logo
buhara
 

Мандельштам

Поэзия - Российская

О. Мандельштам



 

  • Сусальным золотом горят...

    Сусальным золотом горят
    В лесах рождественские елки;
    В кустах игрушечные волки
    Глазами страшными глядят.

    О, вещая моя печаль,
    О, тихая моя свобода
    И неживого небосвода
    Всегда смеющийся хрусталь!


  • Только детские книги читать...

    Только детские книги читать,
    Только детские думы лелеять,
    Все большое далеко развеять,
    Из глубокой печали восстать.

    Я от жизни смертельно устал,
    Ничего он нее не приемлю,
    Но люблю мою бедную землю,
    Оттого, что иной не видал.

    Я качался в далеком саду
    На простой деревянной качели,
    И высокие темные ели
    Вспоминаю в туманном бреду.


  • Нежнее нежного

    Нежнее нежного
    Лицо твое,
    Белее белого
    Твоя рука,
    От мира целого
    Ты далека,
    И все твое —
    От неизбежного.

    От неизбежного
    Твоя печаль,
    И пальцы рук
    Неостывающих,
    И тихий звук
    Неунывающих
    Речей,
    И даль
    Твоих очей.


  • На бледно-голубой эмали...

    На бледно-голубой эмали,
    Какая мыслима в апреле,
    Березы ветви поднимали
    И незаметно вечерели.

    Узор отточенный и мелкий,
    Застыла тоненькая сетка,
    Как на фарфоровой тарелке
    Рисунок, вычерченный метко,—

    Когда его художник милый
    Выводит на стеклянной тверди,
    В сознании минутной силы,
    В забвении печальной смерти.


  • Истончается тонкий тлен...

    Истончается тонкий тлен,—
    Фиолетовый гобелен.

    К нам на воды и на леса
    Опускаются небеса.

    Нерешительная рука
    Эти вывела облака,

    И печальный встречает взор
    Отуманенный их узор.

    Недоволен стою и тих,
    Я — создатель миров моих,

    Где искусственны небеса
    И хрустальная спит роса...


  • Есть целомудренные чары...

    Есть целомудренные чары —
    Высокий лад, глубокий мир,
    Далеко от эфирных лир
    Мной установленные лары.

    У тщательно обмытых ниш
    В часы внимательных закатов
    Я слушаю моих пенатов
    Всегда восторженную тишь.

    Какой игрушечный удел,
    Какие робкие законы
    Приказывает торс точеный
    И холод этих хрупких тел!

    Иных богов не надо славить:
    Они как равные с тобой,
    И, осторожною рукой,
    Позволено их переставить.


  • Невыразимая печаль...

    Невыразимая печаль
    Открыла два огромных глаза,
    Цветочная проснулась ваза
    И выплеснула свой хрусталь.

    Вся комната напоена
    Истомой — сладкое лекарство!
    Такое маленькое царство
    Так много поглотило сна.

    Немного красного вина,
    Немного солнечного мая —
    И, тоненький бисквит ломая,
    Тончайших пальцев белизна


  • Медлительнее снежный улей...

    Медлительнее снежный улей,
    Прозрачнее окна хрусталь,
    И бирюзовая вуаль
    Небрежно брошена на стуле.

    Ткань, опьяненная собой,
    Изнеженная лаской света,
    Она испытывает лето,
    Как бы не тронута зимой...

    И, если в ледяных алмазах
    Струится вечности мороз,
    Здесь — трепетание стрекоз
    Быстроживущих, синеглазых.


  • Душный сумрак кроет ложе...

    Душный сумрак кроет ложе,
    Напряженно дышит грудь...
    Может, мне всего дороже
    Тонкий крест и тайный путь


  • Из омута злого и вязкого...

    Из омута злого и вязкого
    Я вырос тростинкой шурша,
    И страстно, и томно, и ласково
    Запретною жизнью дыша.

    И никну, никем не замеченный,
    В холодный и топкий приют,
    Приветственным шелестом встреченный
    Коротких осенних минут.

    Я счастлив жестокой обидою,
    И в жизни, похожей на сон,
    Я каждому тайно завидую
    И в каждого тайно влюблен.


  • Неумолимые слова...

    Неумолимые слова...
    Окаменела Иудея,
    И, с каждым мигом тяжелея,
    Его поникла голова.

    Стояли воины кругом
    На страже стынущего тела;
    Как венчик, голова висела
    На стебле тонком и чужом.

    И царствовал, и никнул Он,
    Как лилия в родимый омут,
    И глубина, где стебли тонут,
    Торжествовала свой закон.


  • Смутно-дышащими листьями...

    Смутно-дышащими листьями
    Черный ветер шелестит,
    И трепещущая ласточка
    В темном небе круг чертит.

    Тихо спорят в сердце ласковом
    Умирающем моем
    Наступающие сумерки
    С догорающим лучом.

    И над лесом вечереющим
    Встала медная луна;
    Отчего так мало музыки
    И такая тишина?


  • На перламутровый челнок...

    На перламутровый челнок
    Натягивая шелка нити,
    О, пальцы гибкие, начните
    Очаровательный урок!

    Приливы и отливы рук...
    Однообразные движенья...
    Ты заклинаешь, без сомненья,
    Какой-то солнечный испуг,

    Когда широкая ладонь,
    Как раковина, пламенея,
    То гаснет, к теням тяготея,
    То в розовый уйдет огонь!..


  • О небо, небо, ты мне будешь сниться!

    О небо, небо, ты мне будешь сниться!
    Не может быть, чтоб ты совсем ослепло,
    И день сгорел, как белая страница:
    Немного дыма и немного пепла!


  • В самом себе, как змей, таясь...

    В самом себе, как змей, таясь,
    Вокруг себя, как плющ, виясь,
    Я подымаюсь над собою,—

    Себя хочу, к себе лечу,
    Крылами темными плещу,
    Расширенными над водою;

    И, как испуганный орел,
    Вернувшись, больше не нашел
    Гнезда, сорвавшегося в бездну,

    Омоюсь молнии огнем
    И, заклиная тяжкий гром,
    В холодном облаке исчезну!


 
« Пред.   След. »
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval

Сегодня 18 октября, среда
Copyright © 2005 - 2017 БУХАРСКИЙ КВАРТАЛ ПЕТЕРБУРГА.
Страница сгенерирована за 0.000024 секунд
Сегодня 18 октября, среда
Информационно-публицистический портал
Санкт-Петербург
Вверх