logo
buhara
 

Бельгия XIX - XX вв

Weissenbruch


  • БЕЛЬГИЯ

                Б

  • ельгийская живопись отличается от английской так же, как полная фламандская матрона от воздушной английской мисс. Бельгийцы - настоящие фламандские мастера, большие материалисты, ничуть не утонченные, ничего не приносящии в жертву грации. Они идут своей дорогой, как впряженные в плуг быки, не утомляясь и не поддаваясь поэтическим настроениям. Их исключительно интересует живая действительность. Во всем, что они пишут, сказывается тяжесть материи и прозаичная добросовестность, здоровая жирная фламандская плоть.
                 Поворот в бельгийской живописи начался с 1850 года. Вдохновителем бельгийских живописцев с самого начала XIX века был Давид, поколение 1830 г. признавало своим учителем Делароша, а в период от 1850 г. до 1870 в Бельгии царил Курбе. Исторический жанр, мифологические и религиозные сюжеты, аллегории и фантазии - всё это было заброшено. Реализм Курбе, спустя очень немного лет, восторжествовал в Бельгии в произведениях Шарля де Гро (Charles de Groux), очень своеобразного художника.Groux/Он сам жил очень бедно, в отдаленном предместье, постоянно окруженный бледными лицами бедняков. Глубокое чувство сострадания влекло его в мир удрученных и бедных людей. Он перенёс на них ту грусть, которая была в его собственной душе. Каким он был в жизни, таким он и остался в искусстве. В его творчестве ни сарказма ни жалоб; он просто изображает действительность так, как её чувствует всеми нервами, без доктринёрства или проповеди.
                Шарль де Гро не создал школы, но принципы его творчества пережили его. Он внес в бельгийскую живопись более полное понимание действительности и этим определил её дальнейшее развитие.
                Генри де Бракелер (Henri de Braekeleer), племянник Лейса и сын известного жанриста Фердинанда де Бракелера, стал бельгийским Питером де Хохом XIX века.Braekeleer/. Он до известной степени положил конец традициям Лейса, придав его стремлениям окончательную формулу. Генри де Бракелер изображал то, что видел вокруг себя. Он писал людей, живущих растительной жизнью, проводящих время в однообразной сонливости, или среди равномерного профессионального труда: портных, сапожников, кабатчиков, стариков за чтением или географов, склоненных над своими картами. В техническом отношении он очень скоро порвал со старонемецкими традициями Лейса, и все более приближался к дельфтским мастерам, ван дер Мееру и Питеру де Хоху. У де Хоха он заимствовал теплый, красный общий тон. Под его влиянием он задавался смелыми задачами освещения и разрешал их с тонкостью старого голландского мастера.
                 Шарль де Гро изображал бедноту, Генри де Бракелер население Антверпена, а Константин Менье (Constantin Meunier) изучал кузницы и писал мощные обнаженные мужские торсы в героических позах. Meunier/ Живопись его очень убедительная и аскетическая, несколько грубая, но в ней много искренности и теплоты. В его пейзажах слышится запах угля и железа, его углекопы, страшные, почерневшие от сажи фигуры, поражают своей реальностью. Вместо будуарных сцен прежнего поколения, он пишет изумительно сильные тела, полусгнившие трупы с открытыми ранами. Картины Менье перенесли во фламандскую живопись как бы целую мясную лавку.
                Шарль Верла (Charles Verlat) пытался внести реализм в религиозную живопись, и за это заслуживает большого внимания.Verlat/ Побывав в Палестине, он изготовил там множество фигурных и пейзажных этюдов, по которым, вернувшись на родину, писал свои религиозные картины. В результате, как и у большинства библейских живописцев, изучавших восток, получился будничный, тяжеловесный реализм. Он не подвинул вперед религиозную живопись, но его мощный реализм оказал несомненное влияние - он положил конец условной религиозной живописи. Своим более непосредственным изучением природы он примкнул к новейшим течениям живописи.
                Ян Стоббардс (Jan Stobbaerts) отличается силой и здоровьем. Он писал сцены из рабочего быта, пейзажи и мертвую природу грубо и сильно, бурыми условными тонами, которые получаются при работе в мастерской, а не на воздухе. Он как бы нарочно выискивал отвратительно-тривиальные сюжеты. Ян Стоббард неуклюжий фламандский медведь; у него много силы, здравого смысла и колоссального уродства.
                Шарль Эрманс (Charles Hermans) вывел искусство на улицу. Все старейшие художники, которые группировались вокруг Дюбуа и Бракелэра, отличались сочностью жирного колорита, или же спокойной голлондской флегматичностью. Все любили темно-коричневые фоны, бурые тона тела и красные тени. В истории бельгийской живописи они занимали такое же положение, как во Франции Курбе и Рибо.Hermans/ Когда Эрманс выставил в середине 70-х годов свою картину, то этим самым бельгийское искусство отошло от Курбе и, подобно французскому, отреклось от теплых тонов, ставя на первый план точное изучение колорита. И здесь первыми новаторами были пейзажисты. В своем постоянном общении с природой они впервые поняли, что густая, жирная манера Курбе не годится для передачи воздушности и нежности в природе.
                Ипполит Буланже (Hippolyte Boulanger) - бельгийский Коро.Он тоже прошел несколько ступеней развития, писал внутренность домов, прежде чем стал пейзажистом. Каждое утро, когда он вставал, и каждый вечер, когда он возвращался домой, он смотрел на небо. Он с любопытством глядел на первые лучи, проникавшие рано утром в его комнату, а вечером наблюдал последний трепет света. Это возбуждало в нем мысли и чувства.Он углубился в изучение природы и неустанно писал лесную тишину, ясный свет, озаряющий тучные брабандские пастбища, тонкий дождь, струящийся на алчущие поля ржи. Theodore Fourmois/Paysage Никто до него не изображал с такой силой однообразия полей, над которыми повисли мрачно-серые зимние облака, никто так внимательно не прислушивался к ветру, который жалобно стонет в меланхоличной лесной чаще.
                Смерть его была величайшим ударом для бельгийской живописи. Но как ни коротка была его жизнь, она оставила незабвенные следы. Он не только создал "Терьюренскую школу", но и вся новейшея бельгийская живопись исходит от этого, слишком рано умершего художника.
                Теодор Барон (Theodore Baron) был среди них наиболее способен заместить рано умершего Буланже. Он внес мрачность и вдумчивость в бельгийскую пейзажную живопись. Он пишет обыкновенно очень простые виды природы: равнина, поле, прямая дорога, скалы под сумрачным небом - больше ему ничего не нужно, чтобы передать настроение большого одиночества, создать впечатление строгости и вдумчивости.Такие настроения он находил в Арденах. Он охотно писал также равнину Кудруа, отвесные берега Меузы, маленькие горные деревушки на высохшей болотистой почве.Манера его широкая, уверенная, дышащая силой и здоровьем. В его картинах нет воздушного изящества Буланже, нет мягких световых настроений. Он, как Руссо, любил холодные дни, намечал геологическое строение почвы, хотел представить скелет земли - и в конце концов впал в ту же ошибку, как и Руссо. Он все более и более уходил в подробности. Картины его поэтому производят впечатление напряженности и окаменелости.GUDIN Theodore Jean Antoine,dit Baron Барон был как и Руссо, вечным искателем, не знающим удовлетворения. Его живопись совершенно лишена импровизации, легкости и воздушности. В ней есть что-то тяжелое, строгое, цепкое, фламандская добросовестность и тучный запах земли.
                Буланже - бельгийский Коро, Барон - бельгийский Руссо, а Иосиф Хейманс (Ioseph Heymans) стал бельгийским Милле. В его картинах воспроизведена вся фламандская природа. На его пейзажах, как и у Милле, есть всегда или пахарь, идущий за плугом, или пололщик, или жнец, или сеятель, бросающий широким размахом руки семена в борозду.Но мягкость и воздушность пастелей Милле ему была недоступна. Его плотная густая манера лишала предметы всякой легкости. Его пейзажи производят впечатление местности, гле никогда нет движения ветра, и где не могут жить птицы. Ему тоже не удавалось, несмотря на свою вдумчивость и добросовестность, передать трепетание жизни, биение пульса природы.
                 Маринисты тоже стали писать - по крайней мере, с внешней стороны - в духе интимной пейзажной живописи - начало этому положил Поль Жан Клес (Paul Jean Clays).Clays Он отрекся от традиционных бурь, процветавших главным образом в период увлечения исторической живописью и стал писать спокойные водяные пространства, правильное движение приливов и отливов, нормальное состояние моря. Предшествующее поколение живописцев любило бурные настроения и пафос в природе, а Клес - все-таки старался понять простую таинственную поэзию морской тишины и правдиво воссоздавать различные тона волн. Волшебная прелесть утра, золотистый блеск вечерней зари, бесконечное разнообразие тонов, создаваемых игрой света на волнах, стали со времени Клеса идеалом маринистов.
                 Эмиль Вотерс (Emile Wauters) тоже чистый фламандец в живописи; он во всех отношениях заслуживает высокого уважения, но не вызывает восторга.WautersВсе его портреты очень сильны по колориту, испонению и выразительности, задуманы необычайно сильно и написаны широкой, сочной, энергичной манерой. Вотерс знает все, что можно знать; он по своей разумной трезвости понимания один из самых здоровых современных художников. В нем не следует искать только темперамента и сердечной теплоты. Это его отличает, например, от Ленбаха, с которым он сходен по маслянистости и отсутствию воздуха в картинах. У Ленбаха воссоздана духовная жизнь, яркая индивидуальность; его картины - моментальный снимок сильной душевной деятельности, а Вотерс как бы двойник природы, красок и полотна, фламандской тяжеловесности и флегматичности.
                 Бельгийский натурализм подобен мощному, хорошо упитанному телу, которое утратило способность восторгаться, тонкость и нежность ощущений. В картинах видна намеренность, все они написаны чисто по бельгийски. Во всем видна тяжесть материи и прозаическая трезвость, то есть те-же свойства, которым уже в XVII веке самобытная фламандская живопись отличалась от голландской того же времени.


  • ШАРЛЬ ХЕРМАНС


    (1839 - 1924)

    At Dawn Spanish Beauty Reunion  of the monks


  • ДЖОЗЕФ ХИДЛЕЙ


    (1830 - 1872)

    View of Glass Lake Poestenkill Glass Lake Poestenkill


  • ЯКОБ КОНРАД


    (1837 - 1923)

    Figures Skating on a Frozen River Winter Landscape with Figures on a Frozen River A Frozen River Landscape A Summer's Day at the Ferry Crossing A Winter Landscape A Winter Landscape With Numerous Skaters On A Frozen Waterway


  • ДЖОЗЕФ ИЗРАЭЛЬС


    (1824-1911)

    Maternityn Waiting by the Shore Self-portrait Fisherwoman in the Landscape Grandmother and Child


  • ХЕНДРИК ВАЙСЕНБРУХ


    (1824 - 1903)

    Along the Canal A Cow Standing By The Waterside In A Polder A Farm On The Waterfront A Summer Landscape With Figures On A Path A Sunlit Townview With Figures Conversing Farmhouses On The Waterfront On The Tow Path Along The River Amstel Laundry Day


  • ФРАНС МОРТЕЛЬМАНС


    (1865 - 1936)

    At The Forge The Carpenter Apple Blossoms and Blue and White Porcelain on a Table Pink Roses In A Vase



 
« Пред.   След. »
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval

Сегодня 21 сентября, четверг
Copyright © 2005 - 2017 БУХАРСКИЙ КВАРТАЛ ПЕТЕРБУРГА.
Страница сгенерирована за 0.000024 секунд
Сегодня 21 сентября, четверг
Информационно-публицистический портал
Санкт-Петербург
Вверх