logo
buhara
 

Англия

  Ранняя |      XIX - XX |     
Dyce/Omnia Vanitas

РЕАЛИЗМ В АНГЛИИ             

1849 год ознаменовался в Англии тем, что прерафаэлиты нарушили своим вторжением спокойное течение английского искусства. Возбуждение, напоминающее эпоху Возрождения, охватило умы. Во всех мастерских живописцы заговорили неслыханным раньше языком., все авторитеты были свергнуты: про знаменитейших классиков cinquecento, имена которых прежде произносились с благоговением и трепетом, говорили теперь пожимая плечами, называя их бездарностями.
             Чего хотели прерафаэлиты?
             Их часто сравнивали с немецкой назарейской школой, но сходство между ними только внешнее, - различие же очень велико. На знамени немецких художников стояло подражание, на знамени англичан освобождение: там дело шло о повторении стереотипных форм, здесь девизом был беспощадный натурализм. Прерафаэлиты первые в Европе восстали против ига традиций, отбросили всякую условность в понимании форм и красок и стремились к индивидуальному, не подчиненному посредствующему влиянию, изучению природы.
             Английское искусство, созданное великими национальными мастерами, пережило блестящую пору юности, но около половиныXIX века стало унылым и хилым. Живопись Англии держалась только пейзажем, во всем остальном она была мертва. Потребность обновления сказывалась тем сильнее, что и литература вступила на новый путь. Певцы моря, Вордсворт и Кольридж провозгласили своим девизом простоту, искренние чувство природы, пантеизм в духе Руссо, в противоположность ослепительному блеску фантазии великих стихийных гениев - Байрона и Шелли.
Dyce/Titian's First Painting              Это переходное настроение, которое выражалось в стремлении к освобождению от ига академии, отразил в живописи шотландец Вильям Дейс (William Dyce). Из англичан он один напоминает немецких назорейцев: он разделял их взгляды на искусство - превосходя их своим умением.Он родился в 1806 году, а в 1826 -познакомился с Овербеком, под влиянием которого и полюбил Перуджино и Рафаэля. Его главное произведение, ряд фресок из легенды о короле Артуре в Вестминстерском дворце, напоминает Шноровские фрески, изображавшие Нибелунгов. Он пытается представить мужественную силу и бурное геройство без сентиментальности и театральности. В своих картинах он поражает грациозным, чувственным обаянием своих женских фигур, прелестными нежно-идиллическими пейзажами. У него есть чувство стиля, тонкое понимание строгих и в то же время нежных линий. Но, все же, его нужно причислить к семье Фландрена и Овербека, потому что хотя он и хорошо подражал ранним произведениям Рафаэля, но только подражал и ничего своего не внес в искусство.paton/The Bluidie Tryst
            Несколько позднее выступил другой шотландец,Иосиф Ноэль Пэтон (Josef Noel Paton), родившийся в 1821 году. Состарившись он идет теперь по стопам устарелых художников - Ари Шефера или Флокгорста, но в юности, он писал замечательные иллюстрации к Шекспиру и Шелли, и некоторые его фантастические картины, изображавшие фей, произвели в свое время переворот в искусстве. Но и эти юношеские произведения не доставляют эстетического наслаждения. Рисунок жесткий, композиция слишком загромождена, колорит пестрый и негармоничный. Как и на картинах Ари Шефера, у всех фигур широко раскрытые невыразительные глаза. Пэтон проповедует освобождение от бессодержательного пафоса, пантеистическое поклонение перед природой. Он даже делает попытку - правда неудачную - быть самобытным в колорите.
            В таком положении застали английскую живопись молодые художники, составившие в 1848 году группу прерафаэлитов. Всем им было от 20 до 24 лет, все они были учениками Royal Academy. Первый из них,Данте Габриэль Россетти, был известен как автор целого ряда стихотворений, второй, Хольман Хант, должен был еще выдержать упорную борьбу с отцом, который противился его решению стать живописцем, а не купцом.Джон Эверет Миллэс, самый младший, был лучше всех подготовлен и считался одним из первых учеников академии. Их не удовлетворяло ни художественное творчество, ни система преподавания их учителей. Все трое работали в одной мастерской.
            Однажды, в 1847 или 1848 году, им случайно попались в руки несколько гравюр с фресок Беноццо Гоццоли в Camposanto в Пизе. Природа и правда, все к чему они так безотчетно стремились и чего не находили в произведениях английского искусства, все это они нашли во фресках Гоццоли. Восторгаясь полнотой жизни и глубиной настроения, они убедились по этим гравюрам, что искусство держалось на почве действительности до конца XV века, или, вернее, до 1508 года, когда Рафаэль уехал из Флоренции и начал работать в римском Ватикане. С тех пор все изменилось к худшему: искусство сбросило простое одеяние жизненной правды, впало в условность, и в течение веков делалось все более бессодержательным и отталкивающим, благодаря постоянному повторению одних и тех же формул. Неужели же до конца мира люди будут стоят и двигаться на картинах совершенно так, как они это тысячу раз проделывали на итальянских картинах XVI века?! Неужели человеческие страсти - любовь, храбрость, раскаяние, самоотречение - должны всегда выражаться в тех же поворотах головы, в одинаковом поднимании бровей, в том же движении и складывании рук, какие некогда были введены в обиход мастерами эпохи Возрождения? Этой реакцией против cinquecent"истов и бездарных подражателей объясняется принятое молодыми английскими художниками наименование "прерафаэлитского братства" (Praerafaelit Brotherhood) и таинственные массонские буквы P. R. B. , которые они прибавляли к своей подписи на картинах.
            Они смело объявили войну всем условным академическим правилам, себя считали начинающими, называли свои картины опытами, заявили, что будут по меньшей мере вполне честными художниками, и что основное правило их учения - стремление к истине. В борьбе против пустоты beaute supreme, также как и против величественных линий традиционной композиции, прерафаэлиты вполне сходятся с Курбе и Милле, но в дальнейших выводах французы и англичане разошлись. Английский реализм получил чисто национальный отпечаток. Слияние реализма и глубины мысли, правдивой передачи форм с филосовским и поэтическим содержанием - главная цель прерафаэлитов. Они были трансцендентальными натуралистами, одинаково далекими как от классицизма, который лишь изображает прекрасное тело, так и от настоящего реализма, который воспроизводит только то, что есть в действительности.
            В 1849 году все три художника в первый раз показали публике свои картины - Джон Миллэс и Хольман Хант выставили первый свою "Изабеллу" на сюжет из Китса, второй - "Риенци". Россетти запоздал к открытию выставки и потому выставил отдельно, у торговца картинами, свою "Молодость Богоматери". Картины обратили на себя внимание, но вызвали, главным образом, насмешки и недоумение. Таким же смехом были встречены их следующие картины на очередной выставке. Когда они в третий раз появились на выставке, общее возмущение было так сильно, что картины пришлось удалить с выставки. Но прерафаэлиты обрели своего защитника в лице Джона Рескина. 13 мая 1851 года появилось его возражение на статью против Гента. Рескин доказывал, что молодые художники подражают не старым картинам, а природе. Их произведения изумляют внутренней правдой и верной передачей действительности. Они очень решительно и с большим успехом обходятся без условной величавости линий. Он доказывал, что молодые художники осуществили программу, которую он, Рескин, уже наметил в своих "Modern Painters". Так началось движение, главой которого признан был Рескин, теоретик молодой школы.


 
« Пред.   След. »
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval

Сегодня 21 сентября, четверг
Copyright © 2005 - 2017 БУХАРСКИЙ КВАРТАЛ ПЕТЕРБУРГА.
Страница сгенерирована за 0.000019 секунд
Сегодня 21 сентября, четверг
Информационно-публицистический портал
Санкт-Петербург
Вверх