logo
buhara
 

Есенин

Поэзия - Российская

Сергей Есенин




 

  • Какая ночь, я не могу...

    Какая ночь! Я не могу.
    Не спится мне. Такая лунность.
    Еще как будто берегу
    В душе утраченную юность.

    Подруга охладевших лет,
    Не называй игру любовью,
    Пусть лучше этот лунный свет
    Ко мне струится к изголовью.

    Пусть искаженные черты
    Он обрисовывает смело,-
    Ведь разлюбить не сможешь ты,
    Как полюбить ты не сумела.

    Любить лишь можно только раз,
    Вот оттого ты мне чужая,
    Что липы тщетно манят нас,
    В сугробы ноги погружая.

    Ведь знаю я и знаешь ты,
    Что в этот отсвет лунный, синий
    На этих липах не цветы -
    На этих липах снег да иней.

    Что отлюбили мы давно,
    Ты не меня, а я - другую,
    И нам обоим все равно
    Играть в любовь недорогую.

    Но все ж ласкай и обнимай
    В лукавой страсти поцелуя,
    Пусть сердцу вечно снится май
    И та, что навсегда люблю я.
    30 ноября 1925


  • Шаганэ ты моя, Шаганэ...

    Шаганэ ты моя, Шаганэ!
    Потому, что я с севера, что ли,
    Я готов рассказать тебе поле,
    Про волнистую рожь при луне.
    Шаганэ ты моя, Шаганэ.

    Потому, что я с севера, что ли,
    Что луна там огромней в сто раз,
    Как бы ни был красив Шираз,
    Он не лучше рязанских раздолий.
    Потому, что я с севера, что ли.

    Я готов рассказать тебе поле,
    Эти волосы взял я у ржи,
    Если хочешь, на палец вяжи -
    Я нисколько не чувствую боли.
    Я готов рассказать тебе поле.

    Про волнистую рожь при луне
    По кудрям ты моим догадайся.
    Дорогая, шути, улыбайся,
    Не буди только память во мне
    Про волнистую рожь при луне.

    Шаганэ ты моя, Шаганэ!
    Там, на севере, девушка тоже,
    На тебя она страшно похожа,
    Может, думает обо мне...
    Шаганэ ты моя, Шаганэ.
    1924


  • Цветы мне говорят - прощай

    Цветы мне говорят - прощай,
    Головками склоняясь ниже,
    Что я навеки не увижу
    Ее лицо и отчий край.

    Любимая, ну, что ж! Ну, что ж!
    Я видел их и видел землю,
    И эту гробовую дрожь
    Как ласку новую приемлю.

    И потому, что я постиг
    Всю жизнь, пройдя с улыбкой мимо,-
    Я говорю на каждый миг,
    Что все на свете повторимо.

    Не все ль равно - придет другой,
    Печаль ушедшего не сгложет,
    Оставленной и дорогой
    Пришедший лучше песню сложит.

    И, песне внемля в тишине,
    Любимая с другим любимым,
    Быть может, вспомнит обо мне
    Как о цветке неповторимом.
    27 октября 1925


  • Не бродить, не мять в кустах багряных

    Не бродить, не мять в кустах багряных
    Лебеды и не искать следа.
    Со снопом волос твоих овсяных
    Отоснилась ты мне навсегда.

    С алым соком ягоды на коже,
    Нежная, красивая, была
    На закат ты розовый похожа
    И, как снег, лучиста и светла.

    Зерна глаз твоих осыпались, завяли,
    Имя тонкое растаяло, как звук,
    Но остался в складках смятой шали
    Запах меда от невинных рук.

    В тихий час, когда заря на крыше,
    Как котенок, моет лапкой рот,
    Говор кроткий о тебе я слышу
    Водяных поющих с ветром сот.

    Пусть порой мне шепчет синий вечер,
    Что была ты песня и мечта,
    Всё ж, кто выдумал твой гибкий стан и плечи -
    К светлой тайне приложил уста.

    Не бродить, не мять в кустах багряных
    Лебеды и не искать следа.
    Со снопом волос твоих овсяных
    Отоснилась ты мне навсегда.
    1915-1916


  • Дорогая, сядем рядом...

    Дорогая, сядем рядом,
    Поглядим в глаза друг другу.
    Я хочу под кротким взглядом
    Слушать чувственную вьюгу.

    Это золото осеннее,
    Эта прядь волос белесых -
    Все явилось, как спасенье
    Беспокойного повесы.

    Я давно мой край оставил,
    Где цветут луга и чащи.
    В городской и горькой славе
    Я хотел прожить пропащим.

    Я хотел, чтоб сердце глуше
    Вспоминало сад и лето,
    Где под музыку лягушек
    Я растил себя поэтом.

    Там теперь такая ж осень...
    Клен и липы в окна комнат,
    Ветки лапами забросив,
    Ищут тех, которых помнят.

    Их давно уж нет на свете.
    Месяц на простом погосте
    На крестах лучами метит,
    Что и мы придем к ним в гости,

    Что и мы, отжив тревоги,
    Перейдем под эти кущи.
    Все волнистые дороги
    Только радость льют живущим.

    Дорогая, сядь же рядом,
    Поглядим в глаза друг другу.
    Я хочу под кротким взглядом
    Слушать чувственную вьюгу.
    1923


  • Мы теперь уходим понемногу...

    Мы теперь уходим понемногу
    В ту страну, где тишь и благодать.
    Может быть, и скоро мне в дорогу
    Бренные пожитки собирать.

    Милые березовые чащи!
    Ты, земля! И вы, равнин пески!
    Перед этим сонмом уходящим
    Я не в силах скрыть своей тоски.

    Слишком я любил на этом свете
    Все, что душу облекает в плоть.
    Мир осинам, что, раскинув ветви,
    Загляделись в розовую водь.

    Много дум я в тишине продумал,
    Много песен про себя сложил,
    И на этой на земле угрюмой
    Счастлив тем, что я дышал и жил.

    Счастлив тем, что целовал я женщин,
    Мял цветы, валялся на траве,
    И зверье, как братьев наших меньших,
    Никогда не бил по голове.

    Знаю я, что не цветут там чащи,
    Не звенит лебяжьей шеей рожь.
    Оттого пред сонмом уходящим
    Я всегда испытываю дрожь.

    Знаю я, что в той стране не будет
    Этих нив, златящихся во мгле.
    Оттого и дороги мне люди,
    Что живут со мною на земле.


  • Край любимый! Сердцу снятся

    Край любимый! Сердцу снятся
    Скирды солнца в водах лонных.
    Я хотел бы затеряться
    В зеленях твоих стозвонных.

    По меже, на переметке,
    Резеда и риза кашки.
    И вызванивают в четки
    Ивы - кроткие монашки.

    Курит облаком болото,
    Гарь в небесном коромысле.
    С тихой тайной для кого-то
    Затаил я в сердце мысли.

    Все встречаю, все приемлю,
    Рад и счастлив душу вынуть.
    Я пришел на эту землю,
    Чтоб скорей ее покинуть.
    1914


  • Я спросил сегодня у менялы...

    Я спросил сегодня у менялы,
    Что даёт за полтумана по рублю,
    Как сказать мне для прекрасной Лалы
    По-персидски нежное "люблю"?

    Я спросил сегодня у менялы,
    Легче ветра, тише Ванских струй,
    Как назвать мне для прекрасной Лалы
    Слово ласковое "поцелуй"?

    И ещё спросил я у менялы,
    В сердце робость глубже притая,
    Как сказать мне для прекрасной Лалы,
    Как сказать ей, что она "моя"?

    И ответил мне меняла кратко:
    О любви в словах не говорят,
    О любви вздыхают лишь украдкой,
    Да глаза, как яхонты, горят.

    Поцелуй названья не имеет,
    Поцелуй не надпись на гробах.
    Красной розой поцелуи рдеют,
    Лепестками тая на губах.

    От любви не требуют поруки,
    С нею знают радость и беду.
    "Ты - моя" сказать лишь могут руки,
    Что срывали чёрную чадру.
    1924


  • Заметался пожар голубой...

    Заметался пожар голубой,
    Позабылись родимые дали.
    В первый раз я запел про любовь,
    В первый раз отрекаюсь скандалить.

    Был я весь - как запущенный сад,
    Был на женщин и зелие падкий.
    Разонравилось пить и плясать
    И терять свою жизнь без оглядки.

    Мне бы только смотреть на тебя,
    Видеть глаз злато-карий омут,
    И чтоб, прошлое не любя,
    Ты уйти не смогла к другому.

    Поступь нежная, легкий стан,
    Если б знала ты сердцем упорным,
    Как умеет любить хулиган,
    Как умеет он быть покорным.

    Я б навеки забыл кабаки
    И стихи бы писать забросил.
    Только б тонко касаться руки
    И волос твоих цветом в осень.

    Я б навеки пошел за тобой
    Хоть в свои, хоть в чужие дали...
    В первый раз я запел про любовь,
    В первый раз отрекаюсь скандалить.
    1923


  • Пой же, пой на проклятой гитаре...

    Пой же, пой. На проклятой гитаре
    Пальцы пляшут твои вполукруг.
    Захлебнуться бы в этом угаре,
    Мой последний, единственный друг.

    Не гляди на ее запястья
    И с плечей ее льющийся шелк.
    Я искал в этой женщине счастья,
    А нечаянно гибель нашел.

    Я не знал, что любовь - зараза,
    Я не знал, что любовь - чума.
    Подошла и прищуренным глазом
    Хулигана свела с ума.

    Пой, мой друг. Навевай мне снова
    Нашу прежнюю буйную рань.
    Пусть целует она другова,
    Молодая, красивая дрянь.

    Ах, постой. Я ее не ругаю.
    Ах, постой. Я ее не кляну.
    Дай тебе про себя я сыграю
    Под басовую эту струну.

    Льется дней моих розовый купол.
    В сердце снов золотых сума.
    Много девушек я перещупал,
    Много женщин в углу прижимал.

    Да! есть горькая правда земли,
    Подсмотрел я ребяческим оком:
    Лижут в очередь кобели
    Истекающую суку соком.

    Так чего ж мне ее ревновать.
    Так чего ж мне болеть такому.
    Наша жизнь - простыня да кровать.
    Наша жизнь - поцелуй да в омут.

    Пой же, пой! В роковом размахе
    Этих рук роковая беда.
    Только знаешь, пошли их на х..
    Не умру я, мой друг, никогда.
    [1923


  • Письмо матери

    Ты жива еще, моя старушка?
    Жив и я. Привет тебе, привет!
    Пусть струится над твоей избушкой
    Тот вечерний несказанный свет.

    Пишут мне, что ты, тая тревогу,
    Загрустила шибко обо мне,
    Что ты часто xодишь на дорогу
    В старомодном ветxом шушуне.

    И тебе в вечернем синем мраке
    Часто видится одно и то ж:
    Будто кто-то мне в кабацкой драке
    Саданул под сердце финский нож.

    Ничего, родная! Успокойся.
    Это только тягостная бредь.
    Не такой уж горький я пропойца,
    Чтоб, тебя не видя, умереть.

    я по-прежнему такой же нежный
    И мечтаю только лишь о том,
    Чтоб скорее от тоски мятежной
    Воротиться в низенький наш дом.

    я вернусь, когда раскинет ветви
    По-весеннему наш белый сад.
    Только ты меня уж на рассвете
    Не буди, как восемь лет назад.

    Не буди того, что отмечалось,
    Не волнуй того, что не сбылось,-
    Слишком раннюю утрату и усталость
    Испытать мне в жизни привелось.

    И молиться не учи меня. Не надо!
    К старому возврата больше нет.
    Ты одна мне помощь и отрада,
    Ты одна мне несказанный свет.

    Так забудь же про свою тревогу,
    Не грусти так шибко обо мне.
    Не xоди так часто на дорогу
    В старомодном ветxом шушуне.
    1924


  • Грубым дается радость...

    Грубым дается радость,
    Нежным дается печаль.
    Мне ничего не надо,
    Мне никого не жаль.

    Жаль мне себя немного,
    Жалко бездомных собак,
    Эта прямая дорога
    Меня привела в кабак.

    Что ж вы ругаетесь, дьяволы?
    Иль я не сын страны?
    Каждый из нас закладывал
    За рюмку свои штаны.

    Мутно гляжу на окна,
    В сердце тоска и зной.
    Катится, в солнце измокнув,
    Улица передо мной.

    На улице мальчик сопливый.
    Воздух поджарен и сух.
    Мальчик такой счастливый
    И ковыряет в носу.

    Ковыряй, ковыряй, мой милый,
    Суй туда палец весь,
    Только вот с эфтой силой
    В душу свою не лезь.

    Я уж готов... Я робкий...
    Глянь на бутылок рать!
    Я собираю пробки -
    Душу мою затыкать.
    1923


  • Мне осталась одна забава..

    Мне осталась одна забава:
    Пальцы в рот - и веселый свист.
    Прокатилась дурная слава,
    Что похабник я и скандалист.

    Ах! какая смешная потеря!
    Много в жизни смешных потерь.
    Стыдно мне, что я в бога верил.
    Горько мне, что не верю теперь.

    Золотые, далекие дали!
    Все сжигает житейская мреть.
    И похабничал я и скандалил
    Для того, чтобы ярче гореть.

    Дар поэта - ласкать и карябать,
    Роковая на нем печать.
    Розу белую с черною жабой
    Я хотел на земле повенчать.

    Пусть не сладились, пусть не сбылись
    Эти помыслы розовых дней.
    Но коль черти в душе гнездились -
    Значит, ангелы жили в ней.

    Вот за это веселие мути,
    Отправляясь с ней в край иной,
    Я хочу при последней минуте
    Попросить тех, кто будет со мной,-

    Чтоб за все за грехи мои тяжкие,
    За неверие в благодать
    Положили меня в русской рубашке
    Под иконами умирать.
    1923


  • Разбуди меня завтра рано...

    Разбуди меня завтра рано,
    О моя терпеливая мать!
    Я пойду за дорожным курганом
    Дорогого гостя встречать.

    Я сегодня увидел в пуще
    След широких колес на лугу.
    Треплет ветер под облачной кущей
    Золотую его дугу.

    На рассвете он завтра промчится,
    Шапку-месяц пригнув под кустом,
    И игриво взмахнет кобылица
    Над равниною красным хвостом.

    Разбуды меня завтра рано,
    Засвети в нашей горнице свет.
    Говорят, что я скоро стану
    Знаменитый русский поэт.

    Воспою я тебя и гостя,
    Нашу печь, петуха и кров...
    И на песни мои прольется
    Молоко твоих рыжих коров.
    1917


  • До свиданья, друг мой, до свиданья...

    До свиданья, друг мой, до свиданья.
    Милый мой, ты у меня в груди.
    Предназначенное расставанье
    Обещает встречу впереди.

    До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
    Не грусти и не печаль бровей,-
    В этой жизни умирать не ново,
    Но и жить, конечно, не новей.
    1925


 
« Пред.   След. »
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval

Сегодня 28 июня, среда
Copyright © 2005 - 2017 БУХАРСКИЙ КВАРТАЛ ПЕТЕРБУРГА.
Страница сгенерирована за 0.000029 секунд
Сегодня 28 июня, среда
Информационно-публицистический портал
Санкт-Петербург
Вверх