к нему острова был перенесен из Кронштадта торговый порт. (Петербургский торговый порт сначала находился в районе Петровской набережной, затем у Стрелки Васильевского острова и уже после, в связи с мелководьем Финского залива и возрастающей осадкой судов, переведен в Кронштадт.)

    Остров, называемый теперь Гутуевским, сменил много названий. Финны называли его Витсасаари, то есть Прутовым, или Кустарниковым ("витса" по-фински - прут, лоза; "саари" - остров). На плане Петербурга 1716 года этот остров назван Незаселенным; на плане Петербурга 1717 года, изданном во Франции, остров обозначен под именем святой Екатерины. Позже мы встречаем иные названия: Круглый, Приморский, а затем Новосильцов - по фамилии его бывшего владельца богатого поручика Новосильцева.

    В середине XVIII века остров был куплен у Новосильцева олонецким купцом-судостроителем Кононом Гуттуевым, который позже был ратманом (советником) департамента гражданских дел городского магистрата. От фамилии бывшего владельца остров и получил современное название.

    От острова пошло название Гутуевского моста через реку Екатерингофку по Двинской улице.

    Елагин остров

    Елагин остров расположен между Средней и Большой Невками. На нем находится Центральный парк культуры и отдыха.

    В первые годы строительства Петербурга Елагин остров назывался Мишкиным или Мишиным. Возможно, это название возникло под влиянием финского наименования "Мустила" (на некоторых картах - "Мистула"). Существовало также предание о том, что группа солдат, производя в 1703 году разведку, неожиданно наткнулась на медведя, отчего и назвали остров Мишкиным.

              В середине XVIII века за этим островом утвердилось название Лисий нос - возможно, по вытянутой форме его западной части. Некоторое время остров называли по фамилиям его владельцев Шафировым, затем Мельгуновым.

              В 70-х годах XVIII века остров перешел в собственность обер-гофмейстера Екатерины II И.П.Елагина, при котором были проведены большие работы по благоустройству острова. С тех пор за островом и сохраняется современное название - Елагин.

              От Елагина острова получили наименования мосты - Первый, Второй и Третий Елагины, которые были построены через Среднюю и Большую Невки для соединения острова с соседними территориями.

    Заячий остров

              Небольшой Заячий остров находится на самом широком месте Невы. От Петроградского острова он отделяется Кронверкским проливом. 16 мая 1703 года на нем была заложена Петропавловская крепость. Этот день считается датой основания Петербурга - Петрограда - Ленинграда.

              В старину остров назывался по-разному. Финны, имевшие обыкновение прибегать в географических обозначениях к именам животных, называли его Ениссаари, то есть Заячий остров ("енис" по-фински - заяц, "саари" - остров). В период шведской колонизации остров именовался Люстгольм (Веселый остров) или Люст-эйланд (Веселая земля). Одно время, после постройки крепости, остров называли Крепостным.

              Название Заячий оказалось наиболее устойчивым, оно сохраняется до наших дней.

    Каменный остров

              Каменным назывался в течение долгого времени один из островов в северной части невской дельты, переименованный в советское время в остров Трудящихся. Как и соседние с ним Елагин и Крестовский острова, Каменный остров неоднократно переходил от одного владельца к другому, являясь резиденцией царской фамилии и богатых сановников Петербурга.

              Откуда же пошло прежнее название острова?

              Один из первых историков Петербурга А.И.Богданов писал: "Почему сей остров назван Каменным - о том неизвестно. Но разве по двум догадкам: поблизости его в Малой Неве лежит в воде камень большой, который из воды виден и оный от течения реки немалую струю производит на воде; или на нем было сперва много лежащих каменьев, от коих он и Каменным слывет". В пользу последнего предположения Богданова высказывался историк Г.А.Немиров. Он указывал, что прилегающий к Большой Невке район, включая Старую и Новую Деревни, в далекие времена назывался Каменкой, потому что здесь было много камней от ледникового периода. Отсюда, по его мнению, и происхождение название Каменного острова. Следует отметить, что по-фински этот остров именовался тоже Каменным - Кивисаари ("киви" по-фински - камень, "саари" - остров).

    Канонерский остров

              Канонерский остров лежит в юго-западной части дельты Невы, он отделяется от Гутуевского острова Морским каналом, а с запада омывается водами Финского залива.

              В первой половине XVIII века этот остров (прежде финны называли его Киссасаари - Кошачьим) находился в ведомстве Адмиралтейской коллегии и назывался Батарейным. На берегу, обращенном к заливу, стояла батарея с расположенным близ нее пороховым погребом (складом боеприпасов). В последней четверти XVIII столетия за островом закрепляется название Канонирский, несколько позже - Канонерский (слово "канонир", или "канонер", заимствовано из французского языка и означает по-русски "пушкарь"; оно применялось в основном к морским артиллеристам). Канонерский остров долгое время был учебным полигоном - "на нем морских артиллерийский служителей обучали". Это назвачение он утратил после того, как в 80-х годах XIX века был прорыт Морской канал и на Гутуевский остров перенесен порт. На Канонерском острове возникли судоремонтные мастерские.

    Крестовский остров

              Крестовский остров расположен в северной части дельты Невы между Малой и Средней Невками. По-фински остров именовался Ристисаари, то есть тоже Крестовским ("ристи" по-фински - крест, "саари" - остров). Предполагают, что "Ристисаари" - это перевод русского названия. Финны заимствовали из русского языка слово "крест", фонетически преобразив его в "ристи".

              Крестовский остров не раз менял своих владельцев. Петр I подарил его своей сестре Наталье (на плане Петербурга 1717 года помечено: "Остров св.Натальи"). В 30-х годах XVIII века остров был пожалован графу Христофору Миниху. Новый хозяин поспешил наименовать остров честь собственной персоны Христофоровым. Это название, однако, не привилось. Затем длительный период остров принадлежал богатым семьям Разумовских и Белосельских-Белозерских.

              Относительно происхождения названия Крестовского острова высказывались различные суждения. Одни связывали это название с крестообразной формой озера, якобы находившегося здесь, другие указывали на находку на острове какого-то большого креста, третьи полагали, что поводом для наименования острова послужила часовня с крестом, упоминаемая в писцовой книге XVI века. Некоторые считают, что свое название остров получил оттого, что просеки на нем были проложены крест-накрест. Какое из этих мнений является более достоверным, сказать трудно. Название Крестовский идет от далеких времен.

              С название острова связано наименование Крестовского проспекта, проходящего от Петроградской улицы до Приморского парка Победы, реки Крестовки, которая отделяет Крестовский остров от Каменного острова и Мало-Крестовского моста через реку Крестовку по проспекту Динамо.

    "Новая Голландия" остров

              "Новой Голландией" называется небольшой остров, образуемый рекой Мойкой и двумя каналами - Крюковым и Круштейна. Его название возникло еще в петровское время и связано с судостроительной специализацией этого участка города. Как известно, голландские верфи для Петра I служили образцом кораблестроения. На островке "Новая Голландия" были огромные деревянные сараи для хранения корабельного леса и других строительных материалов. Близ острова находилась Галерная верфь.

              В 60-х годах XVIII века по проекту архитекторов С.И.Чевакинского и Ж.-Б. Валлен-Деламота на острове началось сооружение кирпичных складских корпусов. Грандиозный ансамбль с величественной аркой над каналом, идущим из реки Мойки в бассейн на острове, стал именоваться так же, как и остров, - "Новая Голландия".

    Петровский остров

              Петровский остров отделяется от Петроградского острова рекой Ждановкой и омывается Малой Невой и Малой Невкой.

              В петровское время остров оставался почти незаселенным, здесь было лишь несколько построек: амбар для хранения амуниции, избы для придворных шутов, небольшой домик царя и юрты ненцев, наблюдавших за оленями, которые содержались тогда на острове. Застроен остров в основном в XIX веке. В наше время Петровский остров - один из спортивных центров Санкт-Петербурга. Здесь расположены стадион "Петровский", дворец спорта "Юбилейный, водноспортивная станция и ряд других спортивных площадок.

              Прежде, до основания города, остров назывался Столбовым. Объясняется это, возможно, его формой, очень вытянутой, как столб. В начале XVIII века остров стал именоваться Петровским, так как он был собственностью Петра I.

              С сохранившимся до наших дней названием острова связаны наименования Петровского проспекта, проходящего от стадиона "Петровский" до Петровской косы, Большого Петровского моста через Малую Невку на Крестовский остров и Мало-Петровского моста, ведущего через реку Ждановку на Петроградский остров.

    Петроградский остров

              Петроградский стороной называют часть города, расположенную на четырех островах: Петроградском, Аптекарском, Заячьем и Петровском. Самый значительный по площади - Петроградский. Он омывается Невой, Кронверкским проливом, Малой Невой, Ждановкой, Малой Невкой, Карповкой и Большой Невкой.

              Петроградский остров был заселен задолго до основания города.

              По-фински Петроградский остров назывался Койвисаари, то есть Березовый остров. В писцовых книгах Новгородской  земли остров назван иначе: Фомин остров. Относительно происхождения этого древнего русского названия высказывались различные мнения. Одни возводили его к финскому слову "тамми" (дуб), другие - к шведскому "том" (пустой), третьи усматривали здесь связь с личным именем (Фомин --от Фомы, как Васильевский - от Василия).

              В начале XVIII века остров стали называть Городским. На нем, у стен Петропавловской крепости, начал расти город. В этот же период употреблялось и другое название - Троицкий остров (по названию первой в Петербурге площади - Троицкой).

              С 30-х годов XVIII века Городской остров получает наименование Петербургского, так как некоторое время он был центром Петербурга. В 1737 году "Комиссия о С.-Петербургском строении" приняла решение о разделении города на пять административных частей. В Петербургскую часть входила Петербургская сторона (Петербургский, Аптекарский и другие острова) и Выборгская сторона. В 1739 году Выборгская сторона приобрела право самостоятельной административной части города.

              Современные названия "Петроградский остров" и "Петроградская сторона" появились после переименования Петербурга в Петроград в 1914 году.

    Резвые острова

              Большой и Малый Резвые острова находятся в низовье дельты Невы, первый - между реками Екатерингофкой и Ольховкой, второй - на реке Екатерингофке.

              Этими островами в XVIII веке владел купец Николай Резвый, занимавшийся рыбной торговлей. Его фамилия сохранилась за островами по настоящее время. До 1954 года Резвой также называлась нынешняя Невельская улица.

    Турухтанные острова

              Турухтанные острова расположены в южном течении реки Екатерингофки.

              Происхождение этого названия установить трудно. Возможно, оно связано с бывшим характером производства в районе реки Екатерингофки. В 1720 году при полотняной фабрике в Екатерингофе была открыта мануфактура по выделке крахмала и пудры. Малоизвестное тогда немецкое слово "крахмал" в устах простого люда изменило свое звучание. Крахмальную мануфактуру называли "крухмальной" или "трухманной", а мастеров - "трухманными". Примечательно, что и остров именовался Трухмановым. Так, в адресной календарной книге С.-Петербурга, составленной К.Нистремом в 1844 году, он обозначен: "Трухманов". Позже этот остров в ряде источников упоминается с несколько измененным названием - Трухтанов. Отсюда, как можно предполагать, и возникло современное название Турухтанных островов. Санкт-Петербург

    Реки и каналы

    Бумажный канал

    Бумажный канал проходит от реки Екатерингофки до речки Таракановки, огибая с северной стороны парк Екатирингоф. Этот канал, как и пруды с островками по берегу реки Екатерингофки, напоминает об "устроениях" 1823 года, когда в Екатерингофе были произведены работы по восстановлению дворца и перепланировке прилегающего сада.

    Название Бумажного канала связано с промышленным характером района. В Екатерингофе еще в петровское время была построена бумажная фабрика (слово "бумага" тогда имело и другой смысл - оно обозначало хлопок и изделия из него). Во второй половине XIX века в этом районе появляются большие корпуса Екатерингофской бумагопрядильной мануфактуры, суконных и ткацких фабрик. В 1873 году у самого канала по Лифляндской улице была основана фабрика Кенига - теперь прядильно-ниточный комбинат "Красная звезда".

    От бумагопрядилен, помимо Бумажного канала, произошли и другие существующие ныне названия: Бумажный мост, построенный через этот канал по Лифляндской улице, и Бумажная улица.

    Бумажная улица проходит от Нарвского проспекта до Бумажного канала. Здесь в начале XIX века находился земельный участок купца Сутугина, где был выкопан пруд и небольшой канал. В начале 80-х годов прошлого столетия этот канал засыпали и по его направлению прошла Бумажная улица.

    Екатерингофка река

    Река Екатерингофка вытекает из Невы у места ее впадения в Финский залив и омывает Гутуевский и Резвые острова. В прошлом она, как и многие другие реки заболоченной части невской дельты, называлась Черной.

    В мае 1703 года русский отряд под предводительством Петра I и его любимца Меншикова в абордажном бою захватил два шведских корабля, зашедших в устье Невы. В память о победе Петр I решил вблизи этого места заложить дворец. Он был построен в 1711 году на островке, отделяемом речками Черной и Таракановкой. За одноэтажным деревянным зданием разбили парк. Петр I подарил дворец своей жене Екатерине и назвал его Екатерингофом (буквально - двор Екатерины).

    Екатерингофский дворец несколько раз перестраивался. Через территорию парка протянулся канал. Было сооружено несколько павильонов, Екатерингофский сад (или, как тогда говорили, Екатерингофская роща) стал местом общегородских гуляний.

    От названия дворца и всего участка этой загородной усадьбы и произошло наименование реки: Черную речку стали называть Екатерингофской речкой, а затем просто Екатерингофкой. В 1914 году через эту реку был построен Екатерингофский мост.

    В конце XIX века и начале XX века рабочие Нарвской и Московской застав устраивали в Екатерингофском саду революционные собрания и маевки.

    После Октябрьской революции этот сад был переименован в сад имени 1-го Мая, а в 1948 году - в парк имени 30-летия Комсомола.

    Ждановка река

    Рекой Ждановкой называется рукав Малой Невы отделяющий Петровский остров от Петроградского.

    В прошлом берега этой речки были низменными, заболоченными, да и сама местность вокруг носила характерное наименование - Мокруша. Долгое время река не имела особого наименования. Иногда ее называли Никольской речкой - по приделу Успенской церкви, Петровкой - от Петровского острова, а чаще просто - протокой болотной.

    В XIX веке началась застройка пустынного Петровского острова. Одними из первых, получивших там земельный участок, были "ученые мастера" братья Иван и Николай Ждановы. Земли Ждановых тянулись вдоль берега реки, почти от начала ее до нынешнего Мало-Петровского моста. Здесь братья Ждановы построили химико-аптекарский завод, на котором вырабатывали березовый деготь, древесный уксус, синьку, а также разбили сад. От их былых владений и повелось ныне существующее название реки - Ждановка. От Ждановки установилось название Ждановской улицы, проходящей вдоль набережной реки.

    Зимняя канавка

    Зимняя канавка, протекающая между Невой и Мойкой, получила название от Зимнего дворца. Она была прорыта под руководством видного подрядчика по прокопке каналов "москвитина" Василия Озерова в 1718-1720 годах. В конце XVIII века набережная Зимней канавки называлась Почтовой - от Почтового двора, который находился на Миллионной улице близ канала.

    В 1783-1784 годах в связи со строительством Эрмитажного театра набережные этой канавки были одеты гранитом.

    Через Зимнюю канавку перекинуты три моста: Первый Зимний по Миллионной улице, Второй Зимний по набережной реки Мойки и Эрмитажный по Дворцовой набережной. Все они построены в XVIII веке. Их названия связаны со зданиями Зимнего дворца и Эрмитажа.

    Карповка река

    Река Карповка протекает между Большой и Малой Невками, отделяя Аптекарский остров от Петроградского.

    Карповка - одно из древних названий в нашем городе. Есть все основания предполагать, что оно появилось в результате беглого, неточного произношения финского названия этой речки - Корпийоки. В звуковом преобразовании, вероятно, сказалось и влияние русского имени Карп.

    Разберемся в финском названии речки. Вторая часть сложного слова "корпийоки" на вызывает сомнения: "йоки" по-фински - река. Но при объяснении смысла первой части ("корпи") возникают некоторые трудности. На старинных шведских картах 1700-1701 годов Аптекарский остров, омываемый с юга рекой Карповкой, назван Корписаари. Финское слово "саари" - остров, а "корпи" соответствует русским словам - "глушь", "дремучий лес", "лесистое болото". Отсюда некоторые историки Петербурга переводили "Корписаари" - "Дикий, лесистый остров" или "Еловый остров", а "Корпийоки" - "Лесная болотная речка". Существовало, однако, и другое мнение. Дело в том, что в финском языке есть еще слово "корппи", по русски - ворон. Поэтому предлагался и другой перевод - "Вороний остров".

    Данные шведских карт не имеют здесь решающего голоса, так как шведские картографы не точно передавали звучание слов чужого языка. Как произносилось финнами название этого острова (а отсюда и соответственно название реки) - "корпи" или "корппи" - остается загадкой.

    Итак, современное название реки Карповки восходит к финским словам, которые могут быть переведены двояко: "Лесная речка" или "Воронья речка".

    От названия реки произошли наименования Карповского переулка и Карповского моста. Переулок проходит от Каменноостровского проспекта до Вяземского переулка, мост построен через реку Карповку по улице Текстилей (бывш. Улица Милосердия).

    Крюков канал

    Крюков канал был прорыт в первые годы строительства города. Он проходил тогда между Невой и рекой Мойкой. В названии его живет память о старшем подрядчике строительных работ Семене Крюкове.

    "С первых лет был здесь при Санкт-Петербурге, - писал один из первых историков города А.И.Богданов, - знатный подрядчик посадский человек, прозванием Семен Крюков, которого государь Петр Великий знал довольно, и оный подрядчик вышеописанный канал делал, отчего и именование оное получил".

    После постройки через Неву Благовещенского моста (позже Николаевский, а ныне мост Лейтенанта Шмидта) часть канала на месте теперешней площади Труда была заключена в трубу и засыпана. В 1782-1787 годах он был продолжен по прямой линии до реки Фонтанки. Сейчас Крюков канал соединяет Фонтанку с Адмиралтейским каналом.

    Лебяжий канал

    Обширная территория, где сейчас Марсово поле, в первые годы существования города была покрыта густым заболоченным лесом. Для осушения местности деревья вскоре были вырублены и прокопаны два канала - Лебяжий и Красный (последний засыпан в 1760 году).

    Лебяжий канал прорыт в 1711-1715 годах от Невы до реки Мойки. Он ограничил территорию Летнего сада с запада. Происхождение названия объясняется тем, что недалеко от канала находились два искусственных пруда для водоплавающей птицы, преимущественно для лебедей. Отсюда потом стайки лебедей перекочевали в воды нового канала, за которым утвердилось наименование - Лебедянка, а затем - Лебяжий.

    С названием этого канала связано наименование перекинутых через него двух однопролетных мостов: Верхне-Лебяжьего и Нижне-Лебяжьего. Первый проходит по нынешней Дворцовой набережной, построен в 1767-1768 годах; второй - по набережной реки Мойки, сооружен в 1823 году.

    Масляный канал

    Масляный канал находится в южной части Васильевского острова, неподалеку от Горного института. Название канала (от него также и набережной) связано с Масляным буяном, бывшим здесь в XVIII-XIX веках. На этом буяне находились склады масла.

    Буянами в прошлом назывались речные пристани, где производилась погрузка и выгрузка пеньки, льна, кож, масла, сала и других припасов. В Петербурге имелось немало таких буянов. Так, например, на Гутуевском острове был Сельдяной буян, на Галерном острове (у впадения Фонтанки в Неву) - Сальный буян, на небольшом островке, находящемя в Малой Неве, - Тучков пеньковый буян, в юго-восточной части Петроградского острова - Гагаринский пеньковый буян.

    Мойка река

    Мойка протекает в центральных районах города. В начале XVIII века она представляла собой тинистую, застойную речку, вытекавшую из болота, которое находилось на месте нынешнего Марсова поля. В 1711 году эту речку (тогда она называлась Мья) соединили с Фонтанкой, а в середине XVIII века вычистили, берега обшили тесом, а позже одели камнем.

    Название "Мойка" неоднократно привлекало внимание историков Петербурга. А.И.Богданов писал: "Сия речка названа Мойкой от прежней ее нечистоты, понеже она была глухая, протока себе сквозного не имела, была вся тинистая и вода мутная". Название "Мойка" он, как и многие другие историки, производил от глагола "мыть". Были попытки связать это название с якобы построенными на берегах Мойки общественными банями.

    Название "Мойка", вероятнее всего, произошло от прежнего, старинного наименования реки - Мья. Возможно, здесь имело место влияние звукового сходства "мья" с русскими словами "мыть", "мою", "мойка" и др. Само же название "Мья" восходит к древнему ижорско-финскому наименованию "Муя".

    Есть документальные свидетельства преобразования названия "Муя" в "Мойка". На старых шведский картах XVII века левый приток Невы, называемый сейчас рекой Мойкой (между поселком Отрадное и городом Кировском), обозначен "Пиени Муя йоки". По-русски это значит: "Маленькая Муя река". В русских писцовых книгах данная река именовалась Мья.

    Относительно исходного названия "Муя" следует сказать, что небольшие болотные речки Ижорской земли нередко носили такое имя. Вероятно, это связано с финским словом "мую" (грязь, слякоть). Вспомним, что и наша Мойка двести пятьдесят лет назад была грязной болотной речкой.

    Монастырка река

    Река Монастырка протекает между Обводным каналом и Невой, огибая большую территорию Александро-Невского монастыря.

    Основание монастыря связано с исторической победой, одержанной великим русским полководцем Александром Невским над шведами на берегах Невы в 1240 году. Петр I заложил монастырь в память о битве, состоявшейся, по преданию, на левом берегу Невы, при впадении в нее Черной речки. (В действительности Невская битва произошла не здесь, а выше по Неве - в устье Ижоры.) Начатое в феврале 1712 года строительство монастыря продолжалось на протяжении почти всего XVIII столетия. В 1797 году Александро-Невский монастырь был переименован в Александро-Невскую лавру.

    Во время длительного строительства священного городка Черную речку, отделяющую некрополь от основных корпусов монастыря, некоторые стали называть Монастыркой. Постепенно это наименование закрепилось за рекой и в начале XIX века стало официальным.

    От монастыря получили свои наименования перекинутые через эту реку некоторые мосты, а именно: Лаврский мост ¦ 1, являющийся основным входом в лавру со стороны площади Александра Невского; Лаврский мост ¦ 2, ведущий в лавру с Лаврского проезда; Монастырский мост, построенный через реку Монастырку по Шлиссельбургскому тракту (ныне проспект Обуховской обороны).

    Нева река

    В геологическом отношении Нева - одна из молодых рек Северо-Запада нашей страны. Ей "всего-навсего" около четырех тысяч лет - для большой реки это, так сказать, "детский" возраст.

    В далекие времена Нева представляла собой широкий пролив, доходивший местами до десяти километров. Поэтому русские летописцы называли ее устьем озера Нево (Ладожского озера): "...и того езера Нево иде устье в море Варяжское".

    С давних пор по берегам Невы, этой важной торговой артерии, по которой новгородцы "ходили в море Варяжское, а по тому морю и до Рима", жили разные племена - кривичи, ильменские славяне, чудь, ижора, весь и др. Этим отчасти определяется трудность в объяснении названия реки.

    О происхождении названия "Нева" писали многие. Высказывалось, например, мнение о родстве этого названия с финским словом "нева" (болото, топь, трясина). Нередко возводили его к древнему финскому названию Ладожского озера, а именно к "Нево" (море). Но в шведских документах встречается другое название нашей Невы - Ню (Новая).

    С таким же названием она упоминается в договорах Новгорода с немецкими городами (1269 год).

    Некоторые исследователи (академик А.А.Куник и др.) допускали возможность происхождения слова "ню", а также слова "нева" из общего древнего корня со значением "новый".

    Таким образом, вопрос о происхождении названия украшающей наш город реки пока не может считаться окончательно разрешенным.

    Обводный канал

    Строительство Обводного канала относится к 1803-1835 годам. Работы велись под руководством военных инженеров - сперва Герарда, потом Базена. Канал предназначался для отвода невской воды в случае наводнения, а также для транспортировки грузов к промышленным предприятиям, расположенным вдоль канала.

    Соединяя Неву и реку Екатерингофку, канал протянулся более чем на восемь километров. Через него перекинуто 19 мостов, не считая железнодорожных. Название "Обводный" напоминает нам, что канал прорыт там, где проходила тогда граница города. Своей водной полосой канал огибал, обводил город с юга.

    Оккервиль река

    Река Оккервиль находится на Малой Охте. Она течет с юго-востока и впадает в реку Большую Охту за Уткинским мостом у выхода к ней Республиканской улицы.

    Оккервиль - одно из очень старых названий. Оно представлено на шведской карте 1699 года. Тогда, в период шведской оккупации невских земель, на берегу этого притока Большой Охты находилась мыза шведского полковника Оккервиля. От этой мызы и повелось название реки, неоднократно упоминаемое в документах XVIII - XIX веков.

    Однако наряду с названием Оккервиль в годы строительства Петербурга были распространенными и другие именования этой речки. На одних планах столицы она названа Малой Охтой (по отношению к реке Большой Охте, в которую она впадает), на других - Порховкой. Среди местного населения и сейчас реку Оккервиль иногда называют Черной речкой.

    Некоторое время на Малой Охте была и улица, называвшаяся Оккервиль.

    Ольховка река

    Эта река вытекает из Екатерингофки и впадает в Морской канал, отделяя Гутуевский остров от Большого Резвого.

    Название "Ольховка" связано с былым характером растительности в этом месте. Вспомним, что и Гутуевский остров одно время именовался Прутовым или Кустарниковым. Ольховка - обычное для Северо-Запада название небольших, поросших кустами ольхи речек.

    Пряжка речка

    В первые десятилетия XVIII века левый рукав Мойки назывался Чухонский речкой. Этот небольшой водный проток так и именовался в сенатских указах до конца 30-х годов.

    В 1738 году "Комиссия о С.-Петербургском строении" принимает решение переместить "пришедшие в ветхость" и опасные в пожарном отношении "прядильные анбары" и "смольню" из района Адмиралтейства к окраине города, к реке Фонтанке и за Крюков канал. Сюда же была переведена слобода мастеровых и "работных людей", связанных с производством в прядильных мастерских.

    Возникшие на месте новых поселений улицы, а также сама Чухонская речка стали называться по характеру местного производства. Так, на "Плане столичного города Санкт-Петербурга с изображением оного проспектов", изданном в 1753 году, нанесены река Пряжка и Прядильная улица, проходившая примерно на месте нынешней Мясной улицы.

    Нетрудно догадаться, что новое название реки (Пряжка) произошло от слов "прясть", "пряжа".

    Памятью о мастеровых, переселенных к реке Фонтанке, служат до сих пор названия Прядильной улицы и Прядильного переулка близ площади Тургенева.

    Сельдяной канал

    Сельдяной канал находится в южной части Гутуевского острова у реки Ольховки. Название канала произошло от Сельдяного буяна.

    Сначала, в XVIII веке, Сельдяной буян был расположен на небольшом острове в устье Малой Невы. Островок соединялся дамбой с Голодаем (остров Декабристов). Здесь находились склады сельди и другой рыбы, привозимой в Петербург. Позднее Сельдяной буян был переведен на Гутуевский остров.

    Смоленка река

    Река Смоленка протекает в северной части Васильевского острова, отделяя от него большую территорию, именуемую островом Декабристов (бывш. остров Голодай).

    До середины XVIII века эта река называлась Глухой, затем Черной. Происхождение современного ее названия можно объяснить следующим. По преданию, вблизи нее в первые годы строительства Петербурга хоронили плотников и землекопов из крестьян Смоленской губернии. Поэтому Смоленским и были названы поле и образованное здесь в 1756 году регулярное православное кладбище.

    В это же время на кладбище была построена Смоленская церковь. От кладбища, а также от церкви и произошло название реки. Сперва ее именовали Смоленская, а потом просто Смоленка.

    С этим связано и название Смоленского моста, перекинутого через реку Смоленку от 16-й и 17-й линий. Прежде этот мост назывался Немецким (от другого Смоленского кладбища, лютеранского, находящегося на острове Декабристов, которое называлось еще и Немецким). Второй мост через Смоленку, построенный у выхода к 8-й и 9-й линиям, раньше назывался Винным (от находившегося в юго-восточной части острова Голодай Винного городка). Винным городком назывался острог, где содержались "по винам своим" осужденные. Во второй половине XIX века Винный мост был переименован в Уральский - от Уральской улицы, выходящей к мосту.

    Фонтанка река

    Река Фонтанка, пересекающая центральную часть Санкт-Петербурга, в первые годы строительства города называлась Безымянным ериком. Ериком обычно называется небольшой проток, выходящий из реки и опять в нее впадающий. Называть эту речку ериком были основания: Фонтанка вытекает из Невы и впадает в нее у выхода в Финский залив.

    После того как через реку были перекинуты трубы, питавшие водой из Лиговского канала фонтаны Летнего сада, Безымянный ерик получил новое название. Он в народе стал именоваться Фонтанной рекой. Позже это название встречается и в официальных документах. Со временем Фонтанная река стала называться Фонтанкой.

    В Центральном районе имеется Фонтанная улица. Она проходит от улицы Некрасова и является как бы небольшим добавлением к Лиговскому проспекту. Ее название также идет от былого водопроводного устройства, то есть от тех времен, когда в районе улицы Некрасова (бывш.Бассейная) находился бассейн, из которого вода по трубам подавалась к фонтанам.

    Черная речка

    "Черными" обычно называли протоки с болотной, застойной водой. Черная - одно из очень распространенных названий небольших рек на Северо-Западе. В Петербурге с таким названием было пять речек. Черными прежде именовались и Екатерингофка, и Волковка, и Монастырка, и Смоленка. Ныне это название в городе сохраняется за одной речкой, которая протекает в районе Старой и Новой Деревень.

    В 1837 году у этой Черной речки, близ Комендантской дачи, произошла дуэль А.С.Пушкина с Дантесом. К столетию со дня смерти здесь поставлен памятник великому поэту.

    С Черной речкой связано наименование Чернореченской улицы.

    По материалам книги "Почему так названы" (К.Горбачевич, Е.Хабло, Лениздат, 1962)


  • НЕМНОГО О МОСТАХ

    Самый старый из существующих мостов через Неву был открыт в 1850 году. Это Николаевский мост (ныне мост Лейтенанта Шмидта), сооруженный инженером С.Кербедзом.

    • Самый первый чугунный мост в Петербурге появился в 1806 году на пересечении Невского проспекта и Мойки. Мост, носящий ныне имя Народного, построен по проекту архитектора В.Гесте.

    • Самым длинным является мост Александра Невского через Неву. Его протяженность равна почти километру.

    • Самый первый гранитный мост города был перекинут через Зимнюю канавку в 1763-1766 годах: это Эрмитажный мост, полностью сохранивший свой внешний облик до наших дней.

    • Самый широкий мост нашего города - это Синий мост через Мойку. Его ширина 99 метров.

    • Самый своеобразный из мостов Петербурга находится на участке соединения канала Грибоедова с Мойкой: это трехколенное сооружение, являющееся комбинацией из двух настоящих мостов (Мало-Конюшенного через Мойку и Театрального через канал Грибоедова) и одного ложного моста.

    • Самый первый в городе алюминиевый мост был построен в 1969 году. Это пешеходный Коломенский мост, пересекающий канал Грибоедова.

    • Самый большой пролет - 136 метров! Имеет Большой Охтинский мост.

    • Самый старый мост в Петербурге - Иоанновский, перекинутый через Кронверкский проток и связывающий Петропавловскую крепость с площадью Революции. Сооружен мост в 1738 году.

    • Самое длинное в мире разводное крыло имеет Литейный мост. Длина этого крыла - 67 метров.

  •  


     
    « Пред.   След. »
    JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval

    Сегодня 27 мая, суббота
    Copyright © 2005 - 2017 БУХАРСКИЙ КВАРТАЛ ПЕТЕРБУРГА.
    Страница сгенерирована за 0.000020 секунд
    Сегодня 27 мая, суббота
    Информационно-публицистический портал
    Санкт-Петербург
    Вверх