logo
buhara
 

Цветаева

Поэзия - Российская

М. Цветаева




 

  • Мирок

    Дети -- это взгляды глазок боязливых,
    Ножек шаловливых по паркету стук,
    Дети -- это солнце в пасмурных мотивах,
    Целый мир гипотез радостных наук.

    Вечный беспорядок в золоте колечек,
    Ласковых словечек шепот в полусне,
    Мирные картинки птичек и овечек,
    Что в уютной детской дремлют на стене.

    Дети -- это вечер, вечер на диване,
    Сквозь окно, в тумане, блестки фонарей,
    Мерный голос сказки о царе Салтане,
    О русалках-сестрах сказочных морей.

    Дети -- это отдых, миг покоя краткий,
    Богу у кроватки трепетный обет,
    Дети -- это мира нежные загадки,
    И в самих загадках кроется ответ!


  • У гробика

    Екатерине Павловне Пешковой

    Мама светло разукрасила гробик.
    Дремлет малютка в воскресном наряде.
    Больше не рвутся на лобик
    Русые пряди;

    Детской головки, видавшей так мало,
    Круглая больше не давит гребенка...
    Только о радостном знало
    Сердце ребенка.

    Век пятилетний так весело прожит:
    Много проворные ручки шалили!
    Грези, никто не тревожит,
    Грози меж лилий...

    Ищут цветы к ней поближе местечко,
    (Тесно ей кажется в новой кровати).
    Знают цветы: золотое сердечко
    Было у Кати!


  • Вокзальный силуэт

    Не знаю вас и не хочу
    Терять, узнав, иллюзий звездных.
    С таким лицом и в худших безднах
    Бывают преданны лучу.

    У всех, отмеченных судьбой,
    Такие замкнутые лица.
    Вы непрочтенная страница
    И, нет, не станете рабой!

    С таким лицом рабой? О, нет!
    И здесь ошибки нет случайной.
    Я знаю: многим будут тайной
    Ваш взгляд и тонкий силуэт,

    Волос тяжелое кольцо
    Из-под наброшенного шарфа
    (Вам шла б гитара или арфа)
    И ваше бледное лицо.

    Я вас не знаю. Может быть
    И вы как все любезно-средни...
    Пусть так! Пусть это будут бредни!
    Ведь только бредней можно жить!

    Быть может, день недалеко,
    Я всe пойму, что неприглядно...
    Но ошибаться -- так отрадно!
    Но ошибиться -- так легко!

    Слегка за шарф держась рукой,
    Там, где свистки гудят с тревогой,
    Стояли вы загадкой строгой.
    Я буду помнить вас -- такой.

    Севастополь. Пасха, 1909


  • Молитва

    Христос и Бог! Я жажду чуда
    Теперь, сейчас, в начале дня!
    О, дай мне умереть, покуда
    Вся жизнь как книга для меня.

    Ты мудрый, ты не скажешь строго:
    -"Терпи, еще не кончен срок".
    Ты сам мне подал -- слишком много!
    Я жажду сразу -- всех дорог!

    Всего хочу: с душой цыгана
    Идти под песни на разбой,
    За всех страдать под звук органа
    И амазонкой мчаться в бой;

    Гадать по звездам в черной башне,
    Вести детей вперед, сквозь тень...
    Чтоб был легендой -- день вчерашний,
    Чтоб был безумьем -- каждый день!

    Люблю и крест и шелк, и каски,
    Моя душа мгновений след...
    Ты дал мне детство -- лучше сказки
    И дай мне смерть -- в семнадцать лет!

    Таруса, 26 сентября 1909


  • Новолунье

    Новый месяц встал над лугом,
    Над росистою межой.
    Милый, дальний и чужой,
    Приходи, ты будешь другом.

    Днем -- скрываю, днем -- молчу.

    Месяц в небе, -- нету мочи!
    В эти месячные ночи
    Рвусь к любимому плечу.

    Не спрошу себя: "Кто ж он?"
    Все расскажут -- твои губы!
    Только днем объятья грубы,
    Только днем порыв смешон.

    Днем, томима гордым бесом,
    Лгу с улыбкой на устах.
    Ночью ж... Милый, дальний... Ах!
    Лунный серп уже над лесом!

    Таруса, октябрь 1909


  • Горькой расплаты, забвенья ль вино...

    Горькой расплаты, забвенья ль вино, --
    Чашу мы выпьем до дна!
    Эта ли? та ли? Не все ли равно!
    Нить навсегда создана.

    Сладко усталой прильнуть голове
    Справа и слева -- к плечу.
    Знаю одно лишь: сегодня их две!
    Большего знать не хочу.

    Обе изменчивы, обе нежны,
    Тот же задор в голосах,
    Той же тоскою огни зажжены
    В слишком похожих глазах...

    Тише, сестрички! Мы будем молчать,
    Души без слова сольем.
    Как неизведано утро встречать
    В детской, прижавшись, втроем...

    Розовый отсвет на зимнем окне,
    Утренний тает туман,
    Девочки крепко прижались ко мне...
    О, какой сладкий обман!


  • От четырех до семи

    В сердце, как в зеркале, тень,
    Скучно одной -- и с людьми...
    Медленно тянется день
    От четырех до семи!
    К людям не надо -- солгут,
    В сумерках каждый жесток.
    Хочется плакать мне. В жгут
    Пальцы скрутили платок.
    Если обидишь -- прощу,
    Только меня не томи!
    -- Я бесконечно грущу
    От четырех до семи.


  • В огромном городе моем -- ночь...

    В огромном городе моем -- ночь.
    Из дома сонного иду -- прочь.
    И люди думают: жена, дочь, --
    А я запомнила одно: ночь.

    Июльский ветер мне метет -- путь,
    И где-то музыка в окне -- чуть.
    Ах, нынче ветру до зари -- дуть
    Сквозь стенки тонкие груди -- в грудь.

    Есть черный тополь, и в окне -- свет,
    И звон на башне, и в руке -- цвет,
    И шаг вот этот -- никому -- вслед,
    И тень вот эта, а меня -- нет.

    Огни -- как нити золотых бус,
    Ночного листика во рту -- вкус.
    Освободите от дневных уз,
    Друзья, поймите, что я вам -- снюсь.

    17 июля 1916. Москва


  • Ты, меня любивший фальшью

    Ты, меня любивший фальшью
    Истины -- и правдой лжи,
    Ты, меня любивший -- дальше
    Некуда! -- За рубежи!

    Ты, меня любивший дольше
    Времени. -- Десницы взмах!
    Ты меня не любишь больше:
    Истина в пяти словах.

    12 декабря 1923


  • Когда я гляжу на летящие листья...

    Когда я гляжу на летящие листья,
    Слетающие на булыжный торец,
    Сметаемые -- как художника кистью,
    Картину кончающего наконец,

    Я думаю (уж никому не по нраву
    Ни стан мой, ни весь мой задумчивый вид),
    Что явственно желтый, решительно ржавый
    Один такой лист на вершине -- забыт.

    20-е числа сентября 1936


  • Не умрешь, народ...

    Не умрешь, народ!
    Бог тебя хранит!
    Сердцем дал -- гранат.
    Грудью дал -- гранит.

    Процветай, народ, --
    Твердый, как скрижаль,
    Жаркий, как гранат,
    Чистый, как хрусталь.

    Париж. 21 мая 1939


  • Двух -- жарче меха! Рук -- жарче пуха!

    Двух -- жарче меха! Рук -- жарче пуха!
    Круг -- вкруг головы.
    Но и под мехом -- неги, под пухом
    Гаги -- дрогнете вы!

    Даже богиней тысячерукой
    -- В гнезд, в звезд черноте --
    Как ни кружи вас, как ни баюкай
    -- Ах! -- бодрствуете...

    Вас и на ложе неверья гложет
    Червь (бедные мы!).
    Не народился еще, кто вложит
    Перст -- в рану Фомы.

    7 января 1940


  • Все повторяю первый стих

    "Я стол накрыл на шестерых..."

    Всe повторяю первый стих
    И всe переправляю слово:
    -- "Я стол накрыл на шестерых"...
    Ты одного забыл -- седьмого.

    Невесело вам вшестером.
    На лицах -- дождевые струи...
    Как мог ты за таким столом
    Седьмого позабыть -- седьмую...

    Невесело твоим гостям,
    Бездействует графин хрустальный.
    Печально -- им, печален -- сам,
    Непозванная -- всех печальней.

    Невесело и несветло.
    Ах! не едите и не пьете.
    -- Как мог ты позабыть число?
    Как мог ты ошибиться в счете?

    Как мог, как смел ты не понять,
    Что шестеро (два брата, третий --
    Ты сам -- с женой, отец и мать)
    Есть семеро -- раз я на свете!

    Ты стол накрыл на шестерых,
    Но шестерыми мир не вымер.
    Чем пугалом среди живых --
    Быть призраком хочу -- с твоими,

    (Своими)...
    Робкая как вор,
    О -- ни души не задевая! --
    За непоставленный прибор
    Сажусь незваная, седьмая.

    Раз! -- опрокинула стакан!
    И всe. что жаждало пролиться, --
    Вся соль из глаз, вся кровь из ран --
    Со скатерти -- на половицы.

    И -- гроба нет! Разлуки -- нет!
    Стол расколдован, дом разбужен.
    Как смерть -- на свадебный обед,
    Я -- жизнь, пришедшая на ужин.

    ...Никто: не брат, не сын, не муж,
    Не друг -- и всe же укоряю:
    -- Ты, стол накрывший на шесть -- душ,
    Меня не посадивший -- с краю.

    6 марта 1941


  • Так ясно сиявшие...

    Так ясно сиявшие
    До самой зари --
    Кого провожаете,
    Мои фонари?

    Кого охраняете,
    Кого одобряете,
    Кого озаряете,
    Мои фонари?
    ...Небесные персики
    Садов Гесперид...


    Декабрь 1940


  • Пора снимать янтарь,..

    Пора снимать янтарь,
    Пора менять словарь,
    Пора гасить фонарь
    Наддверный...

    Февраль 1941


 
« Пред.   След. »
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval

Сегодня 28 июня, среда
Copyright © 2005 - 2017 БУХАРСКИЙ КВАРТАЛ ПЕТЕРБУРГА.
Страница сгенерирована за 0.000022 секунд
Сегодня 28 июня, среда
Информационно-публицистический портал
Санкт-Петербург
Вверх