logo
buhara
 

Ранняя живопись Испании

Диего Веласкес/ Вакх (Пьяницы)



  • ЖИВОПИСЬ ИСПАНИИ

              В

  •  испанском искусстве живет испанская религиозность.Страстность и фанатический аскетизм, мрачно-мечтательная чувствительность и историческое молитвенное усердие сочетаются в церковных картинах с беспримерной натуралистической силой. Но и портретная живопись нашла в феодальном правлении, каким было испанское со своими грандами и иерархами, почву, как нигде. Возникли те портреты, в которых торжественная грандецца и вялая усталость, величественность и безумие слились в неописуемое целое.
                
    Джузеппе де Рибейра был человек энергичный и смелыи. Из всех мастеров XVII столетия он самый могучий натуралист, произведения которого по своей мощи и силе имели большое влияние на многих художников XIX столетия.
                Как Караваджио под видом мадонн и апостолов изображал толстых обитательниц римских предместий, и сухопарых носильщиков, так Рибейра писал торговок и старых мужиков железного телосложения и с обветренными лицами. Мрачный инквизиторский дух испанской иерархии находит выражение в его картинах мученичеств. Но тот-же самый человек, в других случаях удивительно изображал душевные восторги своих героев, душевная утонченность которых и сияющая светопись не были превзойдены ни одним итальянцем.
                По этому пути Рибейры пошли и его последователи, которые действовали уже не в Италии, а у себя на родине.Почва была подготовлена и целый ряд великих художников возвестил с натуралистической силой то, что Рибальта и Роэлас высказывали в формах Возрождения.
                
    Франсиско Сурбаран художник клерикализма и монашества. Перед его картинами чувствуешь себя в мрачной монашеской келье. На соломенном стуле лежит Библия с напечатанными громадными черными и красными буквами. И среди этой строгой обстановки движутся серьезные фигуры в белых шерстяных рясах со складками, с орденским крестом на груди, люди, которые в своем одиночестве разучились говорить, беседуя только со святыми небожителями. Но даже и эти произведения только жалкие образцы его искусства. Только когда будет обнародовано то, что хранится в церквах Севильи и в замках на скалах Эстремадуры, тогда Сурбаран будет доступен для истории искусства и оценен по достоинству.
                Год спустя после Сурбарана родился
    Диего Веласкес и быть может как раз этих двух художников соединяет и духовно самая тесная связь. Большинство других испанцев утопало в трагической муке и бурном экстазе. У Веласкеса, как и у Сурбарана, нет ничего знойного. Общая их основная черта - царственное спокойствие. Рахница между ними лишь в том, что из двух основ испанского государственного строя, церкви и грандства, в произведениях Сурбарана больше отражается могущество церковное, в произведениях Веласкеса - рыцарское.
                У него инстинктивное отвращение ко всяким колористическим крайностям. У него нет ни ослепительных красок, как у Рубенса, ни эффектов светотени, как у Рембрандта, и вообще ему неизвестно какое-либо интересное освещение. Он пишет только холодноватый серебрянный тон обыкновенного дневного света. Его колористическая воздержанность так велика, что во времена асфальтовой живописи про него говорили, что он не понимает красок, потому что все его картины одноцветны. Также как краску, он отрицает и кисть. Если мазки Хальса производят впечатление ударов сабли, у Веласкеса совсем не заметно самих приемов. Действие достигается, а какими средствами - неизвестно. Веласкес писал свои картины ничем, одной волей, пишет Менгс.
                Когда в 1660 году Веласкес умер, его хоронили как какого-нибудь гранда. С ним похоронили и мадридское искусство. Только в Севильи еще в это время есть великие мастера. Как раз в Испании догмат об осенении Марии Святым Духом стал главным пунктом культа. Все художники Севильи прославили христианскую мистерию. Но никто не делал этого чаще, чем
    Бартоломео Мурильо. Мария возносится не на облаках, как это изображалось на итальянских картинах Успения. Она спокойно парит в эфире, который наполнен блистающим золотом, как оплодотворяющей солнечной пылью. И глаза ее смотрят не с восторженным страстным желанием, как на итальянских картинах. Они глядят с удивлением, как глаза ребенка, смотрящего в лучезарный блеск Рождественской ночи.
                Мурильо работал для культурных кругов большого города. Его картины в Севильском госпитале можно было бы назвать благотворительными концертами, он в них напоминал богатым о труждающихся и обремененных. Мурильо, художник старой испанской буржуазии, говорил на понятном языке с буржуазией XIX столетия, завоевал сердца теми же свойствами, которые сделали в прежние времена любимцами своей эпохи Пальму Веккио, позднее Анжелику Кауфман, Фритца Августа Каульбаха и Натанаэля Зихеля.
                Мурильо закончил столетие. После него самым значительным живописцем не только в Испании, но и на всем европейском континенте станет
    Франсиско Гойя, творчество которого станет как бы водоразделом между старой классической и новой живописью.


  • ЭЛЬ ГРЕКО


    (ок.1541 - 1614)

    Laocoon Portrait of a Nobleman with His Hand on His Chest St. John the Evangelist and St. Francis St. Louis King of France with a Page St. Mary Magdalene St. Paul and St. Peter Study of a Head The Agony in the Garden The Agony in the Garden  The Coronation of the Virgin The Despoiling of Christ (El Espolio) The Holy Family


  • ДЖУЗЕПЕ ДЕ РИБЕЙРА


    (1591-1652)

    Archimedes Christ in the Crown of Thorns Jacob's Dream St. Francis St. Jerome and the Angel of Judgment St. Jerome Hears the Trumpet St. Paul the Hermit The Deposition The Holy Family The Penitent Magdalen


  • ФРАНСИСКО ДЕ СУРБАРАН


    (1598-1664)

    Apostle Andrew Childhood of the Virgin Don Alonzo Verdugo de Albornoz Our Lady of Immaculate Conception St. Anthony Abbot    St. Apollonia St. Casilda St. Elizabeth of Portugal St. Francis Kneeling St. Margaret St. Rufina The Death of St. Bonaventura The Ecstasy of St. Francis The Immaculate Conception The Virgin


  • ДИЕГО ВЕЛАСКЕС


    (1599—1660)

    A Dwarf Sitting on the Floor (Don Sebastian de Morra?) Дама с веером Конный портрет герцога Оливареса Конный портрет Филиппа IV Королева Изабелла Портрет инфанты Маргариты Портрет папы Иннокентия X Портрет Хуана Австрийского Принесение Иакову одежды Иосифа Сдача Бреды Христос в доме Марфы и Марии Philip IV in Brown and Silver Queen Isabel, Standing Venus at Her Mirror Mars Infanta Maria Teresa Infanta Margarita Mercury and Argus  The Waterseller in Seville The Buffoon Calabazaz (Calabacillas)


  • БАРТОЛОМЕО МУРИЛЬО


    (1618-1682)

    Annunciation Madonna and Child Madonna in the Clouds Old Woman with a Distaff Our Lady of the Immaculate Conception Rest on the Flight into Egypt The Assumption of the Virgin The Baptism of Christ The Good Shepherd The Little Fruit Seller The Prodigal Son Feasting with Courtesans The Prodigal Son Feeding Swine


  • ФРАНСИСКО ГОЙЯ


    (1746-1828)

    The Duke of Wellington A Woman Reading a Letter Charles IV and His Family Dona Isabel de Porcel Gaspar Melchor de Jovellanos Girl with a Jug. (Aguadora) Girl with a Jug. (Aguadora). Detail La cometa (The Kite) Mariano Goya, the Artist's Grandson Portrait of Antonia Zarate    Portrait of Mariana Waldstein Portrait of Ramon Satue Portrait of the Bullfighter Pedro Romero Portrait of the Countess of Chinchon Portrait of the Duke of Wellington Powder Factory in the Sierra Self-Portrait The Clothed Maja (La Maja Vestida). The Fall (La Caida) The Nude Maja (La Maja Desnuda)



 
« Пред.   След. »
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval

Сегодня 19 октября, четверг
Copyright © 2005 - 2017 БУХАРСКИЙ КВАРТАЛ ПЕТЕРБУРГА.
Страница сгенерирована за 0.000045 секунд
Сегодня 19 октября, четверг
Информационно-публицистический портал
Санкт-Петербург
Вверх