logo
buhara
 

Ислам

Религия
  Путь | Намаз | Святые Ислама | Сказания | Обряды |


  • Культура мусульманства

     

    Д еятели персидского происхождения, как мы видим, были главными представителями мусульманской государственности и культуры еще в то время, когда единственным литературным языком мусульманского мира оставался арабский. Менее ясно, насколько их работа была прямым продолжением культурной жизни домусульманской сасанидской Персии. За исключением древней Вавилонии, где находилась столица Сасанидов, но население по языку большею частью не было иранским, области бывшего сасанидского государства оказали на ход развития мусульманской религии, государственности и науки меньше влияния чем никогда не принадлежавший Сасанидам Балх, где арабские завоеватели застали господство буддизма. Из Балха происходили министры багдадских халифов, Барма-киды с Балхом же связан ряд имен, получивших известность в истории "арабской" науки. Значение Балха наряду с Вавилонией в истории персидской культуры было так велико что возникло представление, по всей вероятности, ошибочное, будто именно наречие Балха, несмотря на географическую отдаленность, было более всего сходно с наречием сасанидской столицы.

    Арабское нашествие не только уничтожило сасанидское государство, но также нанесло смертельный удар религии и сословному строю домусульманской Персии. Религия Заратустры имеет и до сих пор небольшое число последователей, так называемых гебров, или парсов, но в ней, под влиянием ислама, идея единобожия одержала полную победу над прежними языческими верованиями; давно прекратились также одобрявшиеся прежде религией браки отца с дочерью, сына с матерью, брата с сестрой. Вопреки фактам, персы, в том числе и гебры, уже в средние века, как теперь, упорно старались доказать, что в Персии и до ислама никогда не было ни языческих верований, ни кровосмесительных браков. В таком же патриотическом освещении, часто в явном противоречии с фактами, изображались другие стороны жизни домусульманской Персии, блеск сасанидского двора, мощь державы, мудрость государей и министров, культурное состояние страны. С преданиями о государстве Сасанидов так или иначе старались связать деятелей мусульманской эпохи, в том числе и выходцев из Балха, для чего сочинялись фантастические генеалогии. Европейские ученые прежде считали возрождение поэзии того времени, в том числе Фирдауси, автор знаменитого персидского эпоса Шах-наме. В действительности обстоятельства, при которых происходило разложение старого строя и возрождение страны к новой жизни, были гораздо сложнее. В первые века ислама персидские аристократы, дихканы, как впоследствии потомки европейских феодалов, мирились с утратой прежнего политического значения ради выгод государственной службы и сохранения экономических и социальных привилегий крупных земельных собственников. Сасанидская Персия была для самих арабов идеалом благоустроенного государства; введение учреждений персидского типа, казалось, только укрепляло ислам и его державу; поэтому персидские советники халифов и их наместников могли называть себя правоверными мусульманами и верноподданными халифов. Шиитство нашло благоприятную почву среди персидского народа, но элемент оппозиции имел в этом случае больше значения, чем элемент национальности; город Кум рано сделался одним из центров шиитского фанатизма, каким остается до сих пор, хотя большинство населения в нем составляли арабы. Временно аристократы могли соединиться с народными массами для достижения общей цели. Аристократы вместе с народными массами, объединенными шиитским вождем Абу Муслимом, сражались против последних омейядских халифов, но тотчас после достижения общей цели интересы разделились. Абу Муслим был убит, его сторонники восстали против правительства; представители аристократии, Бармакиды продолжали служить аббасидским халифам, пока не пали жертвой религиозной и политической реакции последних лет царствования Харуна ар-Рашида. Той же реакцией и вызванным ею сопротивлением, может быть, объясняется результат борьбы между сыновьями Харуна ар-Рашида, Амином и Мамуном. Мамун поднял знамя шиитства, но тотчас после въезда в Багдад отказался от зеленого цвета шиитов и вернулся к черному государственному цвету Аббасов, причем решение халифа было принято не под влиянием арабов, но под влиянием персидского вождя Тахира, основателя династии Тахиридов. Тахириды, как прежде Бармакиды, принимали деятельное участие в завоевании для арабов и ислама областей по южному берегу Каспийского моря, которым в эпоху падения сасанидскои державы удалось отстоять свою независимость и прежний строй жизни. И здесь народные массы перешли от религии Заратустры к шиитству, распространение которого было связано с уничтожением родового строя и крупной земельной собственности. Борьба с халифатом и правоверньм исламом сопровождалась аграрными движениями; как бывало в подобных случаях и в Европе, князья искали опоры в народных массах и поднимали "земледельцев" против "землевладельцев", считавшихся союзниками арабов.

    Положение еще более осложнилось под влиянием развития городской жизни и образования новых культурных центров. Из больших городов в Персии IX - Х вв. нам лучше всего известен Исфахан; благодаря происходившим из этого города двум географам мы располагаем подробным описанием Исфахана и его окрестностей. Здесь, как в крупном центре, были представлены все течения, боровшиеся между собой за преобладание. Исфахан был родиной арабского патриота-националиста (X в.), автора знаменитой "Книги песен" (Китаб ал-агани), и в то же время родиной трех из восьми известных переводчиков персидского эпоса на арабский язык. В исфаханском округе некоторые местности были сплошь населены "благородными дихканами", очевидно, фактически превратившимися в крестьян, но, подобно польской шляхте, сохранившими память о своем благородном происхождении, с презрением смотревшими на простой народ и заключавшими браки только в своей среде. В других местностях того же округа, где состав населения был смешанный и преобладали "низшие классы", получила распространение коммунистическая секта, возникшая еще в сасанидскую эпоху и восстановленная под другим названием при исламе. Представители литературы и науки не могли вполне присоединиться ни к той, ни к другой стороне. С народными массами и вышедшими из народа или принявшими его сторону князьями их сближали вражда к арабам и правоверному исламу, персидский национализм и симпатия к шиитству и другим еретическим учениям; с другой стороны, по своим культурным и сословным интересам они стояли ближе к поборникам аристократии и социального консерватизма. Культурное возрождение Персии происходило поэтому при крайне сложных условиях, еще далеко не вполне выясненных наукой. Арабский алфавит был принят не только мусульманами, но также, несколько позже, представителями религии Заратустры; образовался новоперсидский язык, со множеством арабских слов; памятники прежней письменности, в том числе и священные книги, разбирались с большим трудом и, как показали исследования европейских ученых, с большими ошибками. Новоперсидская поэзия воспользовалась некоторыми стихотворными размерами домусульманского происхождения, но и эти размеры получили арабские названия и были изменены по правилам арабского стихосложения. Персы не сохранили даже достоверных преданий о начале своей поэзии. Приводится приветственное стихотворение, будто бы произнесенное при въезде халифа Мамуна в Мерв неким Аббасом, в котором говорится, что никто раньше на этом языке стихов не сочинял; но подлинность этого стихотворения как по содержанию, так и по языку, слишком выработанному и слишком сходному с языком позднейшей поэзии, возбуждает большие сомнения. Существование самого поэта, однако, может быть признано достоверным; писавший по-арабски географ IX в. Ибн Хордадбех приводит стих Аббаса ибн Тархана, по всей вероятности, того же лица, на персидском языке, со старинными лингвистическими формами и намеками на совершенно неизвестные события истории городов Самарканда и Шаша (Ташкента), что указывает на среднеазиатское происхождение поэта. В то же самое время на другом конце иранского мира жил другой поэт, Мухаммед ибн Ба'ис, владетель двух крепостей около озера Урмии, писавший стихи по-арабски и по-персидски. Его персидские стихи, не дошедшие до нас и не упоминаемые историками персидской литературы, в свое время, по словам писавшего по-арабски историка Табари, пользовались на родине поэта некоторой популярностью. О самом поэте известно, что он принимал участие в антимусульманском и антиарабском восстании, поднятом в Азербайджане в конце царствования Мамуна и усмиренном только через двадцать лет, потом (задолго до усмирения восстания) перешел на сторону арабов, потом снова восстал против халифа. Тахириды (821-873), положившие начало мусульманским династиям персидского происхождения, по преданию, враждебно относились к персидской литературе и считали ее изучение несовместимым с правоверием; но принятые ими меры для установления порядка не только в принадлежавшем им Хорасане, но и в других областях (в самом Багдаде, особенно после переселения халифов в Самарру, военная власть большею частью находилась в руках одного из Тахиридов) должны были послужить на пользу культуре, в том числе и персидской. Главным городом Хорасана при них вместо Мерва сделался Нишапур, вскоре ставший одним из крупных культурных центров. К западу от Нишапура находился округ Бейхак с городом Себзеваром, одним из главных очагов шиитской пропаганды, давший мусульманскому миру ряд крупных писателей и ученых начиная с IX в.; к востоку - город Туе, в окрестностях которого, вокруг могилы шиитского имама, умершего в 818 году, возник Мешхед, ныне главный город Хорасана.

     

    Для возрождения персидской литературы более всего было сделано династией Саманидов (875 - 999), к которой после некоторого перерыва перешло от Тахиридов верховное господство над Хорасаном и завоеванной мусульманами уже в то время частью Туркестана. Столица Саманидов, Бухара, привлекла к себе большое число поэтов и ученых; их государство считалось в Х в. одним из самых благоустроенных. Саманиды происходили из Балха и по национальности были иранцами, языком государственного производства при большей части правителей из этой династии был персидский; при их дворе, однако, наряду с персидскими писателями пользовались покровительством арабские. За исключением кратковременного эпизода в 40-х годах Х в., когда правительство подчинилось влиянию шиитской пропаганды, Саманиды оставались защитниками правоверия. Известно, что для них был составлен на арабском языке и переведен на персидский катехизис с целью оградить народ от увлечения еретическими учениями*; при них же был переведен обширный комментарий на Коран, написанный историком Табари, и составлен оригинальный комментарий на персидском языке. Потребовалось, правда, особое постановление богословских авторитетов, что языком богословской литературы рядом с арабским может быть и персидский. Богословы даже решились утверждать, что по-персидски говорили древнейшие пророки до Исмаила (сына Авраама), словы даже решились утверждать, что по-персидски говорили древнейшие пророки до Исмаила (сына Авраама), предка арабов; еще в XII в. существовало мнение, что Авраам проповедовал свое учение при дворе персидских царей. Персидскими поэтами, воспевавшими Саманидов, высказывались, однако, крайне нечестивые с точки зрения правоверного мусульманина мысли. Поэт Рудеки, происходивший из Самарканда, некогда популярный, впоследствии забытый, находил, что нет смысла обращать лицо к Ка'бе, когда сердце влечет к языческим святыням; надо довольствоваться общей для всех вероучений любовью к Богу; "Наш Бог принимает от тебя волнение любви, а намаза не принимает". Тот же поэт вполне определенно говорит о своей преданности шиитским халифам - Фатимидам и даже высказывает чисто языческий взгляд на небо и землю как на отца и мать людей; о смерти одного из своих современников Рудеки говорит: "Свой великий дух он возвратил Отцу, свое темное тело предал Матери". Поэт Дакики, автор первой попытки изложить в стихах эпические предания персидского народа, открыто говорит, что предпочитает всему прочему вино, губы возлюбленной и учение Заратустры.

     

    * См.: Бартольд В.В. Ислам. Сочинения в 9 томах. Том VI. М., 1966, с.76 и сл

     

    В том же Х в. под влиянием ослабления халийата воинственные владетели южного побережья Каспийского моря стали совершать нашествия на более культурные области Ирана; вожди некоторых из этих движений открыто ставили себе целью уничтожить халийат и восстановить престол Сасанидов. Одной из династий прикаспийского происхождения. Бундам, до некоторой степени удалось достигнуть этой цели. Буиды овладели Багдадом и лишили халифов светской власти; на их монетах появился титул домусульманских царей Персии - шахиншах ("царь царей"). Буидское государство не было единодержавным; представители династии разделили между собой завоеванные области, и преобладание переходило от одной ветви династии к другой; не было также постоянной столицы государства; первенство принадлежало тому городу, в котором правил самый могущественный в данное время князь. При всех отрицательных сторонах этой удельной системы она содействовала развитию городской жизни и образованию культурных центров; каждый князь заботился о процветании того города, с которым была связана его власть, старался привлечь к своему двору ученых и писателей. Культурная жизнь постепенно переходила из Багдада и Басры в большие города Персии - Рей (к юго-востоку от нынешнего Тегерана), Исфахан и Шираз, где князьями собирались книги и устраивались большие библиотеки. Покровительством князей пользовались и точные науки; в Ширазе упоминается при Буидах обсерватория, инструменты которой уже представляли значительный шаг вперед по сравнению с домусульманскими. Один из буидских министров в Багдаде устраивал собрания ученых и литераторов, причем один день был назначен для факихов, другой - для знатоков изящной литературы, третий - для представителей догматического богословия, четвертый - для философов. С другой стороны, Бунды не принесли с собой из прикаспийских областей никаких литературных традиций, всецело подчинились влиянию арабской литературы и были совершенно равнодушны к персидской. Из персидских поэтов их государства ни один не получил известности; в то же время персидская поэзия продолжала развиваться в государстве Саманидов и их преемников в восточно-иранских областях, Газневидов. Из хорасанского города Туса происходил знаменитый Фирдауси, первый по времени из персидских поэтов, сохранивших свою славу до сих пор, соединивший в одну поэму эпические предания Ирана от мифических времен до арабского завоевания. Фирдауси, как мы видели, имел предшественников в Х в.; памятники эпоса, как и некоторые другие произведения домусульманской литературы, обрабатывались новоперсидскими поэтами не столько по подлинникам, сколько по арабским переводам; но Шах-наме ("Книга о царях") Фирдауси сделалось национальньм достоянием всего иранского народа; как героическим эпосом, им увлекались и неиранцы, находившиеся под влиянием персидской культуры, - армяне, грузины и турки. В мировой литературе оно стоит совершенно одиноко, так как все остальные великие народы переживали эпоху расцвета своей политической жизни в такое время, когда обаяние эпоса уже было уничтожено книжностью. Персы эпохи Сасанидов и первых веков ислама, несмотря на значительное влияние книжности, еще продолжали жить эпическими традициями. В эпоху ислама, с развитием городской жизни и окончательным упадком рыцарского сословия, это должно было измениться. Шах-наме вызвало множество подражаний; в стиле Фирдауси прославлялись цари последующих эпох, до XIX в. включительно, но все эти произведения отличаются такой же безжизненностью, как эпос так называемой ложноклассической эпохи в Европе, с той разницей, что персидские поэты подражали все же поэту своего народа.

     

    При Фирдауси еще нельзя было предвидеть тех последствий, которые должны были иметь для эпоса успехи книжности; опасным врагом эпоса, как в средневековой Европе, были только представители религии, не сочувствовавшие, конечно прославлению языческих героев, но не имевшие возможности уничтожить славу их певца, хотя при жизни причинили ему много горя и разочарования. Фирдауси поднес свою поэму газневидскому султану Махмуду, хотя закончил ее задолго до вступления Махмуда на престол. Султан, находившийся под влиянием религиозных кругов и сам считавший себя столпом правоверия, обманул надежды поэта, который выразил свое негодование яркой сатирой на султана, вполне достойной автора Шах-наме. Вынужденный искать убежища у чужих властителей, он не встретил сочувствия даже у поборников сасанидских традиций, Буидов. Под влиянием тяжелых уроков жизни, им при дворе одного из буидских князей был обработан в стихах библейский сюжет, вошедший в Коран, о Иосифе Прекрасном и любви к нему жены Пентефрия. В стихотворном предисловии престарелый поэт отрекается от своих прежних произведений и бичует себя за годы, даром потраченные на прославление языческих героев и их вымышленных подвигов, сочинение рассказов, не стоящих "горсти праха". Утомленный и разочарованный, поэт вернулся в свой родной Туе, где светские власти о нем давно забыли; но духовные и тогда не простили своему врагу и после смерти отказали ему в погребении на мусульманском кладбище.

     

    Таким образом, в Х в. и в начале XI персидская литература процветала преимущественно в восточных областях Ирана, тогда как персидские ученые, писавшие почти исключительно на арабском языке, находили для себя более благоприятную почву на западе. Постепенно это различие должно было исчезнуть под влиянием все более тесных сношений между областями; кроме того, состояние науки еще не требовало той специализации, как в современной Европе; ученый мог заниматься с одинаковым успехом несколькими науками и в то же время посвящать свои досуги литературному труду. Таким разносторонним ученым и в то же время поэтом был знаменитый Ибн Сина (в Европе - Авиценна), родившийся в 980 г. в одном из бухарских селений и впоследствии служивший буидским князьям в Хамадане и Исфахане, причем в первом из этих городов занимал некоторое время должность везира. В раннем детстве он учился у местного учителя Корану и изящной литературе; только благодаря прибытию в Бухару пропагандистов-исмаилитов он ознакомился также с философией и математикой. До 18-летнего возраста он успел пройти курс всех наук, в том числе медицины, показавшейся ему самой легкой и впоследствии доставившей ему больше всего выгод. Больше всего затруднений причинила ему метафизика Аристотеля; многое ему удалось понять только благодаря трактату Фараби, случайно купленному им на базаре за три дирхема (около 75 коп.). Медицинские познания открыли ему доступ ко двору саманидского государя и к его богатой библиотеке, которой, кроме Ибн Сины, по-видимому, никто не пользовался. В начале XI в. он покинул Бухару, может быть, под влиянием крушения державы Саманидов, завоеванной турками, и ушел сначала в Хорезм, потом в прикаспийские области, Хорасан и Западную Персию. Сближением с буидскими князьями он также был обязан своим медицинским познаниям. К числу обширных трудов, составленных им вместе с его учениками, принадлежит обширный медицинский "Канон" (в противоположность Европе, этим словом в мусульманском мире обозначалось не религиозное, но светское законодательство; тот же термин, как в Византии, иногда применялся к научным энциклопедиям, как своего рода "сводам законов" науки). Медицинское заглавие носит также "Книга исцеления" (Китаб аш-шифа), в действительности посвященная другим наукам - логике, физике, математике, астрономии и богословию. Для исфаханского князя им вместе с его учеником была составлена энциклопедия разных наук на персидском языке, причем на первом месте поставлена логика; вслед за логикой излагаются основы "высшего познания" -- метафизики или богословия, и "низшего познания" -- науки о природе; после этого говорится о науках так называемого квадривия. Среди многочисленных сочинений Ибн Сины есть медицинские трактаты в арабских стихах и персидские четверостишия мистического содержания; в последние годы своей жизни он занимался и арабской филологией. Разносторонние научные и литературные занятия не мешали Ибн Сине вести крайне разнузданный образ жизни; он умер в 1037 г., не дожив до 60 лет. Не будучи ни в одной области самостоятельным мыслителем, Ибн Сина сумел овладеть всем научным мыслителем, Ибн Сина сумел овладеть всем научным познанием эпохи и изложить его в доступной и изящной форме; благодаря этому его сочинения приобрели широкую популярность и в мусульманском мире, и впоследствии в Европе; в Персии на сочинениях Ибн Сины было основано возрождение философии в XVII в., причем деятельность возникшей тогда школы продолжалась и в XIX в. Для религиозных кругов и простого народа Ибн Сина сделался главным представителем нечестивого мудрствования и, подобно средневековому доктору Фаусту, своего рода колдуном.

     

    Ученым совершенно другого типа был современник Ибн Сины, переписывавшийся с ним о некоторых научных вопросах (переписка иногда принимала характер резкой полемики), Абу-р-Рейхан Бируни (973 - 1048), родившийся в Хорезме и проживший на своей родине, где сделался советником местного князя, до сорокалетнего возраста с лишком, за исключением нескольких лет, проведенных в Джурджане (древней Гиркании, к юго-востоку от Каспийского моря), и в путешествиях, причем известно только, что он доходил до Рея. Впоследствии он жил при дворе Махмуда газневидского и его преемников, откуда совершил несколько путешествий по Индии. К сожалению, мы ничего не знаем о годах учения этого величайшего из арабских (т.е. писавших по-арабски) ученых, автора "несравненного", по отзыву современного европейского специалиста, астрономического канона, обширного труда о хронологических системах всех народов и замечательной по широте взглядов и научному беспристрастию книги об Индии, главным образом об индийской науке и религии, с которыми Бируни ознакомился по санскритским подлинникам. Бируни был хорошо знаком с трудами ученых школ, багдадской и басрийской, но взгляды этих ученых казались ему отсталыми; одного из самых популярных басрийцев IX в., Джахиза, он называет "наивным". Сам Бируни, однако, не был реформатором ни в астрономии, ни в математике; наравне со своими современниками он продолжал верить в астрологию. Из его сочинений мы знаем, что до него были отдельные попытки отступления от общепринятых взглядов; ученый Абу Са'ид Седжези составил астролябию, основанную на предположении о движении Земли и покое небесного свода. Бируни в этом случае не придерживался безусловно общепринятого в его время взгляда и называет этот вопрос "сомнительным и трудноразрешимым". Впоследствии арабский ученый XIV в. удивлялся, в чем тут Бируни мог видеть трудность, когда ошибочность предположений о движении Земли вполне ясно доказали Ибн Сина и еще до него врач и астроном Рази, умерший в 932г. Более интересны для современных читателей рассуждения Бируни о чужих религиозных верованиях, особенно индийских. Бируни понимал, что религиозные верования везде подвергаются влиянию одних и тех же психологических мотивов; везде им строго проводится различие между верой народных масс и верой избранных. Религиозные учения излагаются им без всякой полемики, по возможности с сохранением подлинных выражений самих представителей религий. Сопоставление одной религии с другой делается только для применения научного сравнительного метода, чтобы яснее представить сущность верования и той идеи, на которой оно основано. В мусульманской литературе научная религиозная терпимость в эпоху Бируни давно уже не была ни новостью, ни исключительным явлением; уже в IX в. Я'куби в своем историческом труде столь же беспристрастно, подробно и точно излагал содержание христианских священных книг; в конце XI в. при том же газневидском дворе была написана "Книга о верах" на персидском языке; сам Бируни с похвалой говорит о книгах своего учителя Ираншехри (к сожалению, до нас не дошли ни сочинения этого ученого, ни сведения о его жизни) - о религиях христиан, евреев и манихеев, причем прибавляет, что при описании верований Индии Ираншехри впал в ошибки, доверившись людям, недостаточно знавшим свою религию. По богатству собранного материала и тщательности применения научных методов труды Бируни занимают, однако, совершенно исключительное место в известной нам мусульманской литературе, хотя и в этих трудах иногда проявляется увлечение иранского патриота, когда автору приходится говорить о домусульманской культуре Ирана и произведенных арабами опустошениях. По своим религиозным взглядам Бируни был шиитом; кроме того, он, подобно многим Другим образованным иранцам, чувствовал симпатию к манихейству. В политике Бируни не стремился ни к каким реформам; союз между властью и религией, или, по современной терминологии, между государством и церковью, к которому всегда стремилось и газневидское правительство, казался ему высшим идеалом государственного благоустройства, пределом всех человеческих желаний. Популярности трудов Бируни, по-видимому, повредил слог, крайне трудный для понимания; среди ученых эти труды еще долго пользовались заслуженным уважением, но на большую публику оказали мало влияния и европейцам до ХIХ в. оставались неизвестными, хотя один из них (об астрономических таблицах) еще в ХII в. был переведен испанским евреем Авраамом бен Эзрой на еврейский язык. Бируни сам говорил, что пишет для ученых, а не для простых читателей. Деятельность его была менее разнообразной, чем деятельность Ибн Сины; но и Бируни наряду с учеными трудами переводил на арабский язык персидские повести и писал арабские стихи; правда, автор сам говорит о своих литературных трудах, как о забаве и шутке. К XI в. обыкновенно относят высший расцвет мусульманской культуры и начало ее упадка. В действительности прогресс во многих отраслях культурной жизни, по крайней мере, в Персии, продолжался еще несколько веков. В XI в. жизнь везде окончательно перешла из городов старого типа, шахристанов, в возникшие при исламе предместья и установился тип города, описанный нами выше, но города еще не достигали тех размеров, как впоследствии; самый большой из городов XI в., Исфахан, занимал пространство около 10 верст в окружности. Успехи строительной техники только начинались. К началу XI в. относится самая старая из дошедших до нас датированных построек мусульманской Персии - построенная в 1006 - 1007 г. гробница джурджанского князя Кабуса ибн Вашмгира. Здание построено по типу, широко распространенному в прикаспийских областях и на Кавказе, между прочим, и в церковной архитектуре: многогранная призма с коническим верхом. В арабской надписи гробница названа "замком" (каср), как назывались и в некоторых других местностях Персии, например в Исфахане, стоявшие на кладбищах надгробные мавзолеи; теперь оно называется у туземцев "куполом" (гумбез); замена одного термина другим, вероятно, находится в связи с вытеснением прежнего типа куполообразным мавзолеем; одно из ранних зданий этого второго типа - гробница султана Санджара в Мерве, построенная в половине XII в., с плоским куполом. Гробница Кабуса представляет здание вышиной в 25 саженей с массивными кирпичными стенами толщиной в 4 аршина; в последующие века такая расточительность была бы невозможной. Вообще, кирпич самых ранних построек по качеству превосходит кирпич последующих, и размеры отдельных плит значительно больше; но зато из кирпича тогда строили гораздо меньше. Впоследствии, как и в современных европейских городах, приходилось мириться с ухудшением качества материала ради целей дешевизны. История мусульманской архитектуры в Персии еще не написана и требует для своего выяснения целого ряда предварительных работ. Неизвестно, каков был общий тип персидских мечетей в эпоху Бундов; неизвестно также, какой тип зданий имеет в виду персидский автор XI в. Насир-и Хусрау, когда говорит, что во всех областях особенной красотой отличались мечети шиитские. На сближение отдельных провинциальных архитектурных типов, если такие существовали, и вообще на обмен культурными ценностями не могли не оказать влияния успехи среднеазиатско-турецкой династии, потомков Сельджука, завоевавших в XI в. всю Персию и постепенно, хотя только на короткое время, объединивших под своей верховной властью всю мусульманскую Азию от Средиземного и Красного морей до границ Китая. Нашествия из восточных областей Ирана на западные ждали в конце Х в. Несмотря на культурные заслуги отдельных буидских князей и на покровительство, оказанное ими науке и философии, в них все-таки видели предводителей прикаспийских варваров, разрушителей порядка, благосостояния и благочестия, в противоположность их современникам Саманидам; с востока, из саманидского Хорасана, ожидался царь - "философ и ученый", который должен был восстановить порядок на западе. Ожидания осуществились не вполне; вместо царя-ученого на запад пришли предводители кочевого народа, находившегося на еще более низкой ступени культуры, чем соплеменники Буидов. Сельджукиды оставались неграмотными даже после столетнего господства над Персией; после распада их государства (в XII в.) власть перешла к нескольким династиям, большею частью также турецкого происхождения. Тем не менее завоевания Сельджукидов доставили более обширное поприще не только хорасанским богословам и поэтам, но и представителям государственных традиций саманидской и газневидской эпохи; один из них, везир Низам ал-Мульк, родом из Туса, долгое время (1064 - 1092) был полновластным правителем всей обширной империи Сельджукидов. Принимались меры для дальнейшего развития городской жизни, торговли и промышленности; воздвигались постройки, из которых некоторые сохранились до сих пор; в Западной Персии появились города, окруженные стенами из жженого кирпича. При дворе Сельджукидов и еще из жженого кирпича. При дворе Сельджукидов и еще больше при дворе сменивших их областных династий находили покровительство персидские поэты. Уже первому сельджукидскому султану в 1048 г. был поднесен стихотворный роман "Вис и Рамин", переведенный Фахр ад-Дином Асадом на новоперсидский язык с пехлевийского, в то время уже почти совсем забытого; по словам Фахр ад-Дина, "не всякий хорошо читал написанные на этом языке произведения, а если и читал, то не понимал смысла". Из поэтов XII в. двое, панегирист Анвари, писавший больше всего для султана Санджара, и автор стихотворных романов Низами, живший и умерший в закавказском городе Гяндже, причисляются самими персами к числу величайших персидских поэтов; Низами и некоторыми европейскими учеными ставится на втором месте после Фирдауси; его произведения оказали значительное влияние не только на персидскую, но и на турецкую поэзию. Сельджукиды восстановили в Персии господство правоверия, но, конечно, не могли уничтожить шиитства. Время от XI до ХП в. было для Персии периодом ожесточенной религиозной борьбы, подробности которой наукой еще не вполне выяснены. Исмаилитская пропаганда в конце XI в, приняла новое направление; исмаилиты овладели целым рядом укрепленных замков на всем пространстве Ирана и даже в Сирии. Последнее показывает, что движение не имело исключительно национального характера; больше значения, по-видимому, имели сословные интересы. Борьба теперь уже велась не между землевладельцами и земледельцами, как в IX в., но между замками и городами. Опорой исмаилитов были те местности, где городская жизнь получила меньше развития, ности, где городская жизнь получила меньше развития, особенно юго-западная часть Хорасана, так называемый Кухистан ("Горная область"), где находились 2/3 всех исмаилитских замков, и горы к северу от Казвина, где находилась крепость Аламут, местопребывание главы секты. Борьба велась с особенным ожесточением в Фарсе, где при исламе возникло несколько крупных городов и в то же время оставалось много замков, и в окрестностях Исфахана. Кроме открытой силы исмаилиты боролись со своими врагами посредством тайных убийств; глава секты располагал могущественной организацией самоотверженных фанатиков, которых посылал к намеченным жертвам с полной уверенностью в успехе. Воодушевление фанатиков объясняли влиянием хашиша; от слова хашишиюн ('употребляющие хашиш') образовано французское аззаазш ('убийца') факт, наглядно свидетельствующий о том впечатлении, которое произвела организация исмаилитов на средневековых европейцев. В исмаилитских замках, однако, не только готовились тайные убийства, но производилась культурная работа; аламутская библиотека и обсерватория пользовались громкой славой; из тех же замков вышло несколько ученых, которыми потом воспользовалась Персия монгольского периода, как Насир ад-дин Туей, автор многих трудов по философии, астрономии, математике и шиитскому богословию, и семья еврейских врачей (из города Хамадана), из которой происходил историк Рашид ад-Дин. Не владея сплошной территорией, исмаилитская община тем не менее представляла политическую силу, с которой считались. Вначале она действовала в союзе с египетскими халифами, от имени которых вообще велась исмаилитская пропаганда; в самом конце XI в. произошел разрыв с Фатимидами; в конце XII в. произошло даже сближение между еретиками и главами правоверия, аббасидскими халифами, на почве общей вражды с представителями султанства. Неизвестно, имела ли влияние исмаилитская пропаганда на междоусобия, происходившие еще в XIII в., накануне монгольского нашествия, в Рее и Исфахане с их округами. Кроме борьбы шиитов с суннитами там происходила борьба между представителями двух суннитских толков, ханафитами и шафиитами; на стороне шиитства было большинство сельского населения, к ханафитам принадлежало большинство, к шафиитам - меньшинство горожан, причем, однако, в Рее шафииты победили всех своих противников. По-видимому, под знаменем религии происходила борьба между деревней и городом и между аристократическими и демократическими элементами городского населения. Насколько можно судить о таких вопросах при современном состоянии науки, народные массы и их культурные вожди были в эту эпоху довольно равнодушны к государственным и национальным идеям. Кроме сословной борьбы замечается только забота о благосостоянии отдельных городов и областей; все чаще появляются исторические сочинения, посвященные отдельным городам или местностям; идея общемусульманской или хотя бы иранской государственности все более вытеснялась областньм партикуляризмом, особенно после распадения империи Сельджукидов. Казалось неопровержимой истиной, что для благосостояния каждой области необходимо, чтобы собираемые с ее населения подати не вывозились за ее пределы, т.е. чтобы не было объединения нескольких областей под одной правительственной властью. Не признавалось даже преимущество больших государств перед малыми с военной точки зрения. В начале XIII в. владетелю Хорезма {хорезмшаху), султану Мухаммеду, удалось объединить под своею властью часть Средней Азии и весь Иран. По мнению историка Ибн ал-Асира, именно этим были облегчены успехи монголов: если бы оставалось по-прежнему несколько государей, монголам пришлось бы победить каждого в отдельности; так как другие династии были уничтожены хорезмшахом, монголы, победив его, уже не имели перед собой никаких других врагов. Несмотря на усиление партикуляризма, развитие городской жизни не могло не отразиться на торговле вутренней и внешней, морской и сухопутной. Морская торговля с Индией и Китаем создала благосостояние города Ормуза и острова Кайса, у выхода из Персидского залива в Индийский океан; караванная торговля между Хорезмом и бассейном Волги еще Х в. имела последствием обращение в ислам волжских болгар, в последующий период сделалась, по-видимому, гораздо более оживленной. В Х в. из страны болгар и их соседей ввозились только меха пушных зверей, продукты пчеловодства (воск и мед) и рабы; город Болгар на Волге тогда был незначительным поселением с хижинами из тростника и войлочными шатрами; ко времени монгольского завоевания он сделался каменным городом с населением не менее 50 000 человек и с собственной отраслью промышленности - кожевенным производством, которую потом наследовали русские; "болгарские сапоги" были предметом внешней торговли и пользовались известностью в Туркестане. Через посредство волжских болгар велась торговля с Россией, с которой арабские и персидские купцы непосредственно, насколько известно, не ознакомились. Русские еще в Х в. совершали опустошительные набеги на мусульманские области; ими был уничтожен в бассейне Куры город Берда'а, в то время первый по числу жителей город Кавказа. Впоследствии наряду с болгарами и русские ездили для торговли по "Хвалимскому", или "Хвалынскому", т.е. Хорезмийскому, морю, как назывался у русских Каспий, и дальше на город "Орнач", т.е. Гурганч или Ургенч, главный город Хорезма. Из продуктов земледелия получил известность на Востоке русский лен. На Востоке в Х в. посредством торговых сношений, без всякого участия мусульманского оружия, был распространен ислам среди турецких кочевников и в некоторых городах нынешнего Китайского Туркестана; турецкие завоеватели, вторгшиеся в конце Х в. в мусульманские владения, явились туда уже мусульманами. Мусульманские торговцы в последующие века проникли еще дальше на восток; в начале XIII в. в их руках была торговля между Китаем и Монголией; в ставке Чингиз-хана, еще до начала его завоеваний, находились мусульмане. Эти успехи мусульманской торговли не сопровождались, однако, как в Туркестане и на Волге, мусульманской религиозной пропагандой. На китайском языке существовала манихейская и христианская литература уже в VIII в.; мусульманская возникла только в XVII в., хотя число мусульман, живших в Китае, вероятно, и в VIII в. не уступало числу манихеев и христиан. В Монголии и потом не было случая обращения в ислам какой либо народности, тогда как упоминаются народности, принявшие манихейство (еще в VIII в.) и христианство (в XI в.). Мусульмане-иранцы сделались для турок и монголов главными представителями торговли и культуры. Когда-то заимствованное турками из Индии слово, в смысле "торговец", в формах сарт, сартак и сартаул сделалось у турок и монголов народным названием оседлых иранцев; монгольская легенда создала впоследствии богатыря Сартактая (тай - частица, прибавлявшаяся к народным названиям для обозначения людей мужского пола), строившего плотины и проводившего каналы. Торговля с немусульманскими странами была, по-видимому, исключительно меновой. До начала XI в. торговля с Южной Россией велась на серебро, причем серебряные монеты мусульманских областей ввозились в Россию в большом количестве; после этого времени серебряная монетная система, унаследованная восточными областями от государства Сасанидов, уступила место золотой. В конце XI века в мусульманском мире замечается серебряный кризис, постепенно распространявшийся с востока на запад; вместо серебряных дирхемов стали чеканиться медные, очевидно, в качестве кредитной монеты, которая не могла иметь сбыта вне того государства, где чеканилась. В западной части Азии, до владений багдадского халифа включительно, чеканка серебра была восстановлена еще в XII в.; дальше к востоку еще монгольские завоеватели застали медные дирхемы Наши источники ничего не говорят о влиянии расстройства денежной системы на экономическую жизнь народов и, в частности, на торговлю.

     


  • Хадисы

     

    Название сборника можно перевести как "Истинное собрание". Его составил знаменитый имам аль-Бухари более тысячи лет назад. Это имя высоко почитается в мире ислама. Ни один из отобранных им хадисов не подвергался сомнению) - с такой тщательностью было доказано, что все они восходят к одному из сподвижников пророка.
    Вопрос о критериях достоверности хадисов всегда в мире ислама имел совершенно особое значение. Главным показателем считается надежный иснад - перечисление имен всех, кто передавал рассказ из поколения в поколение, оно должно восходить к имени непосредственного свидетеля поступка или высказывания пророка.
    Хадис мог попасть в разряд сомнительных, если, например, он передавался со слов человека, пользовавшегося дурной славой. Мухаддис - собиратель хадисов,должен был основательно изучать биографии всех упоминаемых лиц. И самое важное - мухаддису была необходима способность отличать истинное от ложнего...
    Составитель "Ас-Сахиха", имам Абу Абдаллах аль-Бухари, родился в 810 году в Бухаре; умер в селении Хартанк близ Самарканда, в 870 году. В 16 лет он совершил паломничество в Мекку вместе с матерью и братом, после чего некоторое аремя прожил в Аравии.
    В поисках хадисов имам путешествовал по многим городам Ближнего и Среднего Востока, повстречав, по его собственным словам, более тысячи мухаддисов. Вернувшись в Бухару, аль-Бухари продолжал собирать хадисы. "Ас-Сахих" он составлял в течение шестнадцати лет. За это время он тщательно изучил не менее шестисот тысяч хадисов, из которых отобрал для своей книги всего 7563.

    ИЗ КНИГИ "НАЧАЛО ОТКРОВЕНИЙ".

    (1) Передают, что Умар б, аль-Хаттаб (да будет доволен им Аллах) сказал: *
    "Я слышал, как посланник Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует)** говорил:
    "Поистине, дела связаны с намерениями, и, поистине, каждому достается то, что он внутренне намеревался обрести. Устремившийся к миру этому обретет его, а если он устремится к какой-нибудь женщине, то женится на ней, и каждый придет к тому, что было предметом его устремлений".

    (2) Передают со слов Аиши,*
    Харис б. Хишам** однажды спросил пророка Мухаммеда: "О посланник Аллаха, как приходят к тебе откровения?" Посланник Аллаха ответил:
    "Иногда я слышу нечто подобное звону, и это действует на меня сильнее всего, а когда сказанное им (ангелом.- В.Н.) остается во мне, он покидает меня. Иногда же ангел предстает передо мной в образе человека и говорит со мной, а я запоминаю его слова".

    (3) Аиша сказала:
    "Я видела, как в один из очень холодных дней ему было ниспослано откровение, а когда ниспослание завершалось, то, поистине, лоб его был покрыт потом".

    (4) Передают, что мать правоверных* Аиша сказала:
    "Началом откровений, ниспосылавшихся посланнику Аллаха, стало благое видение во сне, и у него никогда не было иных видений, кроме приходивших, подобно утренней заре. Затем ему была внушена любовь к уединению, и он стал часто отправляться в пещеру на горе Хира, где поклонялся Богу в течение ряда ночей, и продолжалось это до тех пор, пока у него не возникала необходимость вернуться к семье, и тогда он приходил к Хадидже
    ** , собирая для себя все, что нужно на новый такой же срок. Так продолжалось до тех пор, пока ему не открылась истина, когда он находился в пещере на горе Хира. К нему явился ангел и сказал: "Читай!" - на что он ответил:
    "Я не умею читать!"
    (5) Пророк сказал:
    "Тогда он взял и сжал меня так, что я напрягся до предела, а затем он отпустил меня и сказал: "Читай!" Я снова сказал: "Я не умею читать!" Тогда он сжал меня во второй раз так, что я опять напрягся до предела, а потом отпустил меня и сказал: "Читай!" - и я в третий раз сказал ему в ответ: "Я не умею читать!" И он сжал меня в третий раз, а затем отпустил, сказав: "Читай!" Во имя Господа твоего, который сотворил человека из сгустка. Читай! И Господь твой щедрейший..."* .

    (6) Сообщают, что Джабир б. Абдаллах аль-Ансари* , рассказывавший о периоде откровений, передал в своем рассказе следующее: "Сказал пророк:
    "Однажды, находясь в пути, я вдруг услышал голос с неба. Посмотрев наверх, я увидел восседавшего на троне между небом и землей ангела, который являлся мне на горе Хира. Я испугался его, вернулся домой и сказал: "Укройте меня, укройте меня!" - и тогда Аллах Всевышний ниспослал такие слова: "О завернувшийся! Встань и увещевай! И Господа твоего возвеличивай! И одежды свои очисти! И скверны беги!"** . И после этого жар откровений усилился, и они стали ниспосылаться одно за другим".

    ИЗ КНИГИ ВЕРЫ

    (7) Передают, что Ибн Умар сказал:
    "Ислам основывается на пяти столпах: свидетельстве о том, что нет Бога, кроме Аллаха, и что Мухаммед - посланник Аллаха; совершении молитвы; выплате закята
    * ; совершении хаджжа; и соблюдении поста в течение месяца рамадан"** .

    (8) Передают со слов Абу Хурайры* , что пророк сказал:
    "Вера есть то, что включает в себя более шестидесяти различных частей, одна из которых - стыд".

    (9) Передают со слов Анаса* , что пророк сказал:
    "Не уверует никто из вас по-настоящему, пока не станет желать брату своему того же, чего желает самому себе".

    (10) Передают, что Аиша сказала:
    "Когда посланник Аллаха повелевал своим сподвижникам делать что-либо, то повелевал им лишь то, что они в состоянии были вынести, но однажды они сказали: "Поистине, мы отличаемся от тебя, о посланник Аллаха, ведь Аллах простил тебе то, что предшествовало из твоих грехов и что было позже"! Услышав это, пророк разгневался так, что это стало заметно по его лицу, и сказал им в ответ:
    "Я лишь больше боюсь Аллаха и больше знаю о Нем, чем вы!"

    (11) Ибн Умар передал, что однажды посланник Аллаха проходил мимо одного человека из числа ансаров* , который наставлял брата своего, говоря о необходимости стыда. Услышав его слова, посланник Аллаха сказал:
    "Оставь его, ведь, поистине, стыд происходит от веры".

    (12) Передают, что Абу Зарр сказал:
    "Как-то, ругая одного человека, я стал стыдить его из-за его матери. Услышав мои слова, пророк сказал мне:
    "О Абу Зарр, неужели ты позорил этого человека только из-за его матери? Поистине, ты - человек, в котором сохранились остатки джахилийи. Ведь некоторые из ваших братьев по вере могут быть и вашими рабами, когда Аллах делает их подвластными вам, но если человек даже владеет братом своим, то пусть он кормит его тем же, что ест сам, и одевает его так же, как одевается сам! Не поручайте таким людям непо- сильного для них, а если поручите, то оказывайте им помощь!"

    (13) Передают, что Абу Бакр* сказал:
    "Посланник Аллаха сказал:
    "Если два мусульманина скрестят мечи, то и убийца, и убитый попадут в ад".
    Я спросил:
    "О посланник Аллаха, этот - убийца, но почему же и убитый окажется в аду?" Он ответил:
    "Поистине, потому что и он хотел убить своего товарища!"

    (14) Передал Абу Хурайра, что пророк сказал:
    "Лицемера отличают три признака: если он рассказывает о чем-либо, то лжет; если обещает что-нибудь, то не сдерживает своего обещания; если ему доверяются в чем-то, то он предает".

    (15) Передают, что Абу Хурайра сказал:
    "Посланник Аллаха сказал:
    "Тому, кто будет выстаивать ночь могущества* с верой и надеждой на награду Аллаха, простятся его прежние грехи".
    ...

    (16) Абдаллах б. Масуд передал, что пророк сказал:
    "Поношение мусульманина мусульманином есть отклонение от заповедей религии, а сражение их друг с другом - почти безбожие".

    (17) Убада б. ас-Самит сообщил, что однажды посланник Аллаха вышел из своего дома, чтобы поведать о ночи могущества, но услышав, что два мусульманина ругают друг друга, сказал:
    "Поистине, я вышел из дома, чтобы поведать вам о ночи могущества, но эти двое начали перебранку, и то, что было, исчезло..."

    (18) Абу Хурайра передавал, что однажды, когда пророк находился среди людей, к нему подошел какой-то человек и спросил: "Что такое вера?" Пророк ответил:
    "Суть веры в том, чтобы ты верил в Аллаха и в его ангелов, во встречу с Ним и в посланников Его, и чтобы верил ты в воскрешение из мертвых".
    Человек спросил: "А что такое ислам?" Пророк ответил:
    Суть ислама в том, чтобы ты поклонялся лишь Аллаху." ИЗ КНИГИ ЗНАНИЯ (19) Анас сообщал о том, что когда пророк обращался к людям, он повторял сказанное трижды, чтобы его правильно понимали, а если он приходил к людям и приветствовал их, то также повторял свое приветствие три раза.

    (20) Абдаллах б. Амр б. аль-Ас передавал, что слышал, как посланник Аллаха сказал:
    "Поистине, Аллах отбирает у людей знание, просто лишая его своих рабов, но Он Отбирает знание у людей, забирая к себе знающих, а когда Он не оставит в живых ни одного обладающего знанием, люди изберут для себя Невежественных руководителей, которых будут спрашивать о важном, а те станут выносить решения, не обладая знанием, в результате чего сами собьются с пути и введут в заблуждение других!"

    (21) Передают, что Лбу Шурайх сказал:
    "Я слышал, как на следующий день после завоевания Мекки
    * посланник Аллаха обратился к людям. Я слышал эти слова своими ушами, сердце мое сохранило их, и я был свидетелем того, как он произносил их. Сначала он восславил Аллаха и возблагодарил Его, а потом сказал:
    "Поистине, Мекку объявил священной Аллах, а не люди, поэтому непозволительно человеку, верующему в Аллаха и последний день, проливать в этом городе кровь и вырубать в нем деревья, и если кто-нибудь посчитает для себя допустимым сражаться с посланником Аллаха в Мекке, то скажите ему: "Поистине, Аллах позволил это своему посланнику, но не позволил вам! Однако и мне, поистине, Он позволил делать это в Мекке лишь в определенное время дня, а затем сегодня же она стала для меня такой же неприкосновенной, как и вчера, и пусть присутствующий известит об этом отсутствующего!"

    (22) Передают, что Лбу Хурайра сказал:
    "Из слов посланника Аллаха я запомнил столько, что будь все это записано, оно могло бы наполнить целых два сосуда.
    * Что касается содержимого одного из них,то я передал его людям, а если бы я передал содержимое и второго, то мою глотку непременно перерезали бы"** .

    (23) Ибн Аббас передал, что Убайи б. Каб передавал такой рассказ пророка: *
    "Однажды пророк Муса обратился с проповедью к израильтянам, а потом его спросили: "Кто из людей обладает наибольшим знанием?" Он ответил: "Наибольшим знанием обладаю я".
    И Аллах выразил ему свое порицание, ибо Муса должен был ответить, что это известно только Господу. И Аллах ниспослал ему откровение, сказав: "Поистине, один из рабов Моих
    ** , живущий у места слияния двух морей, обладает большим знанием, чем ты!" Муса спросил: "О Господь, а как мне найти его?" - и услышал в ответ: "Помести в сосуд рыбу, а раба этого найдешь там, где потеряешь ее". И Муса отправился в путь вместе со своим слугой по имени Йуша б. Нун, поместив рыбу в сосуд. И когда они достигли одной скалы, то склонили свои головы и заснули, а рыба выбралась из сосуда и незаметно ушла в море, чем потом были удивлены Муса и его слуга. И они шли остаток дня и всю ночь, а когда настало утро, Муса велел своему слуге: "Принеси нам наш обед, ибо это путешествие утомило нас",- а до того, как он миновал то место, куда ему было велено идти, Муса не испытывал усталости. Его слуга сказал: "Дело в том, что когда мы укрылись у скалы, я позабыл о рыбе". Услышав это, Муса воскликнул: "Этого-то мы и желали!" - и они вернулись по своим следам обратно, а когда добрались до той скалы, то увидели человека, облаченного в (зеленые) одежды.
    И Муса обратился к нему с пожеланием мира, а аль Хадир спросил: "Разве в твоей стране знают о приветствии?". В ответ Муса сказал ему: "Я - Муса". Аль-Хадир спросил: "Муса из числа израильтян?" И он ответил: «Да»,- а затем спросил эль-Хадира: "Могу ли я пойти за тобой, чтобы ты научил меня, как следовать правильным путем, подобно тому, как этому научили тебя?" Он ответил: "Поистине, ты ни за что не сможешь сохранять терпение со мной, о Муса, ибо я следую неведомому тебе знанию Аллаха, которое передано мне Им самим, ты же обладаешь иным знанием, дарованным тебе Господом и неведомым мне". На это Муса сказал: "Если будет угодно Аллаху, ты увидишь, что я буду терпелив и ни разу не ослушаюсь тебя".
    И Муса с аль-Хадиром отправились в путь по берегу моря, ибо у них не было корабля. Через некоторое время недалеко от них появился какой-то корабль, матросы которого предложили им взять их с собой, ибо эль-Хадир был известен этим людям, и они взяли их, не потребовав платы. Когда они тронулись в путь, прилетел воробей, который сел на борт корабля и раз или два зачерпнул клювом воды из моря. Увидев это, аль-Хадир сказал: "О Муса, твое и мое знание столь же ничтожно по сравнению со знанием Аллаха, как и та малость воды, которая уместилась в клюве этого воробья, по сравнению со всем морем!".
    После этого аль-Хадир подошел к одной из досок и выломал ее из борта корабля. Муса сказал ему: "Эти люди взяли нас с собой, не требуя платы, а ты его продырявил, чтобы потопить плывущих на нем?!". Аль-Хадир сказал ему в ответ: "Разве не говорил я тебе, что ты ни за что не сможешь сохранять терпение со мной?". Муса сказал: «Не укоряй меня за то, что я позабыл об этом",- а раньше Муса никогда ни о чем не забывал.
    Они снова отправились в путь и вдруг увидели мальчика, игравшего с другими детьми. Аль-Хадир подошел к нему, схватил за голову и оторвал ее своими руками. Муса воскликнул: "Неужели убил ты чистую душу не в качестве отмщения за душу другую?". В ответ аль-Хадир сказал ему: "Разве не говорил я тебе, что ты ни за что не сможешь сохранять терпение со мной?".
    И они пошли, а когда пришли к жителям одного селения, то попросили их накормить, но те отказали им в гостеприимстве. И они увидели там готовую обрушиться стену, которую аль-Хадир подправил своей рукой. Увидев это, Муса сказал: "Если бы ты хотел, то взял бы за это плату",- на что аль- Хадир ответил: "Это значит, что мы должны расстаться".
    Затем пророк сказал: "Да помилует Аллах Мусу, поистине, мы хотели бы, чтобы он оказался терпеливым, и тогда нам поведали бы о них еще что-нибудь".
    см. комментарий к содержанию хадиса***.

    ИЗ КНИГИ МОЛИТВЫ

    (24) Ибн Умар передал, что пророк сказал:
    "Творите молитву в своих домах и не уподобляйте их могилам!"* .

    (25) Аиша и Абдаллах б. Аббас передавали, что незадолго до смерти посланник Аллаха стал накидывать на лицо свой разукрашенный плащ, а потом убрал его с лица и сказал:
    "Проклятие Аллаха лежит на иудеях и христианах, превративших могилы своих пророков в места поклонения!" - предостерегая свою общину от повторения того, что делали они.

    (26) Передают со слов Абу Хурайры, что в свое время негр (или же негритянка), подметавший полы в мечети, умер, и когда пророк спросил о нем, ему сказали: "Он умер". Услышав это, пророк воскликнул:
    "И вы ничего сообщили мне?! Отведите меня к его могиле!" - и он пришел туда и помолился за этого человека.

    (27) Абу Муса передавал, что пророк сказал:
    "Поистине, в отношениях между собой правоверные должны быть подобны строению, отдельные части которого укрепляют друг друга" ,- и сказав это, он переплел пальцы своих рук.

    (28) Передают, что однажды Аиша сказала:
    "Неужели вы приравняли нас к собакам и ослам? А ведь между тем не раз бывало так, что я лежала на ложе, когда ко мне приходил пророк, который становился на середину его и начинал молиться, я же сама не хотела находиться перед ним в такое время и потихоньку пробиралась к ножкам кровати, чтобы выскользнуть из-под одеяла".

    (29) Абу Джухайм передавал, что посланник Аллаха сказал:
    "Если бы проходящий перед молящимся знал, какой грех он берет на душу, он сказал бы себе, что простоять на месте в течение сорока было бы лучше для него, чем пройти перед ним! "
    (Передатчик этого хадиса сказал: "И я не знаю, сказал ли он "...в течение сорока дней, месяцев или лет" .)

    ИЗ КНИГИ О СРОКАХ МОЛИТВЫ

    (30) Передают, что Абдаллах б. Масуд сказал:
    "Однажды я спросил пророка: "Какое из дел Аллах любит больше всего?" Он ответил:
    "Молитву, совершенную в установленное для нее время".
    Ибн Масуд спросил: "А после этого?". Он ответил:
    "Любовь к родителям".
    Ибн Масуд спросил: "А после этого?". Он ответил:
    "Священную войну на пути Аллаха".
    Ибн Массуд сказал: "Я слышал это от посланника Аллаха, и если бы я попросил его добавить, он обязательно добавил бы для меня еще что-нибудь".

    Комментарии:

    К (1)* -Выдающийся государственный деятель раннего периода истории мусульманской цивилизации (ок. 585--644). Принял ислам в 615 (или 616) году и с тех пор оказывял пророку самое активное содействие во всех его начинаниях. В 625 году выдал свою дочь Хафсу замуж за пророка. Он был вторым после Абу Бакра ас-Снддика праведным халифом. Десятилетнее правление Умара отмечено крупными военными успехами мусульман и быстрым расширением мусульманских владений за пределами Аравии.
    При нем, в 637 году, была установлена датировкра событий по хиджре, то есть со времени переселения пророка и eгo последователей из Мекки в Медину, происшедшего в 622 году.
    К (1)** -В исламе сложилась традиция благопожелания наиболее уважаемым людям после упоминания их имени. После слова "пророк" (или "посланник Аллаха") всегда употребляется формула "Да благословит его Аллах и приветствует!", после упоминания его ближайших сподвижников - "Да будет доволен им (ею) Аллах!". В дальнейшем тексте эти благопожелания опускаются.
    К (2)* - Аиша - младшая дочь одного из ближайших друзей и сподвижников пророка Мухаммеда, Лбу Бакра ас-Сиддика (впоследствии первого халифа - заместителя пророка) и любимая жена пророка, скончавшегося у нее на руках в 632 году, когда Аише было 18 лет.
    К (2)** - Один из сподвижников пророка, погибший во время завоевания Сирии в 636 или 637 году.
    К (4)* - Утвердившийся в мусульманской литературе почетный эпитет жен пророка. Их следовало почитать как матерей, запрещалось брать их в жены после смерти пророка.
    К (4)** - Хадиджа бт. Хувайлид - первая жена пророка Мухаммеда, которую он очень любил и уважал. В мусульманской историографии считается, что Хадиджа была на пятнадцать лет старше пророка. Умерла в 619 году.
    К (5) -Повелев читать неграмотному Мухаммеду, ангел Джабраил, очевидно, имел в виду чтение записанного на так называемой "сохраняемой Скрижали" - небесном прототипе всех священных писаний, где записано все, что было и будет.
    К (6)* -Один из сподвижников пророка, принимавший вместе с ним участие во многих военных походах. Умер ок. 700 года.
    К (6)** -См.: Коран, сура 74 "Завернувшийся", аяты 1-5.
    --Имеется в виду северный ветер, приносивший с собой в Аравию дожди и отдохновение от жары.
    К (7)* -Налог в пользу нуждающихся. Его платили только взрослые дееспособные мусульмане с посевов, виноградников и финиковых пальм, скота, золота и серебра и товаров.
    К (7)** -Девятый месяц мусульманского лунного календаря.
    К (8) -Один из сподвижников пророка, известный тем, что с его слов передавали наибольшее количество хадисов. Умер между 677 и 679 годами.
    К (9) -Анас б. Малик был слугой пророка около десяти лет. Умер в 712 году.
    К (11) -Ансары - жители Медины. которые в 622 году признали Мухаммеда своим вождем и вероучителем, предоставив ему и его сподвижникам право поселиться в городе и оказав им всяческую поддержку.
    К (13) -Абу Бакр Нуфай бин аль-Харис бин Калада - сподвижник пророка. Умер в 673 году.
    К (15) -Ночь на 27 рамадана, когда, согласно традиции, пророку Мухаммеду было ниспослано первое откровение. Считается, что в эту ночь Аллах принимает решения о судьбах людей. "Ночь могущества" упоминается в Коране (суры 44 и 97).
    К (21) -То есть после окончательной победы Мухаммеда над его мекканскн- ми противниками и вступления отрядов мусульман в город 12 января 630 года.
    К (22)* - Здесь имеется в виду как большое количество хадисов, которые запомнил Абу Хурайра, так и то, что по содержанию их можно было разделить на два вида.
    К (22)** - Считается, что в этих хадисах речь шла о предвидениях пророка относительно раскола и смут среди мусульман после его смерти, а также о конкретных людях, ответственных за это.
    К (23)* - Один из виднейших сподвижников пророка, участник битвы при Бедре. Умер до 656 года, точная дата смерти неизвестна.
    К (23)** - Имеется в виду аль-Хадир (аль-Хидр, Хизр и т.д. - в мусульманской традиции - человек, которому дарована вечная жизнь, чтобы поддерживать в людях веру. Суфии считают его святым, который помогает избранным в их движении по пути духовного совершенствования. Цвет Хизра - зеленый.
    К (23)*** - комментарий к содержанию: Основная идея рассказа пророка, сюжеты которого много раз использовались различными мусульманскими авторами на протяжении веков, состоит- в том, что не следует поспешно судить о действиях того, кто обладает- более высоким знанием, чем ты сам. Прежде всего это относится к суждениям человека о делах Аллаха, истинный смысл которых скрыт от него, что подобно случаю с аль-Хадиром, который спас матросов от более страшной участи, потопив их корабль; убил ребенка, который должен был стать злодеем впоследствии, дав его родителям возможность родить другого, и сохранил стену вместе со спрятанным в ней кладом, предназначенным Богом для детей-сирот.
    К (24) - То есть таким местам, где молитвы не совершаются. ML>

    С новой книгой "200 Хадисов" можно ознакомиться здесь.


     


     

    Метафизика ислама

Первым, кто ввел в оборот понятие «метафизика», был знаменитый древнегреческий философ Аристотель. Понимая всю сложность и многогранность окружающего мира, он отбросил архаичные представления предыдущих античных философов, которые искали первоначало материального мира в каком-либо конкретном элементе (скажем, в огне или воде), либо в соединении группы «первоэлементов» (некоем сочетании воды, воздуха, огня и т.д.). Аристотель понимал, что окружающий материальный мир преходящ и непостоянен, он не может быть творцом самого себя. Поэтому всю свою философию он поделил на два основных раздела: физику — охватывающую все явления и процессы, происходящие в материальном, воспринимаемом нами мире, и метафизику (досл. «то, что до физики») — охватывающую учение о первоначалах. Таким образом, метафизика начинает выступать как наука, изучающая первоначала, первопричины бытия. Позже метафизика отделилась от философии и обрела широкое развитие. Со временем появились сторонники различных взглядов на первоначало всего, существующего во вселенной.

Сторонники божественного сотворения мира утверждали первопричиной материального мира Бога-Творца. Сторонники же материализма, отрицая Бога, предлагали в этом качестве различные вариации случайностей. Но объединяющим моментом их теорий была вера в возникновение вселенной без руководства свыше, вследствие случайного соединения химических элементов. Существовала и еще одна точка зрения, согласно которой вселенная считалась вечной и неизменной, никем и никогда не сотворенной. Эта теория рухнула первой — с открытием факта возникновения всех звезд, галактик и планет в определенный момент времени. Стало совершенно ясно, что вселенная не вечна, что она возникла в какой-то далекий период времени и снова прекратит свое существование! Итак, остались лишь два противоположных лагеря — сторонники случайности и сторонники сотворения мира по божественному умыслу. Третьего, как говорится, не дано...

Большинство религиозных учений предлагают свою картину сотворения мира, в соответствии со своими догматами. Для мусульман слово «метафизика» звучит довольно непривычно, хотя ничего страшного в этом слове нет. Более того, можно с уверенностью говорить о существовании метафизики ислама. Поскольку ислам утверждает о сотворенности мира, то вполне приемлемо задать следующие вопросы: кто все сотворил?, что было до возникновения материального, физического мира?, каковы причины сотворения мира?, и т.д.

Дав ответы на эти вопросы, ислам тем самым декларировал свою картину мира, свою метафизику. Общеизвестно, что исламское вероучение твердо настаивает на божественном сотворении мира и начисто отрицает хоть какую-нибудь случайность. Всевышний Аллах выступает не только изначальным Творцом бытия, но и Тем, Кто знает и контролирует все без исключения процессы во вселенной. Абсолютно все! «Ему принадлежат ключи небес и земли. Он увеличивает или уменьшает удел, кому пожелает. Воистину, Он ведает обо всем сущем.» (Коран, 42:12). Это очень существенное отличие от иных взглядов. Некоторые сторонники сотворенности мира заявляли, что Бог, сотворив мир вещей, предоставил его самому себе и не вмешивается в происходящие во вселенной процессы. Что заставило их высказать такую абсурдную точку зрения? С одной стороны, понимание ими необходимости существования Всеведущего Творца столь гармоничного мира, а с другой — их нежелание признать Его своим Господом, повиноваться Ему, жить в соответствии с Его предписаниями и указами.

Нужно быть целостным в мировоззрении, ибо в противном случае мы ввергаем себя в подобные жестокие и неразрешимые противоречия. Ислам целостен. Его модель мира идеальна и совершенна. Все, кто берется критиковать ислам, цепляются к чему угодно, но только не к его мировоззрению. Оно совершенно, а потому и несокрушимо. Ведь против Бога ничего «не попишешь»...

Но вернемся к метафизике. Всевышний Аллах выступает как извечный Творец, т.е. Тот, Кто был, есть и будет всегда. Человеку трудно понять вечность, ибо мы мыслим образами и подобиями. Не имея под рукой чего-то вечного, нам не с чем сравнивать, и поэтому понятие вечности трудно осознаваемо. Итак, в определенный момент времени Всевышний Аллах начал творение нашего мира. Не нужно задавать вопрос: как?, нам ведь этого все равно не понять. В Священном Коране можно не раз встретить фразу, в которой Аллах говорит нам о творении: «Если Он пожелает чего-либо, то скажет: «Будь!», и это возникает» (Коран, 36:86). В других местах Корана Аллах сообщает нам о том, что сотворить что-либо не составляет для Него никакого труда, и Ему не в тягость надзирать за своими творениями и знать все обо всех.

Некоторые мыслители задаются вопросом: из чего Бог сотворил мир? Пытаясь найти логический ответ на этот вопрос, они вдавались в бесконечное и пустое философствование, которое всегда приводило в тупик. Сам Аристотель пришел к неожиданному мнению, что наряду с Богом существует некая первоматерия, из которой Бог и создал все вещи. Аристотель наделил эту первоматерию некоторыми божественными атрибутами, например, такими, как вечность. Получались уже две божественные субстанции... С точки зрения метафизики ислама, наряду с Богом не было и нет ничего такого, что подобно Ему в божественных качествах и атрибутах. Таким образом отрицается любая извечная первоматерия. Впоследствии, в ответ на вопрос «из чего?» некоторые мыслители громогласно заявили, что Бог сотворил весь материальный мир из Самого Себя (!), — а это, однако, ничем не подтверждено. Что натолкнуло их на такой вывод, мне до сих пор не известно. Ведь будучи совершенно бездоказательным, это предположение, однако, имеет весьма чреватые последствия. Ислам не приемлет эту идею. Нигде в источниках исламского вероучения мы не встретим даже ее косвенных подтверждений. Да и зачем? Нужно помнить, что Всевышний Аллах — Всемогущ и Самодостаточен. Если пожелает, Он может сотворить вселенную из ничего! Те, кто пытается рассуждать в поисках ответа на вопросы «как?» и «из чего?», просто до конца не верят во Всемогущество Аллаха или не осознают его. Аллах не пояснил, как именно Он творил и как была сотворена воспринимаемая нами материя, следовательно, человек не должен задаваться этими вопросами, ему этого все равно не понять. Такие вещи являются сакральной тайной, непостижимой для ограниченного человеческого разума. «Из тех, кто на небесах и на земле, только Аллах ведает сокровенное, а [люди] не знают даже, когда их воскресят.» (Коран, 27:65). Всегда нужно помнить хадис, в котором сказано: «И о некоторых вещах Аллах умолчал, но не по забывчивости, а из жалости к вам, так не стремитесь же понять это!» С другой стороны, Всевышний пожелал открыть нам некоторые тайны, и они важны для человека. К примеру, Он поведал о том, что человек сотворен из земли, из глины звучащей. Ангелы сотворены из света, а джинны — из огня. Подробно изучить такие вещи мы не в состоянии, однако способны понять принципиальные различия между Его творениями.

Метафизика ислама теологична. Творец здесь — Бог, Который Всемогущ и Всевластен, и при этом творения наделены свободой воли и выбора (касается людей и джинов). Для этой метафизики характерна завершенность и ясность в вопросе первоначала, а также сакральность в отношении процессов творения. Основное ее отличие от других подходов к происхождению мироздания — в недопустимости вольнодумия и дискуссий по вопросам, не освещенным Богом.


 


  •  

    Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!

    ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУННЫ

    Арабское слово "сунна" означает - "способ", "путь". В этом смысле оно и использовано в одном из аятов Корана, где сказано:

     

    " ... согласно закону Аллаха, который установлен для Его рабов" (Верующий, 85)

     

    Что же касается слова "сунна" как шариатского термина, то оно имеет несколько значений:

    - Так знатоки религии называют любое дело, соответствующее тому, на что имеются указания в шариате. В этом отношении оно является противоположностью понятия "нововведение" (бидъа).

    - Факихи обозначают словом "сунна" все те рекомендуемые и желательные действия, за совершение которых человеку обещана награда Аллаха, в то время как в случае не совершения их он не подвергается наказанию. Примером употребления ими слова "сунна" в этом смысле могут служит такие слова:

     

    Обращение с приветствием есть сунна, а ответ на приветствие обязателен.

     

    Однако в данном случае нас больше всего интересует тот смысл слова "сунна", который вкладывают в него мухаддисы. Для них сунной являются все те слова, дела, невысказанные одобрения, нравственные качества и отличительные внешние особенности пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, о которых мы можем узнать из достоверных сообщений о нем.

     

    Примеров слов Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, можно привести великое множество:

     

    "Поистине, дела оцениваются по намерениям...

     

    "Мусульманином является лишь тот, кто не причиняет вреда другим мусульманам своим языком и своими руками."

    Примеры дел Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, нам известны из сообщений его сподвижников о том, как он совершал омовение, молился, исполнял обряды паломничества и т.д.

    Так в одном из подобных сообщений говорится:

     

    "Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, молился по ночам так долго, что ступни его покрывались трещинами"

     

    В другом сообщении приводятся такие слова одного из его сподвижников:

     

    "Я видел, как во время поста пророк, да благословит его Аллах и приветствует, чистил зубы зубочисткой

     

    Под сунной, имеющей отношение к невысказанному одобрению, подразумеваются любые слова, произнесенные в присутствии Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, или же действия, также совершенные в его присутствии другими людьми, если он не выразил им в связи с этим порицание. Так, например, известен случай, когда сподвижники посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, разошлись во мнениях относительно смыслов его слов:

     

    "Пусть никто не совершает послеобеденный Намаз иначе как у селения племени бану курайза."

     

    Некоторые из сподвижников поняли эти слова буквально и отложили время ее совершения. Другие же посчитали, что имелось ввиду лишь то, что им следует поспешить, и совершили Намаз в пути, что касается Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, то он не стал порицать ни тех, ни других.

    Другим примером может служить сообщение Абдуллаха бин Мугаффаля, да будет доволен им Аллах, который сказал:

     

    "В день похода на Хайбар мне достался мешок жира, и я сказал: "Сегодня я никому не дам ничего из этого!", - а потом я обернулся и увидел посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, который стоял рядом и улыбался" (Хадис приводится у Муслима)

     

    Если говорить о внешних отличительных признаках, то примером сунны может служить тот хадис, в котором говорится:

     

    "У посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, было самое приятное лицо из всех людей."

     

    Что же касается нравственных качеств Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, то примером сунны здесь может служить сообщение, в котором говорится:

     

    "Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, никогда не говорил ничего дурного о еде, которую ему подавали."

     

    Сунна подобна Корану, как сказал об этом посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует:

    "Не истина ли то, что Коран был ниспослан через меня, а подобное ему - вместе с ним", то есть, то, что закреплено в Сунне подобно тому, что установлено Кораном. А если это так, а Всевышний велел нам следовать примеру Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, то смысл его в следующем: Аллахом узаконено то, что пришло к нам от Его посланника, да благословит его Аллах и приветствует, а если Он не установил чего-либо, то от Всевышнего нисходило откровение, разъясняющее истинность того, что произошло. Подобное имело место в ряде вопросов.

    К Сунне предъявляются следующие требования: правильность, хороший смысл, приемлемость в воззрениях и нормах. Сунна недостаточна и слаба, когда она не имеет ясного доказательства в нормах и основах веры. Что же касается добродетелей, хороших поступков, которым следует отдавать предпочтение, то у знатоков хадисов они принимаются при известных условиях. Условий этих три, как упоминает об этом Ибн Хаджар ал-Аскалани, да будет милостив к нему Аллах:

    1. Чтобы слабость и недостаточность Сунны не были слишком очевидными.
    2. Чтобы она укладывалась в общую логику ее происхождения.
    3. Чтобы следование ей не подрывало веры в ее достоверности.

    При этих условиях не найдется ни одного слабого хадиса, которому нельзя было бы следовать. А что касается лжи в отношении посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, то это - порождение врагов Ислама, приспешников сатаны, стремящихся опорочить исламскую веру и ее законы, дискредитировать сподвижников и подвергнуть сомнению то, что они переняли от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует.

    Однако Аллах, хвала Ему, взяв на себя ответственность за сохранение Своей религии, разрушил их воспаленное воображение и опроверг их козни, мобилизовав общину ученых, чтобы те разоблачили фальшивость тех, кто облекает истину ложью и раскрыли коварство их обмана.

    Сунна является или подтверждением того, что содержит в себе Коран, или подробным разъяснением того, о чем в аятах Корана сообщается в общем виде, или же Сунна является установлением норм, не нашедших отражения в Коране.

     


  •  

    Висам Али Бардвил

    ШАРИАТ

    Висам Али Бардвил, муфтий Карелии В переводе с арабского языка шариат означает "путь господний" и является исламским законодательством. Его источниками являются Коран и Сунна. Мусульмане верят, что Коран - это Слово Божье, поэтому Он является самым важным источником шариата.

    Сунна означает "совокупность изречений и поступков Посланника Бога Мухаммеда (мир Ему}". В Сунне содержится разъяснение и толкование Корана, выполнение Его приказов на практике. В Сунне также заметно более подробное изъяснение приказов Корана. Она занимает по шариату второе место после Корана.

    Иджма - "единодушие исламских ученых", в какую-то эпоху, касающихся появления новой проблемы, которой не было еще при жизни Пророка Мухаммеда (мир ему) является следующим источником шариата.

    Кияс - "попытка сравнения" новых появившихся проблем с прошедшими, найти общее между ними и соответствующим принятием решения. Например, в Коране запрещено употребление опьяняющих напитков. Проблема, вставшая перед нами в сегодняшнее время - употребление наркотиков. Общим между ними является то, что оба этих средства вызывают опьянение человека, потерю рассудка, следовательно, делается вывод, что и наркотики запрещаются в употребление.

    Законы шариата были установлены еще в 7 веке. Они постоянны и не подлежат изменению, т.к. сам Бог определил эти нормы.

    В шариате встречаются такие термины как "обязательное" действие человека и общества в целом, "желательное", "нежелательное", "запретное" и "разрешенное".

    Шариат содержит восемь разделов.

    1. Вероучение или наука о единобожии, которая обсуждает доказательства существования Бога, Его атрибуты, отношение человека с Богом, вера в сокрытое, такое, например, как День воскресения, вера в ангелов, Рай и Ад и др. Этот раздел является самым важным в шариате, т.к. все остальное основано именно на нем.

    2. Ибадат - поклонение. Включает в себя пять пунктов.

    - произнесение свидетельства, что нет божества кроме Бога, и Мухаммад - посланник Бога. Человек не является мусульманином, пока не произнес это свидетельство, В переводе с арабского, мусульманин означает "предавшийся Богу".

    - молитва и все, что связано с ней. Например, чистота и личная гигиена.

    - закят - ежегодный налог. Мусульманин, зарабатывающий сумму эквивалентной стоимости 96 гр. золота и более должен ежегодно платить 2,5 % от этих денег, независимо находятся они в наличном или в безналичном виде (в банке, в ценностях, в торговом обороте).

    Что касается сельского хозяйства и животноводства, то имеется специальная система вычетов. Закят выплачивается, в первую очередь, беднякам, нуждающимся, для освобождения рабов, в помощь людям, которые не могут выплатить свои долги, путникам, которые оказались в трудной ситуации, работникам, собирающим закят с населения и на другие богоугодные дела. Исламское государство несет ответственность за сбор и распределение данного налога.

    - пост в месяц Рамадан. В этот лунный месяц верующие воздерживаются от еды и питья в световое время дня, за исключением детей, беременных и кормящих женщин, больных и путников. По окончании этого месяца отмечается праздник Разговения. Этот месяц является месяцем радости и очищения для мусульман.

    - паломничество. Каждый совершеннолетний мусульман, который в состоянии здоровья и материальной возможности должен ехать хоть раз в жизни на Священную Землю Мекки, совершать обряды паломничества.

    По окончании паломничества отмечается праздник - Курбан-байрам. По шариату мусульмане отмечают два праздника Рамадан байрам - праздник разговения и Курбан-байрам.

    3. Семейный кодекс. В этом разделе определены права и обязанности мужчин и женщин.

    В исламе считается все души одинаковыми. Но Бог поместил души человеческие в разные тела, будь-то тело мужчины или женщины, здорового или больного, богатого или бедного и др. В связи с этим, Он определил для каждого человека их права и обязанности, ведь земная жизнь считается только испытанием для каждого человека.

    Т.к. женщина слабее физически, то исламский шариат компенсировал для нее это несколькими законами. Например, для того, чтобы достоинство девушки было сохранено, при образовании семьи в обязанность жениха входит свататься к невесте, а не наоборот. И с этой же целью также девушку не обязывают произнести слово "согласна" вслух, а достаточно ее молчания. В то время как несогласие она может высказать. И никто не имеет право заставлять ее выходить замуж за то или иного человека. По шариату и сама женщина может быть инициатором брака. Такой брак также считается действительным. Вдовцы, вдовы, разведенные также имеют право на брак.

    В обязанность мужа входит обеспечение жены и детей жильем, их полное содержание. Жена не обязана работать.

    Образование обязательно для каждого мусульманина, будь то мужчина или женщина.

    Муж не ийеет права унижать или оскорблять жену. Жена также в свою очередь должна уважать мужа и слушаться его.

    Но в первую очередь Бог приказал сохранять в семье любовь, терпение, милосердие друг к другу и именно эти отношения должны лечь в основу семейного согласия.

    Заметим, что Посланник Бога приказал мужчинам понимать женщин и терпеть их слабости. Заметим также, что женщина по религии молиться меньше, чем мужчина, и она не обязана ходить в молельные дома, так как делает он. Для сохранения достоинства женщины предусмотрено по шариату и ношение специальной одежды, которая позволяет оценивать женщину по ее характеру, морали, нравственности, а не каким-либо внешним качествам.

    Развод в исламе разрешается, но не поощряется Богом. В исламе процедура развода сложная, т.к. основной целью шариата является примирить разводящихся и дать им шанс тщательно обдумывать свое решение. Обычно процедура развода продолжается несколько месяцев. И судья имеет право принимать какие-то меры по объединению мужа и жены, пытаться образумить обе стороны, призывать родственников супругов вмешаться в это дело. Тем не менее, по шариату, если муж или жена настаивает на разводе, то они его получат. По исламскому законодательству четко определены постразводные обязательства обеих сторон, например одно из них, содержание детей.

    В исламском обществе есть специальные судьи, занимающиеся только семейным кодексом. Поэтому заметно, что в таком обществе самый низкий процент разводов по сравнению с другими странами мира.

    Многоженство или полигамия, разрешена, но не обязательна, как считают некоторые европейцы. Мужчина может быть мужем четырех жен одновременно, но заметим, что первая жена может развестись с ним в случае несогласия. Никто не вынуждает оставаться ее в браке. В то же время мужу нельзя скрывать факт женитьбы на другой женщине. Полигамия разрешена в исламе в первую очередь с гуманной точки зрения. Особенно она актуальна в период военного времени. Поэтому в мирное время многоженство является крайне редким явлением.

    Прелюбодеяние категорически запрещается в исламе и сурово наказывается. Оно считается самым опасным фактором, способствующим разрушению общества и признаком его морального падения.

    Права детей. По шариату очень четко определены права детей с целью обеспечения для них хорошего воспитания, образования и сохранения их достоинства. Например, в шариате даже есть такое право ребенка - иметь красивое имя.

    Наследство. Очень подробно описаны в Коране нормы урегулирования наследства. Этой сложной cпециальностью занимаются избранные ученые по шариату. Вкратце можно так описать эти нормы.

    Первыми наследниками являются дети, супруги, родители, затем др. родственники. По шариату наследство обязательно надо передать близким и дальним родственникам. И только в случае полного отсутствия родственников, наследство передается государству. По завещанию 1/3 имущества можно передать тому, кому пожелает мусульманин, остальная же часть обязательно передается своим наследникам, дабы не ущемить их прав.

    4. Экономика. Урегулирование экономических отношений является важной и одной из основных частей исламского законодательства. Существует целая наука, главной целью которой является не допустить несправедливого отношения финансового мира, не позволить дать шанс обману. Запрещается монополия. Торговля разрешается, и она регулируется многими законами, например, одним из них является запрет ростовщичества. Государство контролирует эти процессы.

    Социальное обеспечение. Государство обязано помочь инвалидам, безработным и др. социально незащищенным слоям общества.

    Государство обязано разделить доходы от продажи природных богатств среди всех граждан страны. Природные ресурсы являются собственностью всех граждан исламского государства.

    5. Политика. В этом разделе определяется выбор главы государства (халифы), его обязанности, полномочия.

    Процедура выбора главы исламского государства (халифы) можно описать коротко следующим образом.

    Запрещается внести на выборы свою кандидатуру. Необходимо, чтобы другие выдвинули кандидата. Нельзя отказываться от возложенного доверия избирателей, только при наличии веских уважительных причин человек может отказаться участвовать в выборах.

    После определения кандидатов, происходят выборы. В голосовании участвуют все совершеннолетние граждане государства или их представители, например, депутаты народного совета (парламента).

    В случае набранного большинства голосов избранного, происходит процедура добровольной присяги на верность всего народа. Глава государства (халиф) не может преступить к своим обязанностям, пока ему не присягнут все граждане до единого.

    Действующему главе государства (халифу) в принятии решений помогает народный совет (парламент). Шариат не определил порядок выбора членов парламента (депутатов), поэтому мы замечаем, что в разные эпохи, он выбирался по-разному.

    Гражданином является любой человек, проживающий на территории исламского государства, независимо от его национальности и вероисповедания. Он имеет право на свободу совести, политическое волеизъявление, выразить свое мнение, создать свою партию, будь то политическую, религиозную, национальную или какую-либо еще без ограничений. Так же он может создавать любые общественные организации, фонды и др. Каждая национальность имеет право сохранить свой язык, традиции, законы и может иметь свою национальную автономию с дополнительными законами и нормами, присущими их территории.

    Например, в состав исламского государства входило христианское сирийское царство. Оно имело свои особые законы, которые часто даже противоречили мусульманским традициям. Например, им разрешалась продажа и употребление алкоголя, свинины и др.

    Как видим, принцип - две системы в одном государстве - допустим по шариату в исламском обществе.

    6. Уголовный кодекс. Убийство считается по шариату самым большим преступлением, поэтому определяется и наказание за убийство.

    В случае признания виновного или свидетельства не меньше двух свидетелей, присутствия всех элементов убийства, такие как: намерение, планирование, самого акта преступления; то убийство считается полным и действительным. Только тогда судья может назначить смертную казнь.

    В случае отсутствия одного из вышесказанных элементов, судья не может требовать смертной казни, а должен заменить ее другим наказанием, например, тюремным заключением, конфискацией имущества или др. Но если все-таки виновнику грозит смертная казнь, по шариату существует и система амнистии, когда родственники виновного могут убеждать родственников пострадавшего амнистировать его. Такое право дано шариатом.

    Прелюбодеяние также считается тяжелым преступлением.

    Если его совершает холостой мужчина или женщина, и при этом присутствовали четыре свидетеля (что практически невозможно!), то наказание предусматривает удары палкой 40 раз. Женатым мужчинам или женщинам, совершившим это преступление, опять же в присутствии четырех свидетелей (!), грозит смертная казнь.

    Кража. Высшим наказанием за это преступление является отсечение руки. Также практически невозможно применить данный вид наказания, т.к. требуется много доказательств данного преступления. Например, необходимо присутствие двух совершеннолетних свидетелей, преступник должен убежать с места преступления с похищенным, данная вещь должна быть хорошо спрятана, преступник совершил такой поступок не по острой необходимости, а с целью обогащения (например, будучи голодным, человек украл продукты питания, в таком случае наказание за такую кражу на него не накладывается) и т.д.

    Смысл этих наказаний заключается в том, чтобы общество знало и понимало, что за преступление полагается и может быть применено суровое наказание. Поэтому заметим, что в мусульманском обществе очень низкий уровень преступности.

    Судебная власть независима от исполнительной власти и имеет широкие полномочия. Судьям дается право амнистии наряду с таким же правом главы государства (халифа) и областных губернаторов.

    Процедура назначения судьи сложная и определена так, чтобы было непозволительно вмешательство власти в выборы на этот пост человека.

    Принцип шариата в уголовном кодеке таков - предупредить преступление, а не наказывать.

    Например, если преступление планируется, и такая информация поступает в правоохранительные органы, то обязанностью этих органов является сообщить потенциальным преступникам об этом и предупредить их об ответственности. Интересный момент, если есть какое-то сомнение в преступлении человека, то шариат обязывает судью оправдать подозреваемого по принципу-лучше оправдать виновного, чем наказать невинного.

    7. Война и мир. Отношение мусульман с не мусульманами. Отношение исламского государства с соседними странами.

    Поощряется мирное сосуществование людей. Война допускается только в случае внешней агрессии.

    Джихад в переводе с арабского означает "старание". Существует пять видов джихада.

    - получить каждому человеку образование, будь то религиозное, светское или научное.

    - дать милостыню нуждающемуся.

    - военный джихад с функцией защиты своего государства.

    - война за границей государства, касающаяся национальной безопасности страны.

    - общая мобилизация населения в случае захвата земли оккупантами.

    Если враг желает остановить военные действия, то мусульмане обязаны остановить их даже если есть сомнения в намерениях врага.

    В военных действиях запрещается убивать женщин, детей, стариков, безоружных, крестьян, религиозных деятелей. Принимать сдавшихся и обращаться с пленными хорошо.

    В связи с этим, мы замечаем, что войны, в которых участвовали мусульмане, являлись самыми малокровными, по сравнению с европейскими или азиатскими.

    Принцип военного джихада - защитный.

    Колонизация народов запрещается. Расширение своих границ за счет чужой земли, запрещается.

    С соседними государствами мусульмане должны заключить мирный договор.

    8. Моральный кодекс. В нем определены нормы исламской морали и традиций.

    В заключение, хотелось бы отметить главное отличие шариата от других законов - оно основано именно на вере, т.е. человек старается соблюдать законы государства ради веры в Бога, а не ради получения какой-либо выгоды или боязни наказания.

    Шариат доказал свою жизнеспособность на протяжении 1300 лет в период существования исламского халифата, пока он не был уничтожен смертоносным оружием массового поражения европейских захватчиков. Окончательно халифат был разрушен в 1924 году.

    Но мусульмане до сих пор пытаются соблюдать нормы шариата в своей жизни, гордятся своей историей и считают свою цивилизацию положительно повлиявшей на весь мир.


  •  
    « Пред.   След. »
    JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval

    Сегодня 17 октября, вторник
    Copyright © 2005 - 2017 БУХАРСКИЙ КВАРТАЛ ПЕТЕРБУРГА.
    Страница сгенерирована за 0.000022 секунд
    Сегодня 17 октября, вторник
    Информационно-публицистический портал
    Санкт-Петербург
    Вверх