logo
buhara
 

Саади

Поэзия - Восточная
Саъди سعدى Саади

          Приведенная ниже краткая биография поэта, заимствована из сайта "Фундаментальная электронная библиотека"

Здесь покоится Муслихиддин Саади. Шираз, (Иран)

          В философски окрашенной поэзии XIII—XIV вв. было два главных направления, апеллировавших либо к рассудку — философско-дидактическое, либо к чувству — философско-лирическое. Высшего развития оба эти направления достигли у двух великих поэтов, уроженцев города Шираза, центра области Фарс на Юге Ирана, правители которой сумели откупиться от нашествия Чингисхановых орд. Первое направление преобладало в XIII в. и достигло высшего расцвета в творчестве Саади, второе — в XIV в. в творчестве Хафиза.
          Оба эти поэта были связаны с подъемом средних городских слоев процветавшего Шираза, но не прямо, а примерно в той степени, как и Данте, а полвека спустя, Петрарка и Боккаччо — в Италии, с подъемом городской жизни Флоренции. Саади учился в Багдаде, десятилетиями бродил как нищий проповедник (дервиш) и исходил огромную территорию от Ирана и Сирии до Аравии (в Мекке он был несколько раз) и от Восточного Туркестана и Индии до Магриба на западе, попал в плен к крестоносцам и был продан в рабство.
          Абу Абдаллах Мушрифаддин ибн Муслихаддин Саади Ширази, по-видимому, родился не в 80-е годы XII в., как было принято считать ранее и что совпадало с образом столетнего мудреца, а после 1203 г. в Ширазе и умер в 1291 г. там же.
          Стихи 1230—1240-х годов вошли в лирический сборник Саади «Куллият», одну из частей которого он называет «приятными стихами». Особенно разнообразен в лирике Саади жанр газели, которые он писал не только на фарси, но и по-арабски.
          С 1250 г. Саади начал писать в Дамаске поэму «Книга Саади» («Саади-наме»), или «Бустан» («Плодовый сад»), законченную в Ширазе к 1256 г. и принесшую поэту признание и славу. За ней последовало самое известное произведение Саади «Гулистан» («Сад роз», 1258).
          И, став знаменитым, Саади отказывался от придворной службы.

          Ты лучше горячую известь мешай обнаженной рукой,
          Но, руки скрестив пред эмиром, ему услужая, не стой.
          (Перевод А. Старостина)


          Хотя философско-назидательная поэзия, кажется, была призванием Саади, нельзя забывать, что в предисловии к «Гулистану» он пишет, что его поэма предназначена «для развлечения читателей и отрады всех желающих». Бехзад. Искушение Юсуфа. *Бустан* Саади. Герат, 1488 г. Каир, Национальная библиотека / Фото из ВикипедииОн верил, что его поэма будет жить вечно. Сочинял ли Саади касыды, лирические газели, сборники притч и назиданий, он всегда стремился изобразить душевную красоту человека.
          Характерны в этом смысле касыды-панегирики, посвященные покровителям поэта. Развивая принципы Рудаки, Саади воспевает идеальные нравственные качества, которыми он как бы советует обладать восхваляемому. Так касыда становится гуманистическим дидактическим произведением, выражением высокой морали.
          Саади говорил, что человеку нужно прожить две жизни: в одной искать и ошибаться, накапливать опыт, во второй — применять его, поведав о нем читателю. Недаром Саади приписывали жизнь длиной около века: молодые годы он провел бурно — скитался, боролся, искал, затем погрузился в размышления о пережитом.
          Поэту казалось, что первая его жизнь помогла обрести истину. Саади в своих стихах запечатлел множество сюжетов и образов, народные сказания. Лейтмотивом его творчества было уважение к человеку, ненависть к деспотам, тяга к разуму и знаниям.
          Сам Саади высоко ценил активную позицию. Он смело говорил правду:

          Всю правду яви! Все, что знаешь, открой!
          Прочь речи корысти с их лживой игрой!
          (Здесь и ниже перевод К. Липскерова)


          Саади раскрывал остроту социальных противоречий, он приходил к горькому выводу: «Тот, кто кутается в роскошный халат, что знает он о долгих бессонных ночах?» С народным юмором он высмеивал судей-мздоимцев, мечтал о «справедливом царе». «Цари — для охранения своих подданных, а не подданные для послушания царям».
          Поэт знал, что за человеческое право нужно бороться, и не исключал возможности противопоставлять тирании силу:

          Да будет злодей разорен и казнен,
          Стервятник лихой оперенья лишен...
          Казни, чтоб исчезнул насильника след:
          Насилье насильнику лучший ответ!


          Саади предупреждал правителей, что, если они не будут считаться с народом, конец их будет печален.Абдулла. Влюбленные.*Бустан* Саади. Бухара. 1575-6гг. Санкт Петербург, РНБ. / Фото из Википедии Поэтической перифразой народной поговорки являются слова: «Разве не видишь, что, если муравьи сойдутся, они сдерут шкуру с воинственных львов». В своих поэтических творениях он использует множество народных пословиц, поговорок, притч. В свою очередь, многие афоризмы Саади стали народными, вошли в пословицы.
          Исключительного мастерства достиг Саади в газелях. Это были и отдельные газели, и «венок газелей», объединенных двустишием-рефреном.
          Шедевром является «Караван» Саади, в котором он выразил щемящую боль разлуки с любимой. Эта газель замечательна передачей непосредственного чувства и музыкальностью, трудно воспроизводимой в переводе.
          Наибольшую славу снискал Саади своим «Гулистаном», состоящим из восьми глав, содержание которых охватывает разнообразные стороны действительности и кодекса морали автора. Каждая глава состоит из небольших рассказов, написанных мерной речью, с рифмами. Рассказы заканчиваются одной или несколькими стихотворными строками. Это известнейшее прозометрическое произведение на Востоке. В книге Саади рассказывает о своих встречах с разными людьми, о различных событиях. Сюжеты взяты часто из жизни самого поэта, текст пересыпан остроумными сентенциями, парадоксами, тонким юмором. Важнейшими в каждом рассказе являются стихотворные строки, а проза как бы обрамляет стих. Строка воспроизводит ситуацию, при которой было создано стихотворение.
          В «Гулистане» Саади говорит о душевной красоте человека:

          «Я помню, некогда вечером любимый друг мой вошел в мою дверь. Я так внезапно кинулся к нему навстречу, что рукавом погасил светильник».

          Пришел под вечер гость и сумрак разогнал,
          И подивился я блаженству своему.

          «Он сел и меня попрекнул: „Зачем погасил ты светильник, когда увидел меня? “ — Я ответил: „Я думал, что солнце взошло“».


          Заканчивается восьмая, самая пестрая глава «Гулистана» напоминанием о том, Могила поэта / Фото из Википедиичто «„Гулистан“ вызывает добрый смех», но пусть никто не думает, что читать ее — это «попусту глотать дым свечей». Эта книга, говорит автор, — «горькое снадобье правдивых наставлений».
          Наставления и поучения Саади весьма разнообразны по своему принципу. В главе «О жизни царей» они адресованы царям или простому человеку, чтобы помочь ему избежать роковой опасности в результате встречи с царем. В некоторых рассказах говорится о несправедливых, жестоких, казнящих невинных людей, скаредных царях. В одном рассказе им как бы противопоставляется легендарный образ сасанидского царя VI в. Ануширвана Справедливого, но в другом рассказе — о льстецах Ануширвана — такое впечатление рассеивается. В главе о царях Саади отозвался тепло только о двух царях — Гарун-ар-Рашиде и Искандере — Александре Македонском. В главе «О любви и молодости» Саади раздумывает, как сочетать мудрость с любовными страстями. Он изображает отступление заветов мудрости перед страстью, и перед страстью чувственной в том числе.
          Страсть у Саади, как правило, прекрасна, и даже смерть ради страсти — блаженство:

          Коль умер человек у жилища любимой — не странно,
          Странно, если он все ж не умрет, если жизнь он свою сохранит.


          Поэт говорит и о неразделенной страсти и о муках ревности, о насмешках равнодушной возлюбленной.
          Саади ссылается на классический для Востока пример любовного безумства, перед которым меркнет безумие Роланда, на историю любви Лейли и Меджнуна. Рассказав, как влюбленный утонул, чтобы спасти свою возлюбленную, убеленный сединами поэт пишет:

          Душой будь привязан к своей ненаглядной,
          Не нужен тебе этот мир безотрадный...

          И если б Меджнун жил до нынешних дней,
          Любви б он учился по книге моей.


          Не менее высоки и новы нравственные идеи стихотворного, тоже по форме дидактического произведения «Бустан». В «Бустане» десять глав, название и содержание которых перекликается с «Гулистаном». В центре внимания — высоконравственная, доброжелательная личность, красота человеческих чувств. «Красота человека состоит не в одеянии, а в духе». «Если ты не печалишься о страданиях других, ты не достоин называться человеком», — писал поэт-гуманист.



Изречения Саади
(Перевод Саидова Г.)


Бани одам аъзои якдигаранд
Ки дар офариниш зи як гавҳаранд
Чу узве ба дард оварад рузғор
Дигар узвхоро намонад қарор
Ту ки зи меҳнати дигарон бе ғами
Нашояд, ки номат ниханд одами.

Потомки адамовы - члены единого тела
Единая сущность в основе основ быть имела.
И если какую-то часть организма недуг вдруг коснется
Страданьем и болью все тело у нас отзовется.
Коль ты равнодушен к другим, к их несчастью и бедам,
То вряд-ли, достойно тебя называть человеком.
(1)



Ғаввос агар андеша кунад коми наҳанг
Ҳаргиз накунад дурри гаронмоя ба чанг

غواس اگر عنديشڡ كند كامى نهانگ
هرگيز نكند دُرى گرانماه به چنگ

Если искатель стать боится для акулы пищей
Жемчужины заветной не найдет, хоть всё кругом обыщет



Марде ҳама шаб бар сари бемор гирист
Чун субҳ шуд, ў бимурд, бемор бизист
Эй басо аспи тезрав, ки бимурд,
Хараки ланг җон ба манзил бурд

مردى همه شب بر ساى بيمار گريست
چون صبه شود او بمرد بمار بيزست
او بسا اسپى تزرو كه بمرد
خركى لنگ جان به منزيل بورد

Проплакал некто, сидя над больным, всю ночь
К утру сам помер, а болезни пациента - прочь.
Бывает так, что быстроногий конь в сей жизни погибает,
Хромой осел же, вдруг конечной цели достигает
Все трудности умея обойти и превозмочь



Чу давлат хоҳад омад бандаеро,
Ҳамма бегонагонаш хеш гарданд.
Чу баргардид рўзи некбахти,
Дару девор бар вай неш гарданд

چو دولات خاهد امد بندعرا
حمّا بگانگانش خيش گردند
چو برگرديد روزى نيكبختى
درُ ديوار بر واى نيش گردند

Едва судьба тебе богатство ниспошлет,
В друзей и близких превратится всякий сброд.
Но стОит только отвернуться счастью,
Не только все родные домочадцы,
Стена и двери, всё кусать начнет.





П Р И М Е Ч А Н И Я:

1 Примечательно, что это изречение Саади, приблизительный перевод которого ("Все дети Адама - члены одного тела. Когда страдает один член, все другие страдают. Если ты равнодушен к страданиям других, ты не заслуживаешь названия человека), можно прочитать над входом в Зал Наций ООН.
 
« Пред.   След. »
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval

Сегодня 21 сентября, четверг
Copyright © 2005 - 2017 БУХАРСКИЙ КВАРТАЛ ПЕТЕРБУРГА.
Страница сгенерирована за 0.000019 секунд
Сегодня 21 сентября, четверг
Информационно-публицистический портал
Санкт-Петербург
Вверх