logo
buhara
 

Ранняя живопись Германии

Holbein the younger/The Ambassadors


 

  • ГЕРМАНСКАЯ ЖИВОПИСЬ
    ВРЕМЕН РЕФОРМАЦИИ


                 Т

  • рогательны жизнеописания немецких художников в XV веке. Итальянские художники вращались в высших сферах жизни, как "певец, что всегда с королем". Немецкий же художник - бедняк, он принадлежит к такому же ремесленному цеху, как седельщики, стекольщики или переплетчики.
                Едва ли можно говорить о каком-либо стиле в германском искусстве XV столетия. Вся задача живописца заключалась в том, чтобы, по возможности, ясно изложить тему, дать строгий урок Закона Божия. Все определенно и добропорядочно, все полно доморощенной благодушной морали.
                Уже то характерно, что
    Мартин Шонгауэр, великий кольмарский мастер, более известен своими гравюрами на меди, чем картинами. Как живописец он не мог высказываться, а потому и прибегал к графическому искусству. Просты и искренни его маленькие изображения Марии в Мюнхене и Вене. Но лучшее, что он вообще создал, это его рисунки.
                Среди мастеров живописи,
    Ганс Гольбейн Старший является единственным настоящим художником, подвижным и многосторонним, с душой и с нервами. В нем жила душа художника, и веростно вследствие этого он чуть не умер с голоду на своей родине. Чем старше он становился, тем все более и более очищался его вкус. Простая красота торжествующе вступает в его искусство.
                Лишь благодаря тому, что северные художники познакомились с Италией, им стала ясна цель их творчества. Сблизившись с Югом, они поняли, что искусство означало нечто высшее, и что задача его не заключалась лишь в метком списывании с природы. Однако, при этом, они не отрешались от характерных особенностей, составляющих прелесть северного искусства еще во времена Яна ван-Эйка. Так как северный характер еще более склонен к фантастическому, чем южный, германские художники пошли еще далее в этом направлении. Об этом можно судить по творчеству такого мастера, как
    Ганс Бальдунг.
                Вместо несуразного нагромождения явилось твердое композиционное построение. Модный костюм был заменен простым идеальным одеянием. Немецкие художники конца XV века не отдавались более случайностям, а создали твердые, теоретически обоснованные нормы.
                
    Альбрехт Дюрер и Ганс Гольбейн Младшийсчитаются величайшими художниками немецкой школы XVI столетия. Невольно хочется сравнить их между собою. Дюрер по существу своему был ученым, он закончил свою художественную деятельность теоретическими научными произведениями. Для Гольбейна теория искусства была совершенно безразлична, и, вероятно, он совсем даже не брал в руки пера. Когда Дюрер уезжал из Нюрнберга, он тотчас же принимался вести дневник и писал длиннейшие письма своим родственникам. От Гольбейна не осталось ни одной строчки ни к друзьям, ни хотя-бы к родной жене.Дюрер никогда не мог бы покинуть своей жены. Он решился даже взять ее с собой в свое нидерландское путешествие. С такой же нежностью он любил и свой родной Нюрнберг. В Гольбейне, наоборот, не было никакого патриотизма и по своему характеру он подходил к космополитическому миру ученых и гуманистов, живших вместе с ним в Базеле. Особенно он сошелся с Эразмом Роттердамским. Дюрер постоянно боялся за Лютера и беспокоился за его участь. Со священным трепетом он зачитывался писаниями великого германского реформатора. Если-же кто-либо играл роль в жизни Гольбейна, так это только Вольтер XVI века - вечно иронизирвавший скептик Эразм.
                 Было бы совершенно правильно назвать Дюрера - Лютером, а Гольбейна - Эразмом германской живописи. Даже в портрете Гольбейна, писанном им самим, проглядывает его насмешливый, склонный к иронии, нрав. Дюрер на своем мюнхенском портрете имеет вид ясновидящего, взор которого упорно устремлен в другой мир. Это Христос, снизошедший к людям. Портрет Дюрера - священный и торжественный, портрет Гольбейна проникнут светским духом.
                 О
    Лукасе Кранахе можно судить как следует лишь по его интимным небольшим картинкам. Другие его произведения, доставившие ему при жизни славу и почести, для нас наоборот имеют мало интереса. Он оставил изображения великих героев мысли XVI столетия, однако приходится сказать, что в его портретах Лютера совсем не выражен пылкий темперамент этого реформатора. Но неожиданно наталкиваешься на такие картины этого мастера, которые по своей чистосердечной интимности и простой вдумчивости, принадлежат к очаровательнейшим произведениям немецкого искусства. При взгляде на эти отдельные картинки, нам кажется, точно в солнечное воскресное утро мы гуляем по цветущим садам и неровным закоулкам какого-то старого немецкого городишки. В этих произведениях царит дух германского романтизма и германской сказки.
                Тонкий знаток Зандрарт, не ошибается, когда называет
    Матиаса Грюневальда немецким Корреджио, очень верно, при этом, определяя художественное происхождение Грюневальда. Корреджио и Грюневальд исходили из одного источника - их духовным отцом был Леонардо. Достоверно неизвестно - был ли Грюневальд в Италии. В произведениях его встречается геральдическая готика, но никогда он не изображал античных орнаментов, колонн и пилястров. Сильное влияние на него имели монументальная простота, мощный размах фигур и широкая величавость одежды в итальянских картинах.
                 Однако Грюневальд не имел непосредственного влияния на германское искусство. Нельзя, например,
    Ганса Бальдунга назвать его последователем, так как стиль этого мастера совсем не соответствует стилю Грюневальда. Все-же, когда в 1512 году, Ганс Бальдунг увидал "Иземгеймский алтарь", чувственность красок Грюневальда и его наклонность к мечтательности произвели на него сильное впечатление.



  • МАРТИН ШОНГАУЭР


    (1450 -1491)

    Adoration of the Shepherds Madonna of the Rose Bower Noli me tangere The Annunciation The Holy Family The Virgin with Infant


  • ГАНС ГОЛЬБЕЙН СТАРШИЙ


    (1460-1524)

    Death of the Virgin Portrait of 34-year-old Woman Portrait of a Woman The Agony in the Garden


  • АЛЬБРЕХТ ДЮРЕР


    (1471-1528)

    Lamentation for Christ Madonna of the Pear Madonna with a Siskin Portrait of a Young Venetian Woman Portrait of Burkard von Speyer Portrait of Johannes Kleberger St. James the Apostle St. Jerome in the Wilderness The Adoration of the Magi The Four Holy Men  The Martyrdom of the Ten Thousand Virgin and Child before an Archway


  • ЛУКАС КРАНАХ СТАРШИЙ


    (1472-1553)

    A Lady (The Wife of Law Professor Johannes Reuss). Madonna and Child Portrait of a Lady Portrait of a Prince of Saxony Portrait of a Woman Portrait of Cardinal Albrecht of Brandenburg St. Anne with the Duchess of Saxony St. Christopher St. Elizabeth with the Patron, Duke of Saxony St. George   The Betrothal of St. Catherine of Alexandria The Dessau Altarpiece of the Princes The Water Nymph Venus and Cupid Virgin and Child in a Grape Arbor Rest on the Flight to Egypt
  • ГАНС БАЛЬДУНГ


    (1484-1545)

    Death and the Maiden Ludwig, Count von Lowenstein Portrait of a Lady The Crucifixion  The Knight, the Young Girl, and Death The Lamentation The Nativity (detail) The Nativity Virgin and Child Woman and Death


  • ГАНС БАЛЬДУНГ


    (1484-1545)

    Death and the Maiden Ludwig, Count von Lowenstein Portrait of a Lady The Crucifixion  The Knight, the Young Girl, and Death The Lamentation The Nativity (detail) The Nativity Virgin and Child Woman and Death


  • ГАНС БАЛЬДУНГ


    (1484-1545)

    Death and the Maiden Ludwig, Count von Lowenstein Portrait of a Lady The Crucifixion  The Knight, the Young Girl, and Death The Lamentation The Nativity (detail) The Nativity Virgin and Child Woman and Death


  • ГАНС БАЛЬДУНГ


    (1484-1545)

    Death and the Maiden Ludwig, Count von Lowenstein Portrait of a Lady The Crucifixion  The Knight, the Young Girl, and Death The Lamentation The Nativity (detail) The Nativity Virgin and Child Woman and Death


  • ГАНС БАЛЬДУНГ


    (1484-1545)

    Death and the Maiden Ludwig, Count von Lowenstein Portrait of a Lady The Crucifixion  The Knight, the Young Girl, and Death The Lamentation The Nativity (detail) The Nativity Virgin and Child Woman and Death


  • ГОЛЬБЕЙН МЛАДШИЙ


    (1497/8 - 1543)

    Meyer Madonna Noli Me Tangere Portrait of Bonifacius Amerbach Portrait of Lady Guildford Portrait of Lais Corinthiaca Portrait of Sir Thomas More Portrait of Unknown Lady with a Squirrel and Starling Portrait of William Warham The Ambassadors


  • МАТИАС ГРЮНЕВАЛЬД


    (1470-80 - 1528)

    Nativity St Anthony Visiting St Paul the Hermit in the Desert St Anthony Visiting St Paul the Hermit in the Desert. Detail St. Sebastian. Detail The Crucifixion. Detail. Virgin Mary, St. John Evangelist and St. Mary Magdalene The Crucifixion. Detail. St. John the Baptist


  • КЛАССИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ В ГЕРМАНИИ

                Много писалось о том, чем обязаны современные народы грекам. Это обязательство, конечно, никем не оспаривается. Но было бы очень поучительно, рассмотреть оборотную сторону медали и показать, как часто традиции древности становились препятствием для развития нового искусства. Все великие художники со времени Джотто становились великими не благодаря древности, а вопреки ей. Леонардо да Винчи никогда не думал основывать свою теорию искусства на чем-либо ином, кроме собственного понимания природы. Микеланджело, создавая Моисея, наверное, не имел в виду греческого Зевса, и только потому Моисей его оригинальное произведение, достойное стать рядом с лучшими произведениями Греции. Гольбейн, Тициан, Рембрандт, Веласкес, Ватто не преклоняли колен перед богами греческого Олимпа. Они спокойно шли своим путем и поэтому были великими мастерами. Но как только искусство теряет связь с природой и перестает самостоятельно пониматьее, так тотчас-же появляется призрак древности и увлекает искусство в пропасть.
                Античное подходит ко всем временам, современное меняется по моде. Благородное и неблагородное - вот к чему сводится контраст между старым и новым. Поэтому нельзя назвать современное искусство благородным: выбирая не античные сюжеты художники становятся простыми ремесленниками. Придать благородство современному также невозможно, как превратить осла в лошадь. Живописно лишь то, что достойно быть изображенным в живописи. Неужели человек с нормальным зрением может найти живописным уродливого или грязного нищего, одетого в тряпье, с большими руками и ногами, с грязным платком на голове. Это можно утверждать только в шутку.
                Такими рассуждениями восставали против Франца Хальса, Рембрандта, Остада и великих пейзажистов. То, что происходило пятьдесят лет спустя в Германии, было последним актом этой драмы. Тени древних греческих ваятелей появились бы, вероятно, в своем загробном странствовании и на берегах Эльбы и Шпрее, если бы в то время не были как раз раскопаны Геркулан и Помпея, открыты развалины Пестума, и не были бы изучены афинские древности, благодаря изданиям Стюарта и Реветта.
                За девять лет до появления своей "Истории искусства" Винкельман, тридцати восьми лет от роду, написал свое первое произведение, "Мысли о подражании греческому искусству", где выразил свой новый идеал в следующей фразе:"Чтобы стать великими, или, если возможно, неподражаемыми в искусстве, следует подражать древним".
                До чего взгляды на искусство изменились с XVI века.
                В то великое время расцвета искусства Альбрехт Дюрер сказал просто и прекрасно:"Искусство находится в природе: кто умеет извлечь его, тот его достиг". Винкельман же говорил следующее:"Можно себе представить только единственное понимание красоты - самое высокое и всегда себе равное". Идеалом красоты признавались греческие статуи - их советовали выставлять в гипсовых слепках в залах академии для изучения - рекомендовалось только "несколько оживлять их мраморный холод".
                От Винкельмана лавина покатилась дальше. К сожалению, даже Гете не вывел впоследствии того заключения, которое логически должно было следовать из его же суждений о современном немецком искусстве. Он вернулся из Италии учеником и последователем Винкельмановских теорий. "Искусство, как произведения Гомера", говорит он, "написаны по-гречески, и глубоко ошибается тот, кто считает искусство немецким".
                "Родина немецкого искусства - Греция" пели в академиях. И это насильственное обращение к идеалам другого народа дало горькие плоды.
                 В истории церкви существует легенда о том, что при рождении Константина раздался голос с неба:"Ныне влился яд в плоть церкви". Этим ядом была для немецкого искусства книга Винкельмана.
                Первой жертвой Винкельмана был
    Антон Рафаэль Менгс: первоначально сильный и большой талант его был совершенно расшатан советами ученого. Среди произведений Караччи интересны лишь те, где наименее проявляется эклектизм и наиболее виден дух XVII века, и Менгс хорош лишь тогда, когда он шел не по следам древних, а бессознательно следовал вкусам своего времени. В картинах Менгса нет никакой слащавости и аффектации, нет приторной мягкости, которая была внесена в искусство его последователями. В лучших картинах, как например, в собственном портрете в Мюнхенской галлерее он является одним из лучших портретистов XVIII века.


  • АНТОН РАФАЭЛЬ МЕНГС


    (1728 - 1779)

    Charles III Charles IV as Prince Ferdinand IV, King  of Naples Maria Luisa of Parma Maria Luisa of Parma Perseus and Andromeda Self-Portrait The Adoration of the Shepherds


  • КАСПАР ДАВИД ФРИДРИХ

    (1774-1840)

    The Wanderer Tree with Crows Periods of Life Die Kreidefelsen von Ruge... Der Einsame Baum, 1823


  • ФРАНЦ ВИНТЕРХАЛЬТЕР


    (1805-1873)

    Albert Edward, Prince of Wales Emperor Napoleon III Empress Elisabeth Empress Eugenie Portrait of Empress Eugenie Surrounded by Her Maids of Honor Portrait of Mme. Rimsky-Korsakova Prince Albert Queen Victoria The Family of Queen Victoria Queen Victoria



 
« Пред.   След. »
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval

Сегодня 25 июля, вторник
Copyright © 2005 - 2017 БУХАРСКИЙ КВАРТАЛ ПЕТЕРБУРГА.
Страница сгенерирована за 0.000029 секунд
Сегодня 25 июля, вторник
Информационно-публицистический портал
Санкт-Петербург
Вверх