logo
buhara
 

Центр-Азия

 
Начало Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8

Институт востоковедения Российской Академии Наук Отдел сравнительного культуроведения
Шариф ШУКУРОВ, Рустам ШУКУРОВ
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ  (опыт истории духа)  2001

  • Несколько слов об авторах Шариф Шукуров

            Шукуров Ш.М. (р. 1948), образование высшее, МГУ им. Ломоносова, исторический факультет, отделение истории и теории искусств. Доктор искусствоведения, кандидат филологических наук , автор многочисленных монографий и статей по истории и теории искусства и архитектуры древнего и средневекового Ирана, Средиземноморья, теории литературы, средневековой поэтике, философии культуры.


    Рустам Шукуров
            Шукуров Р.М. (р. 1961), закончил МГУ им. Ломоносова, исторический факультет. Кандидат исторических наук, автор публикаций по истории и культуре Византии, Ближнего Востока, Ирана, Средней Азии


  • Предисловие к первому изданию

            

  •        Э

  • та книга рассчитана на читателей, предрасположенных к восприятию нового знания, на тех, для кого вопросов в этом мире больше, чем ответов. Задавшись целью рассказать об основах и развитии современной политической и культурной ситуации в Центральной Азии, мы можем пойти двумя путями. Первый – испытанный путь современной политологии, когда те или иные факты политической, этно-социальной и культурной истории обсуждаются в ближайшем контексте исторического существования того или иного народа, государства, региона. Второй – еще не до конца утвердивший себя путь культурологической экспертизы, когда те же факты рассматриваются на максимально широком фоне политических и культурных событий не только насущно настоящего, но и далекого прошлого. Это путь не столько изложения фактов, сколько их творческого понимания, глубинного осмысления и, что не менее важно, попытки вовлечь читателя в саму суть проблемы и наделить его правом на собственное суждение. Авторы этой книги избирают второй путь. И этому есть свои резоны. Происходящие во всем мире события ставят перед современным гуманитарным знанием новые задачи. Весьма знаменательным оказывается то, что разворачивающиеся в мире конфликты носят все более ярко выраженный характер противоречий между цивилизациями. По мнению одного из современных политологов, основные конфликты будут впредь происходить по линии границ, разделяющих разные культурные массивы, окончательно сложившиеся к нашему времени цивилизации . Происходящие сейчас конфликты между Западным миром и миром Ислама – наиболее яркий пример тому. Одним из таких "цивилизационных разломов" является и регион Центральной Азии. Сказанное нами может вызвать удивление. Ведь Центральная Азия – регион, издавна заселенный мусульманами, что, казалось бы, вовсе не предполагает каких-либо цивилизационных противоречий. Но так может казаться только на первый взгляд. Мы утверждаем, что противостояние культур возможно даже внутри одной религиозной общины. Причиной же для такого противостояния оказываются ценности этно-культурного плана. В Центральной Азии издавна существует взаимодействие и ярко выраженное культурное противостояние двух расовых типов индоевропейцев (таджиков, позже – русских) и тюрков (казахи, киргизы, туркмены, узбеки). О том, как складывались национальные идеи таджиков и тюрков и во что они вылились в конце XX в., о роли русского начала в центрально-азиатской истории XIX–XX вв. и пойдет речь в этой книге. Надо только помнить, что мы, также как и Э. Геллнер , убеждены в доминантном значении культурообразующего фактора в сложении национальной идеи, национальных приоритетов. Но, в отличие от него, мы будем говорить о национальном духе (а не просто о культуре), о той субстанции, которая основополагает разнообразные проявления национального чувства. В своих рассуждениях мы предпочитаем отталкиваться от духовных основ "домостроительства", тех основ, которые решительно преодолевают частные и изменчивые социо-культурные доминанты и остаются в пределах сугубо специфического и инвариантного в своем ядре этнического мироощущения. Мы часто не замечаем или не хотим замечать, что многие события прошлого и настоящего обязаны этно-культурному противостоянию. В этой связи важно вспомнить, что Византия исчезла не под ударами Ислама, а в силу тюркской этнической экспансии; что в Боснии воюют не просто мусульмане, но протурецки ориентированные славяне-мусульмане. Разница, как мы видим, есть, и она для понимания нашей книги существенна. А потому конфликты в Карабахе и Боснии, на наш взгляд, являются органичным следствием этно-культурного противоборства двух миров, двух противоборствующих установок тюркской и индоевропейской цивилизаций.


  • Предисловие к третьему изданию

            С момента выхода книги во Франции и ее расширенного, но сугубо служебного издания для журналистов в Москве, в России не было выпущено ни одной обобщающей аналитической книги о Центральной Азии. Один из наиболее болезненных для России регионов остается невостребованным для гуманитарной науки. Что же следует из этого? А то, что проблема Центральной Азии может быть предельно политизирована, то есть, подвержена влиянию непрофессионального мнения и, что особенно опасно, воздействия. Разнобой в журналистском освещении последних событий в Афганистане – ярчайший пример тому.
            Мы, однако, рады возможности вновь издать на русском языке эту книгу, в значительно переработанном и расширенном виде. Мы не теряем надежды, что наш проблемный взгляд на исторические и современные Центральной Азии найдет свой отклик и в родном отечестве. Без обсуждения проблемной истории событий книга мертва. В книге мы ставили задачи и посильно пытались их решить, отдавая себе отчет в том, что решение задач не может быть монологичным, оно должно найти свой отклик, представ, тем самым, диалогичным, полилогичным.
            Для специалистов хорошо известно, что в древности и средневековье территория Центральной Азии была принципиально транспарентной (transparent), прозрачной для проникновения идей, религий, мысли как таковой. Примеры с движением буддизма, манихейства, христианства и ислама самые простые и наглядные для иллюстрации сказанного. Но так было не всегда, где-то начиная с XI в. н. э. степень прозрачности центральноазиатского пространства снизилась, а с XVI в. что-либо узнать о нем стало почти невозможным. Поэтому вступление Российской Империи в это неясное для мировой истории пространство было для Центральной Азии очевидным благом. Тьма разошлась.
            О том, как можно аналитически оценить три названных этапа в истории Центральной Азии, и посвящена эта книга. В частности, мы подробно останавливаемся на вопросе о том, что же явилось заинтересованному взору после того, как спала эта темная пелена.
            Следует сказать сразу, что былой транспарентности, прозрачности этого пространства мы более мы не наблюдаем. Фактический уход России из Центральной Азии и угрозы новых вторжений заставляют думать о распаде когда-то единого пространства. Если Россия всерьез не подумает о своих южных рубежах, то вторжение талибов погрузит это пространство во мрак абсолютной непрозрачности. Если это произойдет, то памятников Ленину и иным вождям не останется вовсе. Талибы не любят скульптур и портреты, видимо, тоже не жалуют.
            Смысл сказанного вовсе не в том, что без России центральноазиатское пространство потеряет свою самоценность. Ведь в ее истории бывали завоеватели и свирепей талибов (скажем, монголы), и, тем не менее, появлялись великие поэты, художники, каллиграфы. России, по крайней мере, для себя удобно реактуализировать былую транспарентность пространства Центральной Азии. Это означает, что не силой (как это уже было), а творческой волей сделать это пространство комфортным для общежития. Сделать его местом встречи с Индией, Ираном, и всеми теми, кто захотел бы на этой площадке встретиться с ней.
            Политика политике рознь. Силовая политика не оставляет выбора ни для тех, кто ее осуществляет, ни тех, кто становится ее жертвой. Могут ли служить наградой для победителя разоренные города и села, обнищавшее и униженное население? Что хорошего в том, когда каждый проходящий мимо тебя, твой враг? Как показывает история, много продуктивнее политика мудрецов, оставляющих надежду на право выбора. Политика обязана быть ответственной. Центральная Азия уже давно не знала ответственности, ответственной политики, в полной мере сохраняющей право ее народам на свой литературный (а не базарный) язык, свою культуру, свою письменность. Люди ждут нового поколения политиков: молодых, образованных, умных, ответственных за свои поступки и за свой народ.
            Мы должны предуведомить читателя и о том, что многие реалии книги, хоть и претерпели определенную фактологическую модернизацию, все-таки по большей части остаются прежними, какими они были и в первом издании. Заметно расширена только проблемная часть книги. Мы считаем, что на концептуальном уровне в Центральной Азии мало что изменилось за десять прошедших лет. Быть может, только усилились позиции бывшей партократической верхушки со всеми вытекающими из этого последствиями.
            Москва, май 2001 г.



 
« Пред.   След. »
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval

Сегодня 20 ноября, понедельник
Copyright © 2005 - 2017 БУХАРСКИЙ КВАРТАЛ ПЕТЕРБУРГА.
Страница сгенерирована за 0.000022 секунд
Сегодня 20 ноября, понедельник
Информационно-публицистический портал
Санкт-Петербург
Вверх